Любовь во мраке. Шаг во тьму

Размер шрифта: - +

Глава 6

Катя нажала кнопку вызова лифта и вошла в тесную кабину. Ее трясло от негодования. Марья Семеновна всегда казалась вежливой, безобидной и умной женщиной. Но, как выяснилось, старость все-таки взяла свое и, словно плесень проросла в сознании.

     Кто такой Маркус по мнению бедной старухи? Зло? Сын дьявола? Демон? Бред!

     Но какая-то часть разума Кати была готова согласиться, что с иностранцем действительно что-то не то…

     Поднявшись на нужный этаж, она вошла в квартиру и, выравнивая дыхание, прижалась спиной к двери.

     Только успокоившись, она сняла куртку и сапоги и прошла в комнату, где на диване сидела мать. Она была одета в черные брюки и кремовую блузу. Волосы собраны в аккуратную прическу на затылке. Рядом лежала папка с материалом для работы. Но мать не спешила ехать в музей и отрешенно смотрела в сторону окна. Елена Николаевна была заметно подавлена.

     Катя присела рядом и накрыла ее правую ладонь обеими руками. Сердце сжалось – всегда больно видеть, как переживает мама.

     – Как Маша? Приходил врач?

     – Саша был... – пустым голосом ответила мать. – Осмотрел Машу, сказал, что трудно сразу распознать диагноз без обследований и анализов. Но предположил, что у нее малокровие. Сказал – об этом говорят все симптомы болезни: побледнение кожных покровов и слизистых оболочек, ослабление сердечной деятельности, падение пульса, головокружение, слабость... Для установления точного диагноза требуется сдать анализ крови и что-то еще... Но сегодня воскресенье и придется ждать завтра, чтобы отвезти ее в больницу, – голос матери сорвался, и она закрыла лицо ладонью, чтобы скрыть слезы.

     От жалости и боязни за сестру по лицу Кати тоже потекли теплые и соленые дорожки слез. Она обняла Елену Николаевну и крепко прижалась к ней, успокаивая:

     – Пожалуйста, не плачь. С Машей все будет хорошо. Скорее всего, у нее просто дефицит железа и нужно его восполнить.

     – Слишком резкая перемена к худшему, это меня и беспокоит больше. Анемия может еще возникнуть из-за отравления и ряда различных заболеваний, весьма серьезных. Малокровие также бывает от сильной потери крови. Но это можно исключить, нет источника кровотечения. Более того, месяц назад Маша проходила медицинское обследование, и сказали, что она на редкость здоровая девушка.

     – Бесполезно гадать. Точный диагноз скажут только анализы. Она поправится. Если бы все обстояло хуже, Саша вызвал бы скорую, и Машу отправили бы в больницу. А ему можно доверять, он хороший врач. Сама его хвалила.

     –Ты права. Я зря поддаюсь панике и думаю самое страшное, – Елена Николаевна вытерла слезы тыльной стороной ладони. – Просто очень сильно люблю вас обеих и переживаю. От одной мысли о том, что с вами может произойти несчастье, сердце едва не останавливается.

     – Мы тебя тоже любим и не хотим, чтобы ты волновалась и этим портила себе здоровье, – Катя бросила взгляд на папку. – Иди на работу и не переживай, если что случится, я сразу позвоню. Но уверена, все будет в порядке. Ты говорила – поступило много новых экспонатов, и нужно их срочно разобрать и сделать несколько переводов. А отпросилась ты только на полдня. Не гневи начальство. К тому же любимое занятие поможет отвлечься.

     – Катя… я не могу… – начала мать.

     – Можешь, – прервала она. – Я буду с Машей, уверена, к вечеру ей станет лучше.

     – Я постараюсь вернуться как можно раньше, – Елена Николаевна взяла папку и обняла Катю. – Я буду звонить периодически. Не убирай далеко телефон.

     – Хорошо.

 

*    *     *

 

     Маша проснулась сразу же после ухода матери. Пользуясь моментом, Катя попыталась заставить сестру поесть, что оказалось довольно трудно. Она упорно отказывалась от еды, ссылаясь, что не голодна. После бурной перепалки все же удалось заставить ее проглотить несколько ложек куриного супа. Затем Маша вновь уснула.

     Помимо болезни, Катю насторожило поведение сестры. Что-то в ней едва уловимо изменилось. Она в одночасье стала раздражительна и капризна. На нее не похоже. Случалось, Маша болела гриппом и валялась в кровати с высоченной температурой, но при этом не злилась и не гнала вон из комнаты.

     Катя вернулась в свою спальню и села на подоконник. Небо посерело, солнце исчезло. Того и гляди, пойдет дождь или выпадет первый снег.

     Она провела пальцем по стеклу. Вспомнился Маркус. Их прогулка.

     Когда иностранец не бросал саркастичные фразы, не насмехался, он казался привлекательным не только внешне, но и в общении, пусть и оставался опасным.

     Выпадет ли еще ей шанс разгадать его, понять, какой он на самом деле?

     Скорее всего, нет. Он пригласил ее только из-за скуки. Больше на пороге его можно не ждать. Оно и к лучшему. Отношения с Маркусом принесут лишь боль. Он – птица слишком высокого полета. Ему интересны другие девушки – раскованные, уверенные в себе, а внешне – модели с обложки модного журнала.

     Несмотря на доводы рассудка, Катя хотела увидеть иностранца еще хоть раз.

     С неба посыпались снежинки. Вот и первый снег. Только он больше не вызывал восторга, как в детстве. Не напоминал о главном празднике – Новом годе.



Светлана Смирнова

Отредактировано: 18.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться