Любовь янтарной ведьмы

Размер шрифта: - +

Потерянная мана и польза прогулок. Часть 2

— Как-то я не заметил, чтобы ты сильно удивилась тогда. 

— Да у меня чуть инфаркт не случился! — Роза возмущенно размахивала перед собой вилкой, словно это могло доказать правдивость сказанных слов, — я была уверена, что сошла с ума! Вот представь: ты просыпаешься среди десятков цветов, извиняюсь, в позе кадавра [1], а когда поднимаешься из всей этой погребальной красоты, видишь рядом милого котика, который, к слову, вдруг заговаривает с тобой по-человечески!!!

— И? Хочешь сказать, ты ни разу до этого не видела говорящих животных? Это же нонсенс. Все магические существа умеют разговаривать. Это же закон мира.

— Ну не знаю, как здесь, — Роза картинно посмотрела на мага и отломала кусочек багета, — но в моем мире говорящих зверей не существует.

— Что, прям совсем? — Айриус недоверчиво прищурился.

Сидя на другом конце длинного обеденного стола, маг уже начинал чувствовать жар от солнечных лучей, упрямо пробивавшихся сквозь широкую щель между тяжелыми плотными занавесками. 

— Да, совсем, — насупилась Роза. 

Подобная реакция кота ее порядком нервировала. Который раз они уже так спорили ни о чем на ровном месте?

— Ахаха! — Раздалось вдруг у двери.

«Лукас, — вздрогнула ведьма, — я совсем о нем забыла! И когда только он успел прийти сюда?!»

Почувствовав на себе взгляды, парень немного смутился:

— Прошу прощения, что прервал вашу беседу, — тут же постарался сдержать он невольную улыбку, — но вы так здорово ладите!

Роза украдкой глянула на Айриуса: тот мрачно смерил гостя тяжелым взглядом и, кинув презрительно-высокомерное «я к себе», тут же отправился по своим делам.

На минуту в столовой повисло неловкое молчание. Ни Роза, ни полукровка не знали, что сказать, и лишь наблюдали, как кот, неспешно вышагивая, скрылся во мраке дворцовых коридоров.

— Не обращай внимания, с ним иногда бывает, — первой нарушила тишину Роза, жестом приглашая гостя к столу, — но все равно Айриус добрый, хоть и вредный иногда.

— Благодарю, — Лукас на удивление плавно и грациозно занял свое место возле ведьмы и начал трапезу.

Было весьма неожиданно видеть, как бывший узник-полукровка, израненный и брошенный всеми умирать, манерно, словно граф, ест поданные блюда, пусть и очень скромные (хоть в своем мире, хоть здесь, Роза так и не научилась толком готовить).

Поняв, что слишком пристально наблюдает, ведьма тут же отвела взгляд к себе на тарелку.

После недавнего разговора с Айриусом хорошее настроение, словно утренний туман над широким полем, мигом развеялось. Теперь ведьме ничего не хотелось делать, ни о чем не хотелось думать. Она вдруг почувствовала сильную усталость и навалившуюся в одночасье тоску.

«Когда, наконец, я смогу вернуться домой?»

Маленькая квартира на окраине города, шум и запах столичного метро, бездомная пестрая кошка у административного здания больницы — сейчас на ум пришло все, от чего сердце заныло и заболела душа. Роза скучала. Ужасно скучала по родному миру. Но более этого ей было страшно. Она безмерно переживала за оставшихся там родителей.

«Интересно, как они? Надеюсь, с ними все хорошо», — Пронеслось в голове.

Пожалуй, это были единственные люди во всей вселенной, за которых ведьма всегда искренне волновалась. Она никогда не была особенно к кому-то доброй, мягкой или ласковой, часто со всеми ругалась и спорила. Порой, даже позволяла себе срываться на ближайших родственниках. Но сейчас она жалела. Ужасно жалела о том, чего не смогла бы исправить уже никакой ценой.

На щеке вдруг почувствовалась мягкая ткань: Лукас аккуратно старался стереть так некстати нагрянувшие слезы. Но они лишь сильнее хлынули из глаз, не давая и шанса сохранить самообладание.

Роза взяла своей рукой салфетку и, прикрыв ею раскрасневшееся лицо, отвернулась к окну. Рыдать на виду у кого-то она не привыкла, поэтому единственное, что хотелось сейчас сделать — это убежать, скрыться от чужих глаз и забиться в самую глухую безлюдную чащу на задворках мироздания.

Видя такую внезапную перемену в настроении ведьмы, Лукас благоразумно молчал, давая ей время, чтобы успокоиться и прийти в себя. Роза напоминала ему любимую старшую сестру: такая же светлая, бойкая, но ранимая и нежная душа.

С Эвелин они познакомились на дебюте, когда отец решил представить единственную дочь высшему обществу. Тогда Лукас также, как и сейчас, сидел за одним столом с первым поверившим в него человеком, еще не зная, какую ужасную судьбу выбрал для них король.

Роза шмыгнула носом. Она на мгновение замерла, словно собираясь с духом, а затем повернулась к гостю.

— Прошу меня простить за столь непрезентабельный казус, — сказала она уже более спокойно и сдержанно, глядя на Лукаса.

— Не знаю, что произошло, — то ли нарочно, то ли нет, он сделал заметную паузу, — но, полагаю, слезы не лучшее решение, вы так не думаете?



Призрачный ветер

Отредактировано: 14.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться