Любовь заказывали?

Font size: - +

Глава 30

P.O.V. Дин

Я нетерпеливо рассматриваю белый потолок, то и дело оглядываясь на дверь. Где же она? Как же я не люблю ждать в такие моменты. Я закрыл глаза, представив перед собой её нежный образ. Улыбка расплылась по моему лицу, когда в моей голове звучали её слова. Я так хотел побыстрее обнять её, зарыться пальцами в её шелковистые волосы, вдыхать их аромат.

Я слегка поежился от неприятной дергающей боли в плече. Мысли мои путались. Я не знал кто мог это сделать. Кому я так не угодил? Кто хотел меня устранить? Но ,зарываясь поглубже в свой мозг, я понимал, что недоброжелателей было море и в основном это было связано с кампанией отца. Я давно подозревал, что отец играет не по правилам. Его компания поднялась так быстро совсем не из-за добрых дел. Отвращение, подступающее к моему горлу, теребило и мучило меня. И это отвращение я испытывал к самому себе...

Откинув легкие простыни, я слегка поднялся, осматривая прозрачную капельницу. Отдернув её от своей вены, из которой тут же просочилась алая кровь, я скинул ноги на пол. Так паршиво я давно не чувствовал себя, но желание увидеть её было сильнее меня. Мне было плевать на боль в грудной клетке, я хотел вновь насладиться её улыбкой. Больничные штаны неудобно сползали с меня, заставляя постоянно подтягивать их. Неуклюже облокотившись о край тумбочки, я всё же встал на ноги, преодолевая дикую слабость в мозгу. Плечо болезнено запульсировало, заставляя скорчиться от жгучей боли, но я не остановился. Я должен её увидеть, должен услышать, должен поцеловать...

Я не могу так долго ждать, я и так потерял много времени и теперь хочу его вернуть, вернуть его вместе с ней. Преодолевая усталость в ногах, я неуклюже зашагал по больничной палате к выходу. Надеюсь назойливые мед-сестры не заметят меня и не пристанут. Я слегка толкнул дверь, держась одной рукой за больное плечо. Запах лекарств ударил мне по мозгам. Дверь с легкостью распахнулась, открывая мне путь на её поиски. Но я тут же оторопел, когда за дверью увидел её безжизненное бледное лицо. Она сидела напротив двери, наклонив свою голову набок. Её красные глаза больно отозвались в моем сердце и я поспешил выйти к неё.

- Джорджи, что с тобой?

Девушка обомлела, увидев меня, еле стоящего на ногах. Она быстро вскочила, слегка попятившись от меня. Что с ней происходит? Ее холодное лицо вызвало у меня сильную дрожь в груди. Мою Джорджи будто подменили. Я никогда не видел её такой истощенной и убитой.

- Дин? Что ты... - она удивленно залепетала своим нежным голосом. - Тебе нельзя вставать! Что ты делаешь? Немедленно, вернись в палату.

Как же мне не хватало её заботы, но потерянный вид девушки, вызвал во мне колющую тревогу.

- Что с твоим лицом? Почему ты такая заплаканная? Тебя кто-то обидел?

- Нет! - резко ответила она. - Меня никто не обидел! Вернись пожалуйста в палату!

- Но я хочу побыть с тобой...

- Дин, прошу, послушайся меня, - её сожаление в голосе меня совсем не обрадовало.

Я предостерегающе осмотрелся по сторонам, не понимая, что с ней стряслось.

- Хорошо, я вернусь в палату, если ты мне расскажешь, что с тобой происходит.

Девушка неуверенно кивнула головой, пряча от меня свой взгляд. Я заметил,как дрожат её губы, как вздрагивают её пальцы. Она буквально тряслась и в душе моей закрался кошмарный страх.

- Дин, прошу ляг в постель, - озабочено просит голубоглазая.

Я слушаюсь её, преодолевая пульсирующую боль в плече, тревожно ложусь, не отрывая от неё своих глаз.

- Я ухожу, Дин, - с какой-то горечью произнесла она, повернув свою голову в сторону.

Она упорно не хотела смотреть мне в глаза. Я слегка был ошарашен, но мягко ответил:

- Хорошо, но завтра ты придешь?

- Дин, ты не понял, я ухожу насовсем, - её голос вздрогнул.

Её слова ударили в мою грудь. Физическая боль вмиг испарилась, к ней на с мену приходило нарастающее душевное страдание. Я сразу же подорвался с места, позабыв о своем недомогании. Я вскочил на ноги, приближаясь к ней, но её кричащие слова выстроили передо мной кирпичную стену.

- Нет, не подходи ко мне!

- Почему, почему? Джорджи, милая... - я попытался сделать шаг к ней, я хотел заключить её в свои объятия, навсегда, хотел её прижать и больше не отпускать.

- Нет, Дин, не смей приближаться! Я хочу просто с тобой попрощаться.

- Просто попрощаться? - я яростно сжал кулаки, разглядывая её холодное лицо.

Внезапно она кинула на меня свой стеклянный взгляд и я сразу же обомлел. Что случилось с моей Джорджи? Её холод ломал мои кости.

- Да, Дин, просто попрощаться. Нужно было это сделать раньше, но я больше не хочу с тобой видится.

- Ты лжешь, - с надеждой в голосе ответил я. - Я не могу тебя отпустить, нет, прошу, не причиняй мне такую боль...Ты любишь меня, я знаю...

- Нет! Я не люблю тебя!

- Но твои слова в маш... - но я не договорил, её ледяной голос перерезал все мои слова.

- Я, просто, испугалась. Я не люблю тебя, Дин! Ты мне не подходишь, слышишь?! Мы с тобой очень разные, как небо и земля!Спасибо тебе за все, что сделал, но теперь оставь меня в покое! Я больше не хочу с тобой общаться, я забуду тебя и ты забудь...

Она бросила свои резкие слова, которые раскромсали меня на части. Я ошеломленно стоял, не произнося ни слова. Джорджи последний раз бросила на меня свой взгляд, который для меня был таким нужным, таким родным и теплым. А теперь от него осталось только колкость, неприязнь и резкость. Девушка быстро повернулась и вылетела из палаты, оставляя меня одного. Оставила меня погибать и я погибал... Оглянув пустую комнату, я внезапно закричал, закричал, так словно моё сердце заживо вырывают из груди, не смотря на все мои чувства. Мой дикий вопль перерастал в душераздирающие стоны. Я словно озверел, начиная крушить все вокруг. Капельница с токсичными лекарствами полетела в стену, разбиваясь на тысячу осколков, которые попадали в меня, приводя в глубокое безумие. Я смахнул все лекарства с тумбочки,и с грохотом опрокинул её на пол. Я обезумел, но думал, что именно это мне поможет сейчас склеить разбитые чувства. Мои крики причиняли в груди острую боль, но я не прекращал. Я стонал, как дикий зверь, которого добивали безжалостные охотники. Ощутив влагу на своих глазах, я безжизненно закрыл веки, упираясь о бездушную стену. Я впервые ощутил на своих щеках слезы, они вероломно истязали мою душу. Я тихо погибал, вспоминая её холодное, как лед, лицо, ее слова, резкие, как пуля, пронзившая моё тело.



Кристина Кристенсен

Edited: 14.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: