Любовь Жнеца.

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Карен, молча стояла у гроба своего любимого и просто не могла поверить, что это все происходит с ней. Прощальная речь произнесена, слова сочувствия высказаны и теперь бездыханное тело опускают в землю… навсегда. Взяв небольшую горстку земли, девушка кинула её на бордовую крышку гроба и, прижав платок к губам, заплакала. Повернувшись, Карен медленно побрела по кладбищу, больше не в силах этого выносить. На погребение усопшего пришла лишь молодая вдова. Даже родители не смогли похоронить сына, так как старший попал в аварию и теперь находился в коме. 

Внезапно над головой послышался оглушающий крик ворона. Птица приземлилась на надгробие одной из могил и уставилась на девушку. Карен медленно попятилась и, развернувшись, быстрым шагом направилась прочь, гоня все ужасные мысли, что водопадом захлестали по сознанию. Птица, словно не желая сдаваться, перелетала с одного надгробия на другое, преследуя её. 

Оглядываясь, девушка все больше ускоряла шаг, пока не врезалась в чью-то широкую грудь. Приятный запах одеколона тут же бросился в нос, давая вспомнить своего спасителя. Черная атласная рубашка уже была знакома девушке, подняв глаза, она признала в мужчине его. Он взволнованно посмотрел Карен в глаза, после чего достав чистый платок, протянул.

Девушка спешно вытерла слезы, после чего убрав с лица прядь растрепавшихся волос, осмелилась заговорить:

- Простите, просто я увидела птицу и испугалась.

Мужчина, чуть улыбнувшись, тихо ответил:

- Ворон?

- Да, он просто… Не обращайте внимания, - улыбнулась девушка и чуть нахмурившись, спросила, - а что вы здесь делаете?

Мужчина указал на одно из надгробий, которое отличалось от всех остальных своей громоздкостью. У них с роду не было положено хоронить людей, выделяя их надгробием, но, по всей видимости, тут покоился кто-то очень влиятельный, ну или просто богатый.

- Моя знакомая здесь похоронена, - он посмотрел в небо, где кружила птица и, кивнув в её сторону, все так же спокойно сказал, - не беспокойтесь, это мой ворон. По всей видимости, вы ему понравились.

Карен испуганно моргнула, нервно перебирая в голове имена, стараясь вспомнить, то, которое принадлежит её кареглазому собеседнику. Не найдя нужного, она дрожащим голосом произнесла:

- Не сочтите меня ненормальной, - мужчина улыбнулся. – Просто эта птица меня словно преследует. Дома, на работе… здесь, - пожала она плечами, проклиная себя за излишнюю откровенность.

Последний раз она заикнулась про ворона своей гувернантке, которая тут же уволилась и написала письмо в службу психологической помощи. После этого случая, когда девушке пришлось проходить разнообразные тесты и анализы, она никому не зарекалась про птицу. 

- Наверное, все потому, что мы соседи, Карен, и работаем на соседних улицах, - тут же все объяснил он.

- Вы… - девушка прикрыла лицо руками. – Боже, а я живу и ничего вокруг не замечаю, даже имени не могу вспомнить, простите…

- Ален, я просто вам тогда так и не сказал имени… Приступ… сами понимаете, - пожал он плечами, перекладывая кожаные перчатки из одной руки в другую. 

Девушка потупила взгляд в землю, вспоминая, что пережил мужчина тогда, лежа у неё на газоне. Ален, положив руку девушке на плечо, тихо сказал:

- Соболезную вам, вы же тут…

- Мой муж… - помогла она Алену с выводом.

Он чуть сжал плечо девушки, понимая, что лично виноват в его смерти. Сочувственно заглянув в её глаза, он почувствовал, как по спине пробежали мурашки. Оглянувшись, он увидел пожилого мужчину – это была душа, которая ожидала внимания от жнеца, чтобы перейти в мир иной. Закрыв глаза, мужчина вздохнул.

- Простите, Карен, но мне надо идти.

Девушка всмотрелась в его взволнованное лицо, понимая, что тут что-то не то.

- С вами все в порядке?

- Да, конечно, - стараясь как можно дальше отойти от девушки, махнул он рукой. – До свидания.

Ален срываясь почти на бег, завернул за угол церкви, которая оказалась по случаю совсем рядом и, посмотрев на появившегося перед ним старика, кивнул. Душа, словно проделывала это каждый день, просто прошла сквозь мужчину, превратившись в легкую дымку, которая медленно паря стала подниматься в небо. 

Тело Алена пронзила ужасающая боль. Застонав, он упал на колени и, согнувшись, схватился за живот. Грудь сдавило с такой силой, что казалось, вот-вот его грудная клетка проломится под натиском давления. Внезапно мужчина услышал до звона в ушах любимый голос.

- Ален, что с вами? Ален!

К нему подбежала Карен и, упав на колени рядом, попыталась заглянуть в лицо. Мужчина не в силах что-то сказать, сел на землю, облокотившись о стену. Карен достала телефон, чтобы набрать номер службы спасения, но мужчина положил дрожащую руку на её ладонь и сквозь ослабевающую боль, выдавил:

- Не надо.

Девушка с сочувствием посмотрела на него и, убрав телефон в карман своей куртки, села рядом. Она не знала, почему так волнуется за мужчину, наверное, это просто благодарность, а может, таким образом, Карен просто отвлекалась от своего горя. 

- Вы ушли, чтобы я не видела этого? – спустя несколько минут спросила она.

Ален посмотрел на девушку, которая, не мигая, разглядывала его, сопереживая всем сердцем.

- Не самое лучшее зрелище, не правда ли? – улыбнулся он.

Голос мужчины все еще дрожал, но боль практически стала незаметной и постепенно сходила на нет. Карен нахмурилась.

- Что с вами? Это какая-то болезнь?

- Если бы я знал… - посмотрел на неё Ален. – Врачи не знают причину, первое время ставили невралгию, но не те симптомы… Я не хожу в больницу, просто терплю. 

- Но… - девушка резко поднялась. – Так нельзя! Вы себя загубите, нужно найти хороших врачей, поехать в какую-нибудь клинику, лечь на обследование…

- Карен, - улыбнулся жнец, медленно поднявшись и отряхнувшись своими перчатками. Одной рукой он все еще держался за грудь, которую слегка ломило от прохождения души. – Все в порядке.

Ален не впервой слышит эти слова. Все его уговаривали лечь на обследования, сдать анализы и даже слетать к специалистам в Германию. Жнец привык и старался как можно быстрей перевести тему, на что люди считали его просто безответственным идиотом, который не ценит свою жизнь.

- Но… - растерялась девушка, не понимая такого безрассудства.

- Карен! – послышался оклик её подруги Рейчел.

Она стояла на дороге у такси. Подруги договорились, что Рейчел заберет Карен с кладбища, ведь после похорон она будет не в самом лучшем состоянии, чтобы нормально добраться до дома. Девушка смутившись, дотронулась до руки Алена.

- Простите, мне пора…

- Не смею задерживать, - улыбнулся он.

Девушка, поежившись от промозглого ветра, развернулась и пошла в сторону махающей подруги, которая на долю секунды всматривалась в лицо Алена. Мужчина чуть кивнул ей, тем самым поздоровавшись, пошел обратно к могиле, куда так и не дошел десятью минутами ранее. 

У огромного памятника уже сидел ворон, широко раскрывая клюв, словно в нетерпении от предстоящей встречи. Ален обогнул серого ангела, что много веков возвышался над землей, провел пальцами по табличке, где золотыми буквами было написано: «Я словно б мертв, но миру в утешенье, я тысячами душ живу в сердцах…».

- Госпожа, - тихо сказал он, и перед ним появилась сама Смерть.

Она, поджав губы, улыбнулась ему и, осмотревшись по сторонам, вопросительно посмотрела на своего вестника. Как всегда смерть была превосходна, и смотреть на неё можно было лишь с восхищением. Все жнецы смотрели, но не Ален. Этот жнец был единственным из всех, кто не замечал Смерть, он единственный, кто любил и единственный, кто скучал по обычной жизни. 

- Я вновь видел этого мужчину, - безразлично взглянул он на Смерть. - Он мне снился.

- Это плод твоих воображений, - спокойно ответила красавица. – Ты просто много думаешь о том, что проклят и это проклятье можно снять. Ален, - положила она свою нежную руку ему на щеку, - это дар. Дар, который ты должен принять и идти своим путем, своей судьбой.

Мужчина хмыкнув, убрал руки в карманы. Потупив взгляд в землю, он так и не решился сказать, что все же верит в то, что ему говорит незнакомец во снах. Точно так же его позвала Смерть, а теперь зовет он и Ален не в силах решиться на очередной шаг, который наверняка понесет после себя необратимые последствия. 

- Ален, - вновь заговорила Смерть. – Ты должен перестать общаться с ней. Ты знаешь правила – никаких близких. 

- Я не превышаю рамок дозволенного, - спокойно ответил мужчина, осмотревшись по сторонам, проверяя, чтобы никто не видел, как он говорит с памятником, ведь смерть была видна лишь ему. 

- Если ты еще раз приблизишься к ней, мне придется принять меры, - продолжала давить на него женщина.

Смерть раздражалась его безразличию к ней и безразличию к правилам. Он не имел права так говорить с ней, но она позволяла, не смотря на то, что сама не следует правилам. То, что Смерти однажды придется поквитаться за такие нелепые допущения, злило её еще больше.

- И какие же? – не прекращал стоять на своем жнец.

- Какие принимала и раньше, - в потоке ярости выкрикнула она и, округлив глаза, сделала шаг назад.

Смерть сказала то, что так долго таила от своего жнеца. Ален зло посмотрев на неё, сделал шаг вперед.

- Это ты их всех убила? – спросил он и, потеряв какой либо самоконтроль, схватил девушку под руку. – Говори! – тряхнул он её.

Смерть вырвала свою руку и отошла от жнеца. Поправив свои волосы, она посмотрела на ворона, который с интересом наблюдал эту небольшую перепалку.

- Да, я, - тут же подскочив к Алену, она взяла его за руки. – Я пыталась оградить тебя от неё, чтобы ты перестал ходить, чувствуя свою вину в происходящем! Я не хотела навредить тебе и делала все, что в моих силах! 

Ален одернул руки, после чего надел свои перчатки и пошел прочь. Ворон недовольно каркнув на госпожу, взлетел в небо и устремился куда-то вдаль, словно перенимая на себя обиду своего хозяина. Смерть так и осталась смотреть в след своему жнецу, который теперь её просто ненавидит. А она… она просто любит и так же как он, сгорает от обжигающего чувства. 



Виктория Бортникова

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: