Любовь Жнеца.

Размер шрифта: - +

Глава 3.

- Ален, ты какой-то сегодня совсем замкнутый, - тихо сказал Ден, положив стопку документов на стол друга и по совместительству начальника.

- Все хорошо, - ответил Ален, закрывая карту одного из своих больных.

После разговора с госпожой, он так и не смог сосредоточиться на язве мистера Карлского, который вот уже несколько месяцев реабилитируется в клинике Алена. Медицинское учреждение Алена Джози было одно из лучших в Манхеттене. Люди с разных городов приезжали к нему на реабилитацию и продолжительное лечение. Клиника была расширенной, а от того там лечилось все, начиная от зубной боли, заканчивая раковыми заболеваниями. 

- Ты уверен? – садясь на край стола, всмотрелся в лицо друга Ден. 

Он единственный, кто знал все секреты Алена и даже то, что его друг является черным вестником госпожи Смерти. Так случилось, что Денниэл Кортис попал в клинику с психическим расстройством. Светловолосый мужчина жаловался на галлюцинации, которые не оставляли его в покое. Он постоянно видел, как сквозь людей проходят духи, причиняя им неистовую боль. Так, однажды он увидел главного врача, который так же подвергся такому прохождению. Рассказав это психиатру, он получил дополнительную неделю в «белой комнате», где душевно больных усиленно кормят таблетками, пытаясь их избавить от галлюцинаций и желания убить себя. Психиатр же решил рассказать Алену про этого сумасшедшего, и молодой специалист не смог не отреагировать на это. Вытащив Дена из психушки, они достаточно крепко сдружились.

- Да, просто… - Ален задумался, прокручивая ручку в руках.

- Ален, дружище, - похлопал его по плечу Ден. – Это из-за Карен?

Ален посмотрел на друга, после чего тяжело вздохнув, пояснил:

- Госпожа убивала всех её близких, не я.

Ден медленно поднялся. Он помнил, что по рассказам, госпожа сама невинность и её внешность и помыслы соответствуют друг другу. Так всегда говорил Ален и никогда не разрешал сказать и слова против. Теперь все изменилось, даже голос стал куда грубей, когда он о ней упоминает. По всей видимости, госпожа серьезно так поступила, ударив по самому больному – по любви. 

- Ты уверен?

- Да, она сама мне об этом сказала, - не поднимая глаз, ответил Ален.

Светловолосый, медленно сел на кожаный диван, после чего задумавшись, тихо сказал:

- Может тебе все-таки стоит принять предложение того мужика? 

Ален смирил его не самым дружелюбным взглядом, после чего поднявшись, повернулся лицом к окну.

- Все это время я винил себя в гибели этих людей. Теперь я не могу примириться с неблагочестивостью своей госпожи. Как мне быть? – повернулся вестник к другу. – Как избавиться от этого уничтожающего чувства вины?

Ден поджал губы, после чего развел руками, не сумев предложить чего-то более подходящего.

- Принять предложение этого мужика…

Ален тяжело вздохнув, сел за стол и уставился на карту больного Карлского. Дороги его пути разломились на две части и, не сделав выбор, он не может двинуться дальше. Первая дорога требовала смирения и склонения колена перед госпожой. Вторая же не пропускала без принятия предложения незнакомца. И оба пути были плотно затянуты дымкой неизведанного, чего-то, что определенно понесет за собой череду необратимых последствий. 

Внезапно Ален почувствовал пробежавший по спине холодок. Очередная душа пришла к жнецу, чтобы переправиться в мир иной.

- Эм, тут к тебе, - растерянно произнес Ден. – Такая молодая…

Ален поднял глаза и, ужаснувшись, вжался в спинку кресла. Перед ним стояла подруга Карен, та светловолосая девица, которая единственная, кто не отвернулся от девушки. Как она могла погибнуть? Что могло с ней произойти? Медленно поднявшись, он вышел из-за стола и, подойдя к духу, не сдержался:

- Кто тебя убил? – дрожащим голосом спросил Ален, зная, что с душами нельзя говорить, иначе за это накажет госпожа. 

- Она, - тихим голосом, звучащим словно откуда-то издалека, ответила Рейчел. – Спаси Карен, убереги…

В этот момент душа девушки проскользнула сквозь его тело и его накрыла волна боли. Ден сморщился, не в силах равнодушно наблюдать за мучениями друга. Поднявшись, он взял бутылку с полки в шкафчике и плеснул воды в стакан. Как только Ален тяжело поднялся с пола, и кое-как добравшись до своего стула, сел, Ден подал ему стакан с водой. Дрожащими руками Ален взял его и, опустошив разом, резко поднялся.

- Она не переживет этого! Она покончит с собой, сойдет с ума…

Ден подошел к другу и, положив руки на плечи, всмотрелся в глаза.

- Друг, поезжай к ней и разберись в чем дело. Я тебя подменю.

Ален благодарно кивнув, схватил свой пиджак со спинки стула и, не замечая ничего вокруг, рванул домой к Карен. К его удаче дом девушки был буквально через улицу и поэтому уже через десять минут он запыхавшийся от бега стоял под дверьми и беспрестанно звонил в звонок. Сердце буквально вырывалось из груди, он чувствовал, что-то неладное и когда ноги практически подкосились от страха, он не выдержал и ворвался в дом, порвав легкую цепочку, внутреннего замка. 

В просторной гостиной на полу лежала подруга Карен, а сама девушка стояла на шатающемся стуле, который был поставлен на столик. Петля, сделанная из какого-то тряпочного ремня, уже была на шее рыдающей девушки, которая, не замечая ничего вокруг, смотрела перед собой, где к удивлению Алена стояла госпожа. Женщина исподлобья смотрела на Карен, шептав себе что-то под нос. Увидев разъяренный взгляд жнеца, госпожа тут же растворилась в воздухе, оставив лишь запах смерти, который был единственным её минусом в этой идеальной внешности.

В одно мгновение Карен оттолкнула стул, который чуть пошатнувшись, вновь встал под её ногами. Ален запрыгнув на стол, содрал с её шеи петлю. Прижав к себе кричащую девушку, он спрыгнул на пол и понес её подальше от гостиной, где лежало тело её подруги.

- Пустите меня! Пустите! Я не хочу жить! 

- Карен, - усадил он бьющуюся в истерике девушку на стул, но та тут же сползла с него, и стала бить кулаками о пол. – Карен прекратите!

Девушка, не слыша и не видя ничего вокруг, продолжала биться в истерике, пока Ален не налил в кастрюлю холодной воды и не окатил её. Застыв в ужасе, она удивленно моргнула и только сейчас поняла, что произошло. Медленно поднявшись, она испугано осмотрелась по сторонам. Обхватив себя дрожащими руками, она виновато посмотрела на Алена, который испугался не меньше её. 

- Боже мой, простите… - еле слышно, прошептала она.

- Карен, нам надо вызвать скорую, но если у вас будет истерика, вас заберут в клинику, - подошел он к ней, пытаясь заглянуть в глаза.

- Она умерла, - медленно села Карен на стул. – Она упала и умерла…

- Карен, вы должны держаться. Все наладится, вот увидите.

Карен рассмеялась, теряя остатки самообладания. Оттолкнув Алена, она подскочила к кухонному столу и, схватив нож, с размаху вонзила его себе в живот. Ален замер, не веря своим глазам. Девушка прищурившись, посмотрела на него и с улыбкой, тихо сказала:

- Простите, Ален…

Рухнув на пол, она потеряла сознание. Дрожащими руками жнец попробовал набрать номер телефона скорой, но пальцы не слушались его. На ватных ногах мужчина выбежал в гостиную, сам не зная для чего. Вновь попытавшись набрать номер скорой, он выкрикнул в трубку адрес и побежал обратно на кухню.

Подскочив к девушке, он выдернул нож из её живота, после чего прислонив к ране полотенце, взмолился. Впервые в жизни он понял, как на самом деле ему дорога Карен, что любовь, это не просто привязанность – это кислород, без которого жить невозможно. Рядом с ним все это время стояла госпожа Смерть. Он видел её самодовольную улыбку, она ликовала всем сердцем, получала удовольствие от разбитого сердца жнеца. Но он принял решение, она ему больше не госпожа. Он уйдет, уйдет от неё любой ценой, даже если этой ценой станет его душа. 



Виктория Бортникова

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: