любовник для статуэтки

Размер шрифта: - +

любовник для статуэтки

ПРОЛОГ


Лило, как из ведра. Черная пелена ночи скрывала потоки влаги, но я упорно старалась разглядеть то, что находилось за окном. Ломило глаза, струились слезы, и я знала, что отныне никто не придет мне на помощь. Никто. Ведь он не подпустит к этому дому посторонних. 
Не подпустит…



ГЛАВА 1

Подкопив денег, мы с Алешкой решили построить коттедж. Объехав пригород,  наконец, нашли то, о  чем мечтали. Участок был большим. Пожалуй, слишком большим, но он стоял рядом с густым лесом и краем упирался в небольшое озеро. 

Я всегда мечтала жить вдали от людской толпы и надоевших соседей. И чтобы меня окружали деревья и животные. Места мужу в моих мечтах не было. Почему? Он не любил меня.  

Дом подняли за три года, так как работали сразу несколько бригад. Чем я тогда думала, когда выбирала этот дурацкий проект? Три этажа и десять комнат для двоих людей, пожалуй, многовато, но мне хотелось быть царевной, живущей в сказочном терему.    

Трехметровый забор намертво отгородил мой замок от любопытных взоров, и я по-детски радовалась своему счастью.

Поставили баню с сауной. Как же без них? И множество всяческих надворных построек ласкало мой восхищенный взгляд.


А тогда….

Тогда мы с мужем, проводив гостей, приехавших на новоселье, остались одни. Я быстро чмокнула его в щеку и убежала в свою спальную. Да, я настояла на том, чтобы у нас были отдельные комнаты, ведь я так любила мечтать. 
 
Глядя на угрюмые сосны,  ритмично покачивающие лохматыми верхушками,  я думала о том, что родилась не в том веке, и мне до боли хотелось иметь волшебное колечко, которое уносило бы меня в мои феерические грезы.

В ту ночь я проснулась от чьих-то шагов. Над моей головой ходили, и я знала, что ходил не муж. Он спал, так как имел счастливую привычку засыпать сразу, как только прикасался головой к подушке.

«Что за ерунда», - подумала тогда я и, потянувшись, зевнула. 
Надо мной было два этажа. Два бесхозных этажа с гостевыми комнатами и большой библиотекой.

Спать расхотелось. Поворочавшись с боку на бок, я встала и прошла в столовую, чтобы выпить чашечку кофе. Дождь, кажется, прекратился. Отхлебнув глоток капучино, я приблизилась к окну.

Невольно взгляд упал на баню, и я  почувствовала, как волосы зашевелились на  голове.

В окне парилки плавал несмелый огонек. Через секунду он показался в моечной, и, наконец, выплыл в комнату отдыха.
Несомненно, это была свеча. Несомненно, свеча была в чьих-то руках.

Помню, как бросилась бежать. Помню, как тормошила мужа и кричала. 
Муж встал, он пошел в баню и никого не увидел. А потом с укоризной взглянул на меня и потрогал мой взмокший от испарины лоб.

Тогда я осталась ночевать в его спальне. Сон не шел. Внезапно в столовой кто-то закашлял. Потом кто-то стал задыхаться.

И под эти малоприятные звуки я неожиданно уснула. И видела во сне черные сосны на фоне бушующего ветра. А потом пошел дождь, и я подошла к окну. Неясный огонек мелькал среди деревьев, словно маленький светлячок. 


Полдень встретил солнышком, пробивающимся через щель между плотными портьерами. Я встала и открыла форточку.  Запахло сыростью и прелой травой.  

- Доброе утро, - услышала я голос Алексея. Он был в отпуске, а потому наслаждался долгим сном.

- Доброе, - улыбнулась я и вспомнила о ночном кошмаре. Или вечернем?
 
После завтрака, приняв решение прогуляться по участку, я пошла к озеру. Его тяжелые, мрачные воды казались мертвыми.  Ни птички, ни бабочки не было рядом со мной, только неясный шепот слышался из глубины водоема.  

А вечером я первой залезла в кровать мужа. 
Так мы стали спать вместе и спали бы вместе до смерти, но….

В тот день к нам приехала свекровь. Она не любила меня, и я это хорошо знала. Она ревновала ко мне сына, и, как ни странно, я ее понимала. 

- Лена слишком красива, - искоса поглядывая в мою сторону, выговаривала свекровь Алешке, - и слишком избалована родителями. Начнет изменять, наплачешься.

Изменять не хотелось, и реагировать на слова Анны Ивановны не хотелось. 
Но, на этот раз меня прорвало.  

Прорвало потому, что свекровушка, попробовав за ужином мою стряпню, торжественно объявила, что я не умею готовить.

- Готовьте сами, - прошипела я, выскочила из-за стола и убежала в свою комнату.

Быстро разобрав постель, я легла в нее и стала прислушиваться к голосам, доносящимся из столовой.

Голоса  были мирными. Они ворковали, они переливались, они ликовали.
А я плакала. Я ненавидела себя за эту дурную привычку, но лила слезы вместо того, чтобы дать отпор.

Через час зашел супруг, но я притворилась спящей. И он ушел. А ночью раздался истошный крик. То вопила незваная гостья. Утром, не попрощавшись со мной, она укатила в родные пенаты.

- Придумала тоже, - после ее отъезда развел  руками маменькин сыночек, - душил кто-то. 

- Это ее Бог покарал, - съехидничала тогда я, - будет знать, как меня обижать.

- Не говори так о моей маме! - взвизгнул муж и стукнул кулаком по столу.

Весь день мы не разговаривали, а ночью я снова ушла в свою спальню. На душе скребли кошки, и чтобы отвлечься, я села за компьютер. Связи не было, телевизор показывал какую-то дребедень. Решив попробовать уснуть, я  выпила пустырник-форте, а потом крепко зажмурила глаза.
 
Легкий ветерок пробежался по моей щеке. А потом прогнулась кровать.   
Быстро включив бра, я не обнаружила никого.

По телу поползли мурашки, но вход в комнату мужа был мне заказан. Мысленно прочитав «Отче наш», я повернулась на другой бок.
Сон пришел мгновенно.  А во сне меня целовали, и я отвечала на эти поцелуи.

Продолжение  следует



Лариса Малмыгина

Отредактировано: 04.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться