Любовный треугольник

Размер шрифта: - +

Глава 12. Тайное становится явным.

- Сколько там у нас записано? - Вальяжный седоватый мужчина требовательно смотрел на Михаила Якимовича. Тот перед ним откровенно робел и совсем не напоминал уверенного в себе главврача:

- Владимир Антонович, на сегодня количество желающих пройти курс омоложения превышает наши возможности. - Главврач, сказав, наконец, - это, перевёл дух и вытер чело носовым платком, хотя в кабинете было прохладно.

- Михаил Якимович, вы меня уверяли, что с материалом проблем не будет. Знаете ли вы, что с клиентами заключен договор, оговорены сроки проведения курса и ими произведена оплата. А знаете, какие там предусмотрены штрафные санкции, и кто наши клиенты? Если хоть один договор будет нарушен, я вам не позавидую. - Владимир Антонович и был хозяином заведения, но держался в тени, позволяя молодому врачу тешить свое самолюбие. Сейчас Михаил Якимович понял, что крайним в разборках с клиентами будет он. А клиенты у них были очень высокого полёта: государственные мужи и депутаты, заслуженные артисты и криминальные авторитеты, телезвёзды и спортсмены. Чего там скрывать, очень приятно было главврачу общаться с этими знаменитостями. Он и понятия не имел обо всех этих неприятных условиях, его задачей было общение со знаменитостями и подписание договоров, которые он и не читал. К тому же за поставку подростков отвечал даже не он, и шеф об этом знает.

- Владимир Антонович, я с вами согласен во всём, однако, позвольте напомнить...

- Не позволю! Лицо шефа побагровело, на скулах заходили желваки и голос сорвался на визг. - Не надо мне ничего напоминать! Ты забыл, кем был и кем стал здесь. Или ты думаешь, что стал незаменимым? Нет у нас незаменимых, и помни: не сумеешь за неделю поставить ещё девять детей, сам пойдёшь, как расходный материал. - Он уже успокоился и смотрел на врача с насмешкой. Тот и не знал, что подобный разговор состоялся и с Козырем, который, собственно, и занимался похищением подростков. Такую тактику Владимир Антонович успешно применял уже пятнадцать лет. Именно столько времени прошло с момента его последней отсидки. Ещё тогда, тридцатипятилетний врач решил, что больше он в тюрьме сидеть не будет, пусть за него во всём и везде отвечают другие. И в этом он так преуспел, что за последние пять лет ни в чём криминальном замечен не был: преуспевающий бизнесмен, любящий муж и дед, доброжелательный спонсор во всё в этом никто не замечал ни то, что криминала, но даже каких-то тёмных делишек. И только несколько человек знал его истинную сущность. Поначалу, талантливому хирургу было невыносимо трудно вести образ жизни скромного труженика, ведь именно из-за своего честолюбия он попал впервые за решётку. Дело было так: к нему на приём пришла жена известного новосибирского деятеля и попросила сделать подтяжку лица. В то время за такие операции в Новосибирске никто не брался, да и за границей только начинали заниматься пластической хирургией. Разговоров тогда о ней было много, но только один Кременник Владимир Антонович тайком проводил такие операции. И ведь все операции, до этой, проходили успешно, у молодого кандидата наук появились деньги, да такие, о которых год назад он и не мечтал. Мало того, с ним стремились дружить все торгаши и партийные работники, не говоря о прочих. И надо было такому случиться: операция не удалась, на лице оперируемой осталось два небольших шрама, ценой в три года строгого режима с конфискацией. Второй раз «Кремня», такую кликуху он получил на зоне, подставили в его родном институте. Он ассистировал своему учителю, доктору медицинских наук, при обычной операции но тот ,из-за своей старческой забывчивости, в брюшной полости пациента оставил тампон. В результате, от заражения крови пациент умирает, его родня добивается расследования и в результате, согласно, показаниям свидетелей на скамью подсудимых садится, уже имевший срок, ассистент. После освобождения, подающий надежды врач, но, по решению суда, не имеющей право в течение пяти лет работать в медицинских учреждениях, создаёт свою лабораторию. Деньгами на лабораторию и на все дальнейшие исследования его снабжали криминальные авторитеты, с которыми он сидел. В тюрьме «Кремень» долго вынашивал план мести, по, после освобождения, претворял, его в жизнь не спешил. Его учитель покинул бренный мир самостоятельно, свидетели, спустя некоторое время, ушли из жизни более замысловатыми путями, и не без помощи бывшего заключённого. Через пять лет Владимир Антонович устроился врачом в обычную поликлинику, но его лаборатория продолжала активно заниматься исследованиями в области генетики. Как это и не удивительно, но практически никто из коллег и не догадывался, что скромный Кременник на самом деле достиг весьма заметных успехов в своих исследованиях. Все прибыли от успешных пластических операций стекались в его лабораторию. Его ученики стали блестящими профессионалами, к ним на приём записывались из других регионов. Другой на его месте уже давно отошёл бы отдел и наслаждался своим богатством, но «Кремень» знал, что его звездный час ещё впереди. И он его дождался, три года тому назад он вышел на молодого, но чрезвычайно одаренного программиста, который и предложил ему совместить медицину с возможностями компьютера. В результате сегодня у них имеется апробированная и готова к внедрению программа омоложения человеческого организма. Его помощники разрабатывали программу в секретных условиях, и он надеялся, что кроме них ни одна живая душа не знает этого механизма омоложения. Конечно, он, как и вся его деятельность, был весьма незаконным, кто бы ещё, кроме него, решился на использование молодых и здоровых организмов. Однако он считал, не за горами время, когда такие программы станут обыденными и родители, которые не в состоянии содержать своих детей станут совершенно официально заключать с ним договор на использование своих детей в его программах. Он и сейчас вполне мог найти таких родителей, благо нищих семей более чем предостаточно. Но лучше держать программу в секрете до тех пор, когда благодарные пациенты, с его лёгкой руки, сами подымут этот вопрос в верхах. Впрочем, идея омоложения, как всё гениальное, очень проста: разработана программа тестирования организма, которая моделирует его на мониторе. Далее при совмещении стареющего и молодого, крепкого организма, программа, с помощью вживлённых в тела чипов, производит перекачку из клеток здорового организма их генетическую память в оздоровляемый организм. Очень важно было решить вопрос о ликвидации памяти из клеток мозга, оставив при этом их здоровыми. Препаратов для ликвидации памяти было множество, но все они разрушали клетки головного мозга. Необходимо было разработать совершенно иной препарат, здесь то ему и пригодился Бубнов Михаил Якимович, который до встречи с ним самостоятельно работал над этой проблемой. Правда, интерес его лежал совсем в другой плоскости: он хотел с помощью этого препарата манипулировать людьми. Как он сам признался, толчком послужили постоянные придирки главврача поликлиники, где он работал. Здесь ему пришла в голову мысль, что было бы прекрасно, если бы человек мог забывать какие-то моменты, как после бурной вечеринки. Вот он и начал экспериментировать, взяв за основу воздействие на мозг алкоголя. Молодой врач сумел добиться весьма успешных результатов, благодаря которым они провели успешные эксперименты на бомжах. Правда, от этого материала пришлось отказаться, в лучшем случае он давал 20-30% здоровых клеток.



Сергей Мусиенко

Отредактировано: 25.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться