Любовный треугольник

Размер шрифта: - +

Глава 17. Мечты о молодости.

Юношеский максимализм проявляется во всём, особенно, в оценке возраста старшего поколения. Для семнадцатилетних - тридцать лет, уже порог старости. Пожилым, которые никогда так о себе не думают, свойственно патологическое желание выглядеть моложе. Поэтому, совсем не удивительным для Михаила Якимовича было стремление клиентов поскорее начать операции. Большинство из числа претендентов на звание "мисс Юность" уже находилось в Новосибирске. Практически для всех были подобраны доноры, правда, некоторые находились ещё на обследовании. Ежедневно к подъезду бывшего санатория подлетало несколько шикарных авто. Невесть откуда взявшийся швейцар, с фигурой атлета и лицом «авторитета», услужливо открывал дверцы машин, откуда неуклюже выбирались далеко не юные дамы и господа. Каждого посетителя беспокоил один и тот же вопрос, впрочем, беспокоил он и Михаила Якимовича. Надо было решаться начинать операции, об этом ему ещё вчера сказал Владимир Антонович, но...подсознательно каждый человек стремиться к вершине своего успеха, некоторые её покоряют, но об этом и не догадываются. Другие все силы и средства вкладывают в призрачное мерило успеха, так и не испытав чувства удовлетворения от достижения своей цели. Бубнов относился к той категории людей, которые всегда чётко осознают размеры и пути достижения своей вершины успеха. Такие, как он, заранее всё рассчитывают и, практически, никогда не ошибаются. Со стороны может казаться, что успех к ним приходит повседневно, не доставляя при этом чувства удовлетворения. И никто даже не может подумать о том, что в самый последний момент, когда надо просто сделать первый шаг по давно просчитанному маршруту, эти люди впадают в какой-то ступор. Они начинают сомневаться в правильности выбранного пути, боясь, при этом, показаться смешными окружающим, и скрывают свою нерешительность под маской уверенности и апломба. Не страшно, когда они работают в команде, где порой обычный совет коллеги, может послужить толчком для начала эксперимента или операции. В Бубнова не было ни команды, ни коллег, и помощи ему неоткуда было ждать. Надо было решаться, но он оттягивал момент начала операций, объясняя Кремню задержку тем, что не все клиенты подписали «Обязательство об отсутствии претензий к качеству изменённой внешности». Кремень ни о каких задержках и слушать не хотел, а просто поставил условие, или Бубнов начинает операции, или «операцию» над врачом начинают его люди. И только сейчас Михаил Якимович понял, что при любом раскладе он останется внакладе. Думать надо не о славе, не о деньгах, а о сохранении своей жизни. Впрочем, такое жёсткое условие помогло врачу взять себя в руки и преодолеть свою нерешительность. Сегодня у него был самый напряжённый день, необходимо было составить график, предупредить всех клиентов, просчитать время, необходимое каждому из них, с учётом совместимости организма клиента и материала. Казалось, уверенность врача передалась его пациентам, в коридоре не смолкал оживлённый разговор, то и дело прерывающейся весёлым смешком. Иногда шум стихал, и это служило сигналом для немедленного вмешательства в начинающие разборки посетителей. Чего-чего, а инцидентов сегодня хватало: неожиданная встреча двух примадонн в коридоре, недостаточное внимание к известному исполнителю, недовольство графиком . Все эти мелочи вносили путаницу и заставляли персонал нервничать. В конце концов, Кремень поручил Козырю взять ситуацию под свой контроль, что последний и сделал. В коридоре стало тихо, сановитые посетители, оставшиеся без привычной охраны, а посторонних с помещения попросили уйти, опасливо посматривали на мощные фигуры санитаров. Последние явно тяготились непривычной одеждой и несвойственным им амплуа людей, заботящихся о здоровье ближних. Ближние опасались столь «сердобольных» санитаров и соглашались во всём с главврачом. Всё, рано или поздно, утряслось, если бы не встреча стареющей суперзвезды с продюсером набирающей популярность певицы. Не привыкшая к очередям знаменитость с трудом сдерживала мощный поток брани, ей было дико осознавать, что не только она вернёт свою молодость, но и эта кучка индюков и индюшек, ничего не значащих в её глазах. Женщина уже давно решила после сеансов унизить и растоптать этого смазливого лекаришку, в мечтах она то видела себя молодой, со свежей кожей и пышными волосами, то представляла униженного врача, лепечущего оправдания. Она была уверенна в своей избранности и твёрдо знала, что если омоложение произойдёт, то она найдёт способ вернуть свой возраст всем, находящихся здесь. Это её утешало и помогало сдерживать свой гнев, но когда появился бывший друг, который ныне весьма успешно раскручивал юную особу, единственным достоинством коей, в глазах суперзвезды, были длинные ноги, она не выдержала.

- Ты, старая задница! Что, хочешь выглядеть лучше, чем на самом деле? - И пациентка, несмотря на угрожающие лица санитаров, пинком открыла дверь в кабинет врача. - Имейте ввиду, если этот плюгавый старикашка выйдет отсюда хоть на йоту похорошевшем, вашей шарашке придёт конец. Меня ваш график совершенно не интересует, я до завтра буду в своём номере. Если завтра вы не начнёте свои процедуры, я улетаю, а через день сюда приедут представители прокуратуры и здравоохранения. Я долго терпела весь этот кавардак, выбирайте: или ваш успешный бизнес, или - тюрьма! - Примадонна хотела с достоинством покинуть кабинет, но не успела, в дверь, предупреждённый своей охраной, входил Владимир Антонович.

- Так так-так.... Слышу какой-то шум, и уж не думал, не гадал, что весьма мною уважаемая Маргарита Львовна его подняла.

Певица резко повернулась к вошедшему, желая и ему выдать порцию брани, и замерла: на неё нежным взглядом смотрела сама смерть. Впервые в жизни, вот так, лицом к лицу, без всякой защиты, примадонна столкнулась с человеком, который, не раздумывая, может причинить ей боль. В его глазах она почувствовала силу, жестокость и уверенность в том, что ему позволено всё. Она сникла, пробормотала извинения и хотела поскорее покинуть этот кабинет, но не тут то было. Кремень знал, что стоит ей только выйти отсюда, и она подымет такой скандал, что все его планы рухнут. Певицу нужно было одновременно, и напугать, и замаслить, и поймать на крючок. Поэтому Владимир Антонович вежливо представился и попросил главврача оставить их наедине.



Сергей Мусиенко

Отредактировано: 25.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться