Любви не достойна

Размер шрифта: - +

Глава 31

Москва встречала Максима недружелюбно. Опять шел снег. Этот город так и не стал ему родным, даже сколько-то близким. Он отнял у Макса самое дорогое: сначала маму, потом Виталика, а за ним и Настю. Нет, она, конечно, жива, наверняка счастлива в браке, но...

Говорят, что время лечит. Лечит? Возможно. Но, видимо, не всех. И, похоже, не до конца. Рана на сердце Макса все еще была слишком велика. Он очень не хотел возвращаться сюда, в город, в котором все напоминает о его потерях, но дела вынуждают, отцу явно становится хуже, и придется принимать все дела на себя. Что ж, это было неизбежно, лишь вопрос времени. Макс чувствовал, что и этот его приезд не обойдется без потерь. Пять лет, целых пять лет прошло...

Колючий, влажный снег обсыпал лицо Макса, как только он вышел из здания аэропорта, снег застревал в волосах и кружил под ногами. Горечь. И ком в горле. Москва всегда будет вставать ему поперек горла. Макс сжал кулак и прокашлялся в него. Снова вдохнул влажный холодный воздух полной грудью, поднял воротничок пальто и нашарил в кармане пачку сигарет с зажигалкой. Почему-то в Англии ему курить не хотелось, а тут, стоило только ступить на родную землю, как рука сразу потянулась за допингом. Выудив сигарету, чиркнул зажигалкой и, зажмурившись, затянулся. Мммм. Скучал, оказывается, по этой дурной привычке. На стоянке его ждала отцовская машина, водитель уже вышел и встал у пассажирской двери. Подхватив свою дорожную, кожаную сумку, Максим направился к машине, выкинув окурок в урну.

- Добрый день, Максим Сергеевич, как долетели, - спросил водитель.

- Добрый день, Вадим, нормально. Как твои домашние?

- Да все хорошо, спасибо. Какие у вас планы? - уточнил Вадим, садясь за руль.

- Сначала надо поесть. Не люблю еду в самолете. Давай заедем куда-нибудь пообедать.

- Хорошо, - Вадим включил магнитолу на новостную волну и вывел машину со стоянки. Макс достал мобильник, он до сих пор не включил сеть. Покрутив телефон в руках, Макс сунул его обратно во внутренний карман пальто так и не включив. Так хорошо без него, так спокойно... Макс смотрел в затемненное окно машины, выхватывая взглядом знакомые здания. Город начинает потихоньку готовиться к Новому году, то тут, то там появляются праздничные, поздравительные вывески. Скоро город наденет еловую одежку, украсит ее гирляндами и лампочками.

Машина остановилась у небольшого ресторанчика домашней кухни.

- Идем, - махнул рукой Макс, приглашая с собой водителя. В ресторанчике было тепло и уютно, особенно после такой нерадушной погоды. Заняв столик у окна, они сделали заказ.

- Максим Сергеевич..

- Вадим, хорош уже меня Сергеевичем звать, - возмутился Макс.

- Хорошо, - улыбнулся Вадим, - Максим, Сергей Михайлович говорил, вы с женой должны были прилететь.

- Ай, да ну ее. Она мне и там надоела, хоть отдохну от нее. Я ведь сюда не просто так приехал, дела скопились, а она везде меня потащит. Эй ведь весь бомонд посетить надо, себя показать, на других посмотреть. А мне это уже выше крыши. Будь моя воля, уехал бы за город жить отшельником. Так эта цивилизация достала... Хочется тишины и спокойствия. Мы раньше с отцом так на праздники новогодние уезжали. На лыжах катались, дрова кололи, на морозе мясо жарили, топили баню, вечерами сидели у камина, играли в шахматы... Вот этого мне очень не хватает.

- Так что вам мешает возобновить традицию?

- Здоровье отца уже не то. Боюсь его в такую глушь увозить, да еще и зимой, оттуда быстро не выбраться в случае экстренной ситуации, - за разговором Макс и не заметил, как съел весь свой заказ, кухня в этом ресторанчике оказалась на удивление очень приличной. Вадим уже ушел в машину, когда Максу принесли его эспрессо. За окном туда-сюда проходили люди. По парку гуляла пожилая женщина с пуделем, или пудель с женщиной, он так яро тянул ее за поводок туда, куда ему хотелось, что скорее это он ее выгуливал. На лавочке сидела молодая пара, жадно целуясь, не обращая внимание на окружающих, будто они совершенно одни в этом мире, а чуть подальше гуляла молодая женщина с ребенком. Девочке на вид года четыре, может, чуть больше, Макс не мог разглядеть ее издалека, да и не понимал особо, как должны выглядеть девочки такого возраста. Она задорно смеялась и играла с мамой - то убегала от нее, то возвращалась, пряталась за деревья, выглядывала из-за берез, позируя, в то время как мамочка фотографировала ее на фотокамеру.

Макс допил кофе, расплатился и вышел на крыльцо. Автоматом вытащил пачку, а взглядом нашел ту самую парочку - маму и дочь. Сейчас они были ближе, и Макс уже точно мог сказать, что у девочки белокурые кудрявые волосы так мило торчащие из-под шапки с кошачьими ушками. Она звонко смеялась и весело падала в сугробы, размахивая руками и ногами, изображая ангелочка на снегу. Мама девочки ловила кадры на фотокамеру, а потом неожиданно упала рядом в сугроб, оставив отпечаток взрослого ангела. Макс улыбался, глядя на эту счастливую парочку, такими они были живыми, настоящими, они словно излучали любовь, как реальные ангелы, сошедшие с небес.

И вот они встали, отряхнули друг друга от снега, взялись за руки и смеясь побежали вместе по тропинке парка. Макс пытался разглядеть молодую мамочку, но капюшон ее меховой куртки так сильно спадал ей на лицо, что едва ли он его видел. Он проводил их взглядом до белого Мерседеса и жадно ловил движения молодой женщины, отмечая какие-то знакомые линии и жесты. Мамочка усадила дочку в машину, стряхнула щеткой снег с лобового стекла Мерседеса и скрылась внутри машины. Спустя пару мгновений машина тронулась, а Макс поймал себя на мысли, что сожалеет. Сожалеет, что не знает эту женщину. Сожалеет, что не знает эту девочку. Сожалеет, что в его жизни нет такого счастья.



Timonka

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться