Люди, ангелы и микросхемы

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Глава шестая

 

7012 год.

Тайный катехизис посвященных акеми гласит: «Дети Квазара. Быть Везде и Нигде – удел этих существ. Они все и ничто. Они видели начало и конец мира. Они знают абсолютно все, но не могут ничего изменить. Они – наш бог и наши дети. Но у них нет своей судьбы».

В тайну детей Квазара посвящены лишь избранные – летописцы из числа акеми. Один из них по имени Ниб-Ра видел, как появились дети Квазара, и видел, как они ушли. Люди хотели создать жизнь, но новой жизни не приглянулись люди. Дети Квазара знали, казалось, все уже с рождения. Они не обучались, не развивались. Люди ничего не могли предложить им. Люди научились путешествовать во времени, но дети Квазара и были временем. После их исчезновения ученые акеми попытались разобраться, куда ушли эти сгустки энергии. Их следы нашлись в прошлом. Дети Квазара не прятались – земные мысли были недоступны им. Они появлялись в материальном мире. Моряки видели, как сгустки света ходят по воде, наблюдая за их кораблями. В храмах прошлого детей Квазара считали ангелами.

Эти существа, рожденные силой прожига, стали аномалией схем жизнеустройства, их выпадающим уравнением. Ниб-Ра помнит, как появились дети Квазара. Какое-то время они держались с акеми. Ученые пытались общаться с ними, но дети Квазара несли лишь пустоту. У них не было имен, но и не было коллективного сознания. В первые мгновения они хотели вырваться из Петли Квазара, посетить Размерность, но потом… они сказали, что жизни нет ни в этом мире, ни по ту сторону этого мира. Вернее, не сказали, а передали многоуровневые образы в сознание человека, который вступил с ними в контакт. Информации было так много, что сознание начало сбоить, прервалась связь с оставшимся в Размерности телом. Первые ученые акеми погибли, пытаясь узнать у детей Квазара смысл бытия. Да, именно смысл бытия, потому что эти существа знали, казалось, абсолютно все. Знали о настоящем, прошлом и будущем.

– Мы здесь, но нас не существует, – сообщили они незадолго до того, как покинуть акеми.

– Как вы можете не существовать, если я вижу вас, вступаю с вами в контакт? – спросил Ниб-Ра, готовый, что в любой момент дети Квазара прекратят вести диалог и обрушат в его сознание информацию, которую он не сможет вынести.

– Все уже предрешено, – сказали существа. – Наше появление здесь, наши попытки что-либо исправить.

Ниб-Ра привык, что время в Квазаре трехмерно, но привыкнуть к трехмерному общению с детьми Квазара, когда они говорят и воспринимают мир так, словно всему еще предстоит случиться, хотя это уже случилось – вот к этому привыкнуть было сложно. Один из детей Квазара вышел вперед и позволил Ниб-Ра увидеть одну из попыток изменить прошлое.

– Почему вы хотите изменить наше прошлое? – испугался Ниб-Ра.

– Потому что в вечности нет ничего, кроме пустоты. Ваша жизнь ограничена мгновением. Мы не можем даже умереть. Мы ничего не можем. Можешь ли ты представить себе, что такое жить, не имея своей судьбы? Жить, зная бесконечные вариации жизни, видеть всю многоуровневость бытия в целом, не имея возможности обособиться, выбрать что-то одно?

– Я всего лишь человек, – сказал Ниб-Ра.

– Сейчас ты всего лишь энергия, из которой состоит твое сознание, – напомнило ему существо. – Мы видели, как рождается твой мир и как умирает. Размерность и Квазар сгорают. Энергия становится абсолютной, умирает и рождается вновь. И мы не можем ничего изменить. Будем пытаться изменить, но не сможем…

Дитя Квазара смолкает, потому что двухуровневый язык сознания КвазаРазмерности не может передать то, что нужно. Дитя не может показать собеседнику все то, что существует в этом мире, потому что хрупкое сознание человека не приспособлено к подобному восприятию. Но именно эти хрупкие сознания создали чередой поступков детей Квазара, создали образы, которые они способны воспринять, но образы далеки от истины.

– Я никогда не смогу понять тебя, ведь так? – спрашивает Ниб-Ра.

– Так, – говорит существо.

– Наши миры не совместимы?

– Нет.

– Но вы сейчас здесь, в КвазаРазмерности.

– Мы сейчас везде и нигде.

– Есть ли шанс, что я когда-нибудь смогу понять это?

– Ты можешь пытаться.

Существо показывает Ниб-Ра пустыню и людей, собравшихся у окрасившейся в красный илистый цвет реки. Смуглолицые и стройные люди молятся Хапи – богу, дарующему плодородие. Но бога нет. Вместо него египтянам является сотканное из чистой энергии дитя Квазара. Оно общается с ними, предупреждает, что в этом году разлив Нила будет особенно сильным, проглотив ближайшие деревни и унеся с собой много жизней. Люди слушают, кивают. Время ускоряется. Рожденные столкновением прошлого и будущего мгновения настоящего мчатся вперед. Красный Нил выходит из берегов. Ниб-Ра видит многоуровневость бытия. Настоящее делится на бесконечное множество вариантов, которые уже предопределены, прожиты до этого, исключая возможность перемен.

– Жизнь, как горная река, которая бежит с вершины к подножию, – говорит дитя Квазара Ниб-Ра. – На ее пути могут встретиться камни, заставляя изменить направление, но она все равно не потечет вверх. Таков закон.



Виталий Вавикин

Отредактировано: 06.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: