Люди до

Глава 15.

Мой путь, к дому Тима, оказался не слишком долгим. Схема, нарисованная Вероникой, была коротка, потому что дом его, находится не слишком далеко от больничного корпуса. На вид, дом не сильно отличался от остальных, стоящих рядом. Только был чуть больше размерами и не так ярок, как остальные. Я подошла к двери, сверила адрес на листке с номером, написанным на двери дома, и постучала в дверь три раза. Некоторое время на мой стук никто не отвечал, за дверью тоже стояла тишина, и я уже начала переживать. Может, в доме никого нет? И когда я уже хотела повернуть обратно, в сторону больничного корпуса к Веронике, за дверью послышался шорох, и она распахнулась. На пороге стоял Тим. Он выглядел так, как будто не спал пару дней и вот, наконец, уснув на несколько минут, его снова подняли с постели. Он был одет в черные штаны и футболку, одежда была помята и не выглядела свежей. А небритость нескольких дней, выдавала бородка, черной щеткой покрывшая его лицо. Волосы в беспорядке, а глаза, распахнуты от удивления, словно он видит призрака перед собой.

Мои руки и ноги, словно онемев, не могут шевельнуться. Я забыла все, что хотела сказать, смотря в его глаза. Около минуты, мы просто, разглядываем друг друга, не смея шевельнуться, и разрушить этот момент. Потом, Тим бросается на меня и сжимает в объятиях, разрушая невидимое стекло между нами, на множество сколков. Он держит меня так крепко, что я не могу вдохнуть, но и отпустить его не могу, сама цепляясь руками в его спину. Мое онемение сменилось слезами, которые промочили его футболку. Я не ожидала от себя такой реакции, мы словно вечность не видели друг друга. Те события, что случились после нашего расставания, нависли надо мной тяжелым бременем. Я даже не представляла, как нуждалась в его помощи и поддержке. Я думала, что могу со всем справиться сама, а сейчас понимаю, что натворила много ошибок, за которые придется расплачиваться не мне одной.

Тим, отклоняется от меня, лишь на секунду, чтобы я смогла сделать вдох, а потом он снова прижимается ко мне и целует. Я не смею оттолкнуть его, хоть и давала себе слово, что сначала должна рассказать ему все о себе. Я не могу лишить себя этого поцелуя. Это эгоизм, но в этот момент я не могу думать о чем-то еще, кроме его горячих губ, целующих меня так жадно.

Заставляю себя отодвинуться от Тима и посмотреть ему в глаза.

- Нам нужно поговорить. – Наконец, произношу я, глядя в его взволнованные глаза.

- Проходи. – Говорит Тим, отходя с прохода. Но как только он видит, насколько мне тяжело дается каждый шаг, качает головой и подхватывает меня на руки. Он относит меня на кухню и садит на удобный, мягкий стул. - Рассказывай скорей, что с тобой произошло.

Я не знаю с чего начать. Тим ставит мне стакан воды и я выпиваю весь, до последней капли. Я даже не представляла, что так хочу пить, мне мало одного стакана и Тим, наливает еще. Когда я выпиваю и его, становиться лучше, и я могу говорить.

Первое, что я решаюсь сказать, дается мне с трудом. Но, я нахожу в себе остатки сил.

- Я предала тебя. – Я молчу, изучая его реакцию на мои слова. В его глазах сначала отражается неверие, после недоумение, но никакого презрения. Это, пока он не знает подробностей. И я продолжаю закапывать себя глубже. – Когда, я добралась до Нового города, мне удалось добиться встречи с членами правления. Мой отец, как оказалось, член правления по связям с общественностью, и он искал встречи со мной. Пока он организовывал встречу для меня с остальными людьми из правления Нового города, я проводила время с моим братом. Моя мама не рассказывала мне о нем, но мы родились в один день. Мы разговорились и я, сама не знаю как, доверилась ему, рассказав о тебе. Мне казалось, он меня поймет. Он был так мил и добр. А потом, он рассказал все, что я доверила ему, членам правления, прямо на моих глазах. Понимаешь, теперь они знают о Коммуне, о тебе. Они уже добрались до убежища и выносят что-то найденное ими в потайной комнате. А я сбежала, чтобы предупредить тебя. – Кратко – это все звучит, еще страшнее, чем я предполагала. Но у меня нет времени, чтобы подробнее описать все свои эмоции и переживания, чтобы он понял меня. Сейчас, то, что он подумает обо мне, не важно. Как бы это больно не было, но главное – это не я и Тим, главное – это Коммуна и то, что может произойти с ней.

Тим молчит, обдумывая сказанные мной слова. А я, как и предполагала, больше не могу смотреть в его глаза. Мне так стыдно, за свое предательство. Мне противно, я пожалела о нашей встрече. Ведь, если бы я тогда погибла в реке, не было бы таких последствий.

Тим поднимает мое лицо своими руками и смотрит мне в глаза. Мои – полны слез, и его лицо выглядит размыто. Даже не моргаю, чтобы не было так страшно разглядеть в его глазах презрение.

- Лин, как ты добралась до Коммуны, сама? – Это то, что он хочет знать? Скорее всего, он имеет в виду, не привела ли я с собой кого-то еще. И в этом я тоже его разочарую.

- Я очень долго бежала ночью, потом карабкалась по стене, а после по мосту. Но я снова провалилась и висела на нем, пока меня не вытащил Лён. Это мой брат, он был приставлен ко мне правлением, чтобы следить за мной. Я думала, что сумела сбежать от них, но оказалось, что нет. Он помог мне дойти сюда, так что теперь ему известно, где вы находитесь. Сейчас он с Су, наверное пытается и ее убедить, что больше не служит правлению и пытается мне помочь. Но после того, что он меня выдал, я не могу ему верить.

- Лён – это же твоя пара, разве нет? – Удивленно спрашивает Тим.



Аня Грачева

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться