Люди до

Глава 16.

Если мы мыслим в правильном направлении и наши рассуждения верны, то это означает что-то страшное!

Но, так ли это страшно для меня, как есть на самом деле? Для меня страшно было – потерять Тима, увидеть в его глазах призрение и ненависть ко мне. Но, вот он рядом, любит и обнимает меня. И я, счастлива. А что для меня значит Коммуна? Просто место, дорогое, как память. Дом, где живет Тим, сказка для Су, которая оказалась реальностью, обитель, где я залечивала свои раны. Место, где я повстречала Тима. Лишь это. Вся моя жизнь – это Основной город. Места, где я любила бывать, моя школа и библиотека, любимый учитель, местные жители, мама. Так ли для меня страшна война? Как слово – несомненно. Это, то слово, которым пугали меня с детства дома, в школе и на улицах родного города. А война – как действие? Как символ освобождения от лжи и коварства? Будет ли хуже, тем обманутым гражданам и служащим Основного города, если их перестанут травить лекарствами и дадут глоток свежего воздуха, возможность любить и создавать семьи, свободу выбора собственной судьбы? Я бы хотела этого для себя, я это получила, но хватит ли мне этого на всю оставшуюся жизнь? Буду ли я вспоминать всех тех людей, что остались не у дел? Как я буду спать, зная, что день изо дня из города на пустынную местность выгоняют хоть одну девочку, не подошедшую под воспроизводство, из-за паршивой экологии, которую выбрал «Совет пяти» для жизни. Которая, с каждым днем становится все хуже?

Я выбираю борьбу. Пусть мой выбор спонтанен, но я уверена, что он правилен. Война – ради освобождения, как лозунг моего пути.

Я не заметила, как провалилась в сон. В отличие от совершающихся событий, сон был мягок и безмятежен. Я шла по ромашковому полю и ветер гладил меня по голове. А капли росы, с сорванных мной цветов, целовали мои губы. Я не думала о войне или мире. Я отдыхала от мыслей душой и телом, перед тяжелым, нависшим надо мной бременем.

Когда я открыла глаза, вокруг никого не было. Я лежала на диванчике Су, укрытая пледом, а в окно лился яркий, дневной солнечный свет. Я подскочила, как укушенная. Нет! Со мной не могли так поступить, они не могли бросить меня здесь и уйти. Я на себе ощутила то, как плохо поступила с Су, оставив ее здесь, сбежав с Тимом на поиски похитителей, ночью. А Су, прождала нас весь день, когда Вероника сообщила ей о нашем побеге - разочаровалась в верности подруги. По крайней мере, так бы поступила я. Но я, действовала так, ради нее, не думают ли они теперь так же, для моей пользы заперев в этом домике. Может я буду для них обузой, с моей то ногой и везением. В комнате, соседней с той, в которой мы сидели вместе, кроме кровати и большого шкафа, не было ничего. А кухня, просматривалась с того места, где я спала и тоже была пуста. Я беру из холодильного шкафа кастрюлю с чем-то вроде каши с ломтиками мяса, ложку и стала есть, прямо из нее, не присаживаясь на стул, нервно разгуливая взад-вперед по маленькому домику. Нога уже почти меня не беспокоит, но все же нужно потуже перевязать бинты, если я смогу выбраться от сюда, хотя бы из открытого окна. Когда, примерно половины содержимого кастрюли – не стало, дверь отварилась, и в дом вошли все трое. Они смотрели на меня с кастрюлей и ложкой в руках, немного удивленно. Тим, подошел ко мне и поцеловал, в едва сомкнутые от набитого рта, губы.

- Ты великолепна! – Говорит он и улыбается. Я хотела улыбнуться в ответ, но не могу, пока не дожую.

Тим уже привел себя в порядок. Переоделся и сбрил щетину, что нелепо смотрелась на его лице, но взгляд уставших глаз ему замаскировать не удалось.

Лён, тоже подходит ко мне и заглядывает в кастрюлю.

- Ты что-нибудь нам оставила, сестренка? Сара вообще-то на всех готовила.

- Я посто невничава! – Еле выговариваю в ответ.

Чего? – Переспрашивает Лён, и я начинаю интенсивнее работать челюстями.

- Она нервничала. - Говорит Су, подойдя ко мне, и забирая из рук кастрюлю с ложкой, которую ставит на обеденный стол. Она достает и раскладывает приборы для остальных. – И я ее прекрасно понимаю, когда я узнала, что Лин и Тим ушли без меня, я была просто в ярости и разгромила пол дома, после чего пришлось делать небольшой ремонт и закрывать картинами и полками то, что не удалось восстановить.

Я виновато улыбнулась и подошла обнять Су.

- Прости меня, Су. Я была уверена, что так будет лучше для тебя.

- Я Сара, - говорит Су, тоже меня обнимая, - все за стол. – Командует она.

- Для меня ты всегда будешь Су и я, кажется наелась. – Я улыбаюсь, глядя на Су, как она пытается злиться, но у нее ничего не выходит.

- Еще бы! – Издевается Лён, возвращаясь к теме еды. – Столько бы и я не съел!

- А ты мне нравился больше, когда молчал! – Выдаю я в ответ на его колкость.

- Я тебе хотя бы нравился! – Парирует Лён и довольно улыбается.

Вот гад! Я хватаю в руку то, что первое попало и бросаю в него. Это ложка. Она пролетает над столом и звякает о стену, неподалеку от Лёна.

- Да, еще и с точностью проблема. – Смеется он.

- Это я тебя пожалела. – Я сажусь за стол и показываю Лёну язык.

- Так, хватит! – Вмешивается Тим в нашу перепалку. – Теперь я верю, что вы брат и сестра, а то судя по внешности, никогда бы не сказал про вас, что вы родственники. Но, вот характер, берет свое!



Аня Грачева

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться