Люди до

Глава 18.

Уже пора выдвигаться, вещи собраны, голод утолен, жажда погашена, нога перебинтована заново, но все же, несмотря на ночное приключение, мне не хочется покидать это тихое местечко, где нас никто не трогает, и не видит. Оно остается за нашими спинами, но я уверена, что у нас еще будет шанс провести здесь время. Мне хочется в это верить. И я верю. Тим, так и продолжает следить за каждым моим шагом, и при случае, подхватывает меня под локоть, когда я спотыкаюсь о какой-нибудь предательский камень, или оступаюсь на ровном месте. Я и не подозревала об этой стороне своей физиологии. На уроках физической подготовки я была одной из лучших и по бегу, и по поединкам. А здесь, я как ребенок, учащийся ходить заново, собираю все камни по дороге. Возможно, это объясняется тем, что в городе нет неблагоустроенных участков почвы, и даже та, где не уложен настил, а растет трава – выровнена идеально. А в реальном мире, все намного сложнее. Даже в Новом городе сохранили эту особенность местности старого не тронутого мира. Бугорки и камушки там находятся повсюду, не считая дорог и парков, конечно.

Тим показывает нам дорогу, как я когда-то сопровождающим и члену правления, только у него это получается более удачно. Хоть мы и идем по открытой местности, а не как я, постоянно ныряя в кустарники, мы все же передвигаемся довольно быстро, и уже к вечеру, Тим обещает доставить нас к куполу Нового города. Я стараюсь сильно на это не надеяться, чтобы при случае его ошибки, не пришлось сожалеть. Я просто иду, как уже привыкла. Я прошла уже столько мер пути, сколько не проходила за всю свою жизнь. Мои мышцы заметно подкачались. Думаю Су, тоже не будет лишним растрясти немного лишнего веса. Хотя ее он даже украшает. Своими округлостями, Су всегда выделялась, из общей массы худощавых девчонок. И я, всегда ее считала, одной из самых красивых в школе, хоть и не упускала удобного момента, чтобы подразнить ее. Она на меня никогда не обижалась и не сердилась, за мои уколы в ее адрес, наоборот, пыталась сказать что-нибудь стоящее в ответ. А теперь, она немного изменилась. То ли Коммуна так подействовала на нее, то ли обретенные чувства, открыли в ней что-то новое, те грани, о которых я не подозревала. Но это уже не та Су, которую я знала, это Сара, с которой мне еще предстоит подружиться, несмотря на то, что у нас и так хорошие отношения, она все же, что-то мне недоговаривает. Даже те чувства, которые у нее вызывает Лён, они закрыты от меня, хоть раньше между нами не могло быть секретов.

Тим разрешает нам передохнуть, только когда солнце уже начинает клониться к закату, объясняя это удобным расположением для отдыха, чтобы не быть замеченными посреди дороги. И действительно, то место, куда он нас завел, напоминает кармашек, посреди выгоревшей от солнца местности. Оно сочетает в себе и кустарники, и песок, и траву, даже ручеек, петляющий и убегающий обратно, в заросшую деревьями чащу, справа от нас, слегка задевает своим краем эту полянку.

Мы падаем на траву и песок, как подкошенные. Усталость дает о себе знать. Пусть мы не бежали, а шли, но довольно быстрым шагом, чтобы успеть дойти до вечера. Тим, хоть и пытался бодриться при нас весь путь, сейчас рядом с нами лежит и не шевелится. Даже разговаривать никому не хочется, но я должна услышать он них ответы, перед тем, как мы достигнем границ Нового города.

- Тим, Лён. - начинаю я и они поворачивают ко мне свои головы. Одна - пшеничная, с ясными голубыми глазами, другая  - переливается каштаном в лучах заходящего солнца, с чарующе каре-черным взором. Оба ждут, что я им скажу. Но оба, знают, о чем мне нужно их спросить. Они выжидали, все это время, обдумывая и перемалывая вновь мои слова. – Я должна спросить вас о решении, которое вы примите. Ваш выбор никак не отразиться на наших отношениях, это просто, ваше мнение, которое я должна услышать. Я хочу знать позицию, которую вы займете в дальнейшем, чтобы иметь представление, как действовать. Как вы относитесь к войне, которая вскоре настанет. Считаете ли вы, что ее необходимо предотвратить или ускорить? – Я жду, когда кто-то из них заговорит первый. Это Лён. Я так и знала, что свое решение, которое столь важно для меня, Тим оставит напоследок, чтобы помучить меня сильнее.

- Я согласен с тобой. Так не может продолжаться дальше и пора что-то менять, пока не поменяли нас. – Лён говорит достаточно серьезно, что случается с ним – крайне редко.

- Хорошо, я услышала тебя. А ты? – Я поворачиваю голову к Тиму и уже вижу в его глазах ответ, от которого сжимается мое сердце. Он еще выжидает немного, изучая меня, боясь причинить мне боль, своим выбором. Потом вздыхает и все же говорит.

- Нет! Я не считаю, что война может изменить все к лучшему. Я также не считаю саму войну, действенной мерой для перемен. Ты не учитываешь того, что это не простое слово, означающее способ борьбы с неблагоприятными устоями, это в первую очередь жертвы, смерть. На твоих глазах будут погибать люди, чью смерть допустишь ты. Много любимых тобой с детства людей слягут на землю от этих маленьких железок, способных проделывать глубокие дыры в телах, - Тим достает из кармана пульку и крутит ее между пальцев, - и лично я, должен буду отправить народ, который поклялся защищать, на никчемную смерть с ничего не значащими перспективами. Будет новая власть, будут новые устои, появятся другие люди, которым будут они не по душе. И снова будет война, только потом свергать уже будут тебя. А ты будешь до конца бороться за свою правду, потому как будешь считать ее действительно верной. Понимаешь? Основной город так просто не отдаст вам, ни свою территорию, ни свои позиции. Они будут бороться до конца, до последней девчонки, грудью будут  закрывать свое правление. Они не знают другой жизни. Для них норма, то как они живут. Они не знают чувств, они не смогут мыслить иначе, чем привыкли. – Тим заканчивает и смотрит мне в глаза, переводя взгляд от пули. В них печаль, которую я не привыкла видеть на его лице.



Аня Грачева

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться