Люди до

Глава 19.

Мне видится прекрасный сон, когда-то уже снившийся мне, вот только не могу вспомнить когда. Кругом золотое поле, колышимое ветром. Я иду, слегка задевая зерна своими пальцами, пробираюсь все глубже в заросли. Меня уже почти скрыло с головой, в этом золотом цвете, как в центре я замечаю копну, ровно сложенных колосьев. Рядом с ней стоит по пояс раздетый парень. Я залюбовалась стройностью его форм, а когда подняла глаза выше, то увидела, что это Лён. Его светлые волосы, гармонично сливаются с ростками пшеницы. Он смотрит на меня и улыбается, подзывая рукой к себе. Я решаюсь и подхожу ближе. Он протягивает ко мне руки и обнимает меня. Мне становится тепло и уютно в его руках. Я прислоняюсь к его груди и слушаю стук его сердца. Оно ритмично отбивает дробь, переходя в такт знакомой мне песни. И я начинаю напевать, вторя ритму:

«Девушка пО полю шла босиком.

След, поливая парным молоком.

Ветер украл из косы волосок,

Зреет на поле пшеничный росток»

Еще не открыв глаза, но уже поняв, что проснулась, я слышу ту же песню над собой. Я узнаю голос, даже не посмотрев на исполнителя. Это Су. Она прекрасно поет, ее голос настолько гармонирует с этим текстом. Она словно знала ее всю жизнь и сейчас поет не напрягая память и чувства. Просто выдает, с детства заученные строчки, складывая их в мелодию, впитавшуюся с молоком матери в сознание. Но вот, песня заканчивается и Су, не желает начинать ее снова. Мне приходится выдать себя. Я открываю глаза и рассматриваю Су. Она выглядит очень хорошо. Волосы опрятно уложены, одежда чиста, лицо, без признаков усталости, свежее и румяное. Хотела бы я посмотреть в зеркало и увидеть тоже. Прекрасно понимая, что это не возможно, за столь короткое время, я все же удивлена, как у Су, выходит так скоро прийти в себя, после того, что мы все прошли.

- Лин, дорогая, ты очнулась! – Су, смотрит на меня, удивленными глазами и не переставая жмет кнопку, находящуюся на спинке кровати, что у меня над головой. Кнопка издает противный писк и я не понимаю, зачем она это делает. Ее несвязанные движения напоминают мне сон, может я все еще сплю? Но я все вижу так четко, и осознаю все происходящее, так ясно, что отбрасываю эту мысль. На писк сбегаются люди и я узнаю в них, встречающих нас медицинских рабочих, которые осматривали и кололи меня иглами. Все сбегаются и останавливаются над моей кроватью, образуя полукруг. Они не громко перешептываются и записывают на свои листочки что-то мне не понятное и отсоединяют от моих рук какие-то трубки, которых я не заметила ранее, но чувствую сейчас, когда они вынимают острые иглы из моих вен.

-  Лин, - говорит тот, кто ставил мне больные уколы, перед тем, как я уснула, - мы рады, что ты, наконец, пришла в сознание, расскажи нам, что ты чувствуешь, как твоя нога?

До того, как он не напомнил мне про ногу, я даже забыла, что она  меня нещадно терзала, болевыми приступами. Я пошевелила осторожно сначала пальцами, потом, аккуратно покрутила ногой в суставе, но ничего не почувствовала. Словно, она и не болела вовсе.

- Все великолепно, я не чувствую боли. Скажите, как вам удалось, так скоро вылечить мою ногу? – Задаю я первое, что приходит в голову. Я удивлена и поражена достижениями их медицины.

- Вовсе не скоро, лечение протекало в стандартном режиме. Все усложнило то плачевное состояние, в котором ты была доставлена к нам. Твой организм был обессилен, и нам пришлось ввести тебя в принудительный сон, чтобы восстановить силы, для скорейшей  поправки. Мы не прекращали лечение все эти дни, и теперь ты в полном порядке и эмоционально и физически, ты полна сил.

- Все эти дни? Сколько дней я проспала? – Мое сердце ускорило свой ритм и датчики стоящие рядом, запищали, вторя ему.

- Не волнуйся, успокойся. Ты проспала три дня, но это было необходимо. Ты бы не смогла выйти от сюда, до того, как мы вылечим твою ногу. А теперь, мы сможем отпустить тебя, после нескольких тестов, на твое самочувствие.  – Медицинский служащий приятно мне улыбался, а моя паника все не унималась.

- Су, мне нужно с тобой поговорить.

Су кивает, а все остальные постепенно покидают комнату, оставляя нас одних.

- Что случилось за эти дни? – Спрашиваю я ее, едва за последним служащим закрывается дверь.

- Тише, успокойся. Все в норме. – Успокаивает меня Су, а мое сердце учащенно бьется и датчики пищат следом. Мне надоедает этот звук, я нащупываю на своем теле стикеры в нескольких местах и отдираю их, кладя на столик.

- Подробнее Су, не мучай меня. – перебиваю ее, не желая слушать слова успокоения в мой адрес.

- Когда нам сообщили, что ввели тебя в сон, для того, чтобы ты скорее восстановилась, мы оставили тебя и сами пошли отдыхать. Зоин, радушно принял нас, под своей крышей. К середине следующего дня, когда мы наконец выспались и смогли нормально мыслить, не зевая при этом, мы собрались на кухне и стали обсуждать, что произошло за все это время, и что нам предстоит делать. Зоин, сказал нам, что не стоит появляться перед правлением, в неполном составе, имея в виду, твое отсутствие. Мы согласились с ним. Потом, он рассказал нам о том, что случилось, когда экспедиция, направленная на поиски убежища, вернулась без тебя и Лёна. Члены правления были в ярости, от того, что они упустили тебя, не выполнив все, что задумали. На ваши поиски были направлены новые люди, но они еще не вернулись назад, и все обеспокоены их исчезновением. Зоин, был очень рад, когда Тим, представился Главой Коммуны. Он рассчитывал на его помощь и они долго обсуждали какие-то правительственные, организационные моменты по возможному сотрудничеству между ними. Но тут, я особо ничего не понимала, и не вмешивалась. Встреча с правлением, назначена, как раз на сегодняшний день. Именно сегодня все смогут собраться вместе. Некоторые члены правления отсутствовали на каких-то заданиях с массовым вывозом людей, якобы для каких-то работ по обеспечению города. Мы с Лёном считаем, что это учения. Людей обучают стрельбе из ружей. Зоин, ничего об этом не знает, и не был уверен в этой версии, так как мы. Тиму пришлось рассказать ему всю сложившуюся обстановку, после чего Зоин нас поспешно покинул. Он сказал, что должен немедленно все это обсудить и обдумать. А мы, все оставшееся время, расхаживали по городу, осматривали его и приходили в форму.



Аня Грачева

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться