Люди до. Новая история.

Размер шрифта: - +

Глава 13.

Не могу сказать, через какой промежуток времени ко мне вернулось сознание, но от того, что я очнулась – стало только хуже. Еще не в силах открыть глаза, я испытала всю тяжесть навалившихся на меня ощущений. Все тело, словно пульсировало огнем и жгло изнутри, агония давила на меня, погружая в свой плен. Я через силу раскрыла глаза, кривясь от  нахлынувшей с новой силой боли, и ничего не увидела. В первую минуту, паника заполонила мой рассудок, я моргала и боялась, что мне отказало зрение. Но потом, когда глаза стали привыкать и комната, в которую меня поместили, приобрела свои размытые контуры, я успокоилась. Значит с моим зрением все в порядке, просто сейчас ночь, или в помещении, где меня держат - нет окон. Но я вижу, как сквозь дверной проем пробивается полоса света. Пробую встать, но мне не удается. От малейшего движения начинает тошнить, голова кружится, а по телу разливаются потоки боли. Во рту металлический привкус, сплевываю – не помогает. Кровь снова и снова наполняет рот своим вкусом. Разбита губа, я это чувствую, и возможно, повреждена внутренняя часть щеки. Провожу языком по зубам и полости рта, исследуя. Все зубы на месте, но в некоторых местах, как с внутренней стороны щеки и десны справа, боль усиливается. Мне хорошо досталось. Дальше руками. Обшариваю себя с ног до головы, до чего могу дотянуться, чтобы не стонать от боли, и не привлекать к себе лишнего внимания. На затылке шишка и волосы, что около нее – липкие. Значит, по голове мне попали. Дальше ребра. Опять же, с правой стороны, больно прикасаться. Но терпимо. Надеюсь, ребра не сломаны. А ниже, сплошные болевые точки. Живот, бедра, спина и даже ноги в порванных колготках – все болит. Но уже терпимо. Значит, самые большие травмы - получены по голове и груди. Без помощи профессионала не разобраться, хотя, думаю, такого мне не предоставят, и придется выкручиваться самой.

Чтобы, хоть как то прийти в порядок, мне нужна вода. Охота пить и смыть с себя кровь и пот. Ползком, на четвереньках, изучаю периметр комнаты, обшаривая руками пол и стены. Меня изрядно пошатывает и бросает в разные стороны, но пока я держусь. Все, что нахожу – это небольшую бутылочку с жидкостью и пустое ведро. Больше комната ничем меня не радует. Темнота и пустота. Ни кровати, ни окна. Плотно закрытая дверь, каменные стены и пол, который приятно холодит мои раны, но это ненадолго. Вскоре мне этот приятный холодок выльется во что-то более серьезное – простуду, как минимум. О худшем и думать не охота. В бутылочке, по запаху – вода. Пробую всего один глоток. Жидкость приятно растекается по горлу, но этого слишком мало, чтобы прийти в себя, и тем более мне не хватит этого количества, чтобы даже умыться. Отставляю емкость в сторонку, чтобы не сорваться. А то могу в один присест опорожнить ее до последней капли. Сколько времени мне придется находиться здесь – неизвестно. А еще желудок напоминает о себе ворчанием. Помню, милый, ели мы с тобой давно, но даже если в данный момент мне подкинули тарелку каши, съесть ее бы не смогла, все точно вышло бы наружу, тошноту ведь никто не отменял. Прокручиваю в голове все события. Да, ела в последний раз – очень давно. Наверное, в доме Тима. Тим, как он? Где он? Может он меня ищет? Или ему хуже, чем мне? Даже думать не хочу о плохом. Все и так видится не в радужных тонах. Гоню от себя плохие мысли, вселяя надежду на то, что меня вытащат отсюда. С этими фантазиями засыпаю, чтобы снова очнуться, уже от стального скрежета двери. Открываю глаза, но сразу зажмуриваю их. Свет, проникающий в комнатку, заполняет ее. Я слышу шаги. В комнату вошло несколько человек. Меня обступают со всех сторон, а я боюсь открыть глаза и выдать себя. Пусть лучше думают, что я без сознания, чем снова прощупывают мои ребра.

- Эй! Жива? – Обращается ко мне один из вошедших.

Моей спины касается нога, совсем не нежно, так, что из моей груди вырывается стон.

- Да жива она, ничего с ней не станет. Отлежится. – Отвечает второй.

Все выходят, оставляя меня в темноте комнаты. Мне нужно встать. Я знаю это, но так сложно заставить себя разогнуться и поднять тело в вертикальное положение. Все болит и жутко ноет. Я чувствую каждую мышцу, каждую косточку своего тела. Для того, чтобы сесть, у меня уходит слишком много времени. Дышать слишком больно, скорее всего - перелом ребер. Нахожу в себе силы, точнее их остатки, чтобы встать. Но на большее меня не хватает. Прислоняюсь спиной к стене и медленно по ней стекаю. Ничего у меня не выйдет. Сбежать, когда самостоятельно шаг сделать не можешь – не вариант. Но и ждать, когда кто-то меня вытащит из этой дыры – тоже не выход. О моем нахождении здесь знает только Тим. Об этом городе, в принципе, мало кому известно. Что мне остается делать? Я должна поговорить с главой города, попробовать снова. Может в этот раз между нами завяжется более продолжительная беседа. Что он там хотел от меня услышать? Что я тут делаю? А что я плела ему в ответ? Совсем отшибло эту часть информации из моей головы. Так, значит нужно обдумать все хорошенько, прежде чем меня снова к нему отправят. А то, что отправят, я не сомневаюсь. Я обладаю информацией, и он знает об этом. Что мне остается? Раскрыть полностью то, что мне известно? Не вариант. Тогда я стану не интересна этому человеку и, в лучшем случае, поселюсь в этой чудесной комнатке надолго.

Сколько времени я провела, растекшись звездочкой по каменному полу, раздумывая о ситуации, в которой оказалась. Не знаю. Но когда мои глаза начали слипаться, веки тяжелеть, а вместо мыслей роились какие-то бредовые идеи в моей голове, дверь снова резко открылась. Меня дернуло. Я не ожидала посетителей, поэтому показала свое состояние. Нужно быть внимательнее и в следующий раз не вздрагивать от каждого шороха. Если он будет, этот следующий раз.



Аня Грачева

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться