Люди и обезьяны, или выходной день в зоопарке

Размер шрифта: - +

Люди и обезьяны, или выходной день в зоопарке

ЛЮДИ И ОБЕЗЬЯНЫ, или ВЫХОДНОЙ ДЕНЬ В ЗООПАРКЕ

 

-Какие все-таки страшные уроды эти люди, сказала молодая Лили. Лысые, вонючие, таскают на себе какие-то тряпки. А ходят как? Ноги совсем не сгибаются. И руками себе им лень помочь. В общем, надоели страшно. Еле их терплю

-Вот-вот, согласился умный Арчибальд. Обольют себя вонючей дрянью, зачем-то поскребут благородную шерсть на морде, руках и ногах – и давай бесцельно шляться туда-сюда. Нет, чтобы по деревьям полазить. А руками себе не помогают, потому что они у них отсохли от безделья. Не достают уже до пола, как у нас. Ужас, ужас.

-Зато они страшно подлые, добавила старая Кика. Ужасно подлые и вероломные. Они понимают свою ущербность и поэтому изо всех сил борются с нами. Ведь это они лишили нас свободы! Они, а не слоны или зебры какие-нибудь. А ведь мы настолько выше их! Умные, честные, сильные! А наше врожденное благородство? У кого еще такое есть? Ни у кого! Поэтому нам так трудно. Люди придумывают всякие штуки, только чтобы мы не взбунтовались. Несчастные мерзавцы! Не хотят понимать, что наш час неизбежно придет и их власть рухнет!

-Рухнет, рухнет! – запрыгали, закричали в возбуждении остальные обезьяны. Все правда, старая! Мы самые лучшие, мы самые умные, мы должны тут всем рулить! Мы, мы, только мы! И так и будет!

-Наш интеллект, наша воля, наше благородство наверняка победят их изворотливость и трусость, громко добавил Арчибальд. Потому что мы гордые, благородные обезьяны, а они кто? Ошибка природы, не больше того.

-Ты такой умный и красивый! - восхитилась Лили.

-А кто это к нам идет? - вдруг спросил зоркий Алекс, нервно дернув хвостом. Вон там, с ведром? Это не Семен ли? Не он?

И в его голосе появилась надежда.

-Семен, Семен! Это он! – закричали остальные, присмотревшись, и начали визжать, биться о решетки и прыгать до потолка. Давай, давай к нам! Скорей, скорей! Не спи там на ходу, мужичила!

-Семен – единственный человек, который прекрасен почти как мы, сказала старая Кика. От него пахнет, как от нас, руки почти до земли и он не скребет с морды благородную шерсть. Если бы все люди были такими! Как стало бы хорошо и уютно на земле…И она вздохнула.

-Ну что, макаки драные? - спросил подвыпивший, небритый и немытый Семен, подходя к вольеру. Чего слюни пускаете? Жрать хотите? А? Вон как носитесь-то. Да не орите вы, твари, сейчас накормлю.

В одной руке у него действительно было ведро с обезьяньим обедом, а в другой швабра с тряпкой – для уборки.

Плюнув для прикола прямо в рожицу люботытному Алексу и толкнув шваброй в бок Лили, Семен неторопливо вошел в вольер и вывалил содержимое ведра в большой таз на полу.

Обезьяны, не тратя попусту времени, тут же приступили к обеду. Лили с диким криком подралась с Алексом из-за яблока. Арчибальд визжал и кусал всех подряд, чтобы не лезли к тазу вперед него. А старой Кике врезали так, что она отползла от таза и тихо скулила, глядя, как остальные быстро и жадно жрут.

-Но, но, черти вонючие!- строго прикрикивал Семен. Всем хватит, не толкайтесь. Глаза бы на вас не смотрели, на уродов хвостатых.

Он достал из кармана заранее отложенный банан и протянул его Кике.

-На, старая, подкрепись. А то опять без жратвы останешься. Сдохнешь не от старости, а от голода. Кика с благодарностью взглянула на него, взяла банан и стала есть. Кто-то из молодых сразу прыгнул на нее сбоку, попытался отнять банан, но бдительный Семен тут же огрел его пустым ведром.

-Не озоруй, сука! Гони отсель!

Потом он недовольно прошел по вольеру с инспекцией.

-Тааак, обезьяны…. А ну признавайтесь - кто насрал в углу? Кто тут кучу наложил? А? Что молчите? Мало вони от вас самих, так вы еще решили добавить? Туалет же есть у вас за стенкой, там ящик с песком. Вы что, совсем тупые? Не можете сообразить?

Поевшие обезьяны видели, что он сердится, и им было не совсем уютно.

-Лили, это ведь ты насрала? - строго спросил Арчибальд. Теперь из-за тебя нам, может, вечером жрать не дадут.

-А чего сразу я? -возмутилась Лили. Ты сам видел? Чего погнал? Конечно, у нас чуть что – сразу Лили безответная виновата. Это Кика скорее всего. Она старая, до песка не может добежать. Умничает только, а сама…Нечего ее вообще кормить. А то бананами она питается индивидуально, взяла такую манеру.

-Я!? –возмутилась Кика. Да я вообще выше этого! Всего.

-Арчибальд, а не ты ли постарался? – спросил тут Алекс. Ты и жрешь больше всех, и кусаешься хуже собаки. Вон куча-то какая здоровенная. Наверняка твоя работа. Признавайся.

-Что!?-вскипел Арчибальд. На кого баллон катишь, шкура!? А ну, ребята, проучим придурка! Налетай, рви его! Одним ртом меньше у нас будет! Больше огрызков всем достанется!

И обезьяны мгновенно сцепились в орущий и визжащий клубок.

-Фу, фу! Расцепитесь, черти!-закричал Семен, охаживая их шваброй. Ну что вы не как люди! По углам! По углам сидеть, я сказал!

Получив шваброй, обезьяны действительно разбежались по углам и устроились там, сопя и повизгивая. Семен же убрал кучу, плюнул напоследок в Арчибальда и ушел восвояси, закрыв вольер.

-Не могу я больше с ними, бормотал он, даже волков накормить легче. А эти…За яблоко загрызть готовы. А еще наши предки называются… Надо еще сто грамм принять. Для успокоения души. А то сойдешь с ними с ума совсем.

-Ушел…- через какое-то время сказала старая Кика. Один-единственный приличный человек, и все же какой-то он…Невыдержанный. Не такой благородный, как мы. Не такой.

-Да, согласился Арчибальд, точно. Палкой меня зачем-то огрел. Я что, просил? А он…И кучу не очень чисто убрал. Пованивает. Халтурщик. Жаловаться на него надо администрации. Чтоб спуску не давали.

-Ничего эти люди не могут толком сделать, добавила Лили, только врут и обманывают. И кормят нас плохо. В смысле мало. Только Кику бананами балуют. А она жрет, никак не нажрется. Нет, чтобы поделиться с девочками.



Victor V

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться