Люди - не Боги

Глава VII

Платон сидел на Конте и водил ножом по груди, девушка вбежала в помещение с палкой в руках и замахнулась, но фей успел уклониться и свалился к полкам в левом углу. Одна из деревянных расписанных дощечек свалилась ему на голову и отскочив, ударила по вооруженной руке. Нож выпал.

- Ты с ума сошла? – подобрал он выпавший нож.

- Не дам убить папку, не дам! – Тесс была настроена серьезно, и если понадобится, ударит дядечку и даже не раз.

- Да не буду я его убивать и не собирался, - остыл черноволосый и отложил лезвие в сторону.

- Да как же! Звезду его вырезать хотел!

- Не стало у него этой звезды…

- Как не стало? – Бросив палку, феечка подбежала к родителю и упала перед ним на колени.

- Вот так, не стало! Как только я к ней прикоснулся, она засияла и растворилась. Может она перешла ко мне? – задал Платон вопрос, то ли Тесс, то ли самому себе и покрутил правую руку.

Странных ощущений в ней не замечалось. Если он дотронулся до звезды кончиком лезвия, может, сила переместилась в него? Хотя, тот никак не изменился и явно не собирался выдавать истину своему хозяину. Но Платон сделал без основательные выводы, раз звезда на груди Конта исчезла, значит, он теперь по праву новый носитель силы мира. Встав и запрятав нож за пазуху, фей гордо покинул спальню главы деревни.

Девушка поводила ладонью по голой груди лежавшего на полу человечка и ужаснулась.

- Он лишился своей силы…

Рука рыжего обхватила лежавшую на нем ладонь дочери.

- Привет!

- Живой?!

- А должно быть иначе? – он убрал женскую руку и встал с холодного пола.

Жадный брат услышав голос ворвался обратно в спальню, но никто на него не посмотрел.

- Обычно я такой, но сейчас кто-то чище меня. Платон, а ты уверен, что сейчас все так, как ты хотел? – пострадавший даже не повернулся к черноволосому фею и сунув руки в карманы  брюк, сделал небольшую паузу в ожидании ответа.

- Ну да, звезды нет, значит с твоей силой покончено!

- Хм… Но и у тебя ее нет, не так ли?

- Уже есть! – нервно сорвалось с уст.

- Глупец!

Конт повернулся к стоящему в дверях. Потер правой ладонью грудь и сунул руку обратно в карман. Глубокий вздох помог выйти из неуверенности, а исчезнувшая звезда вновь засветилась ярко-желтым цветом. Гордо покидать собеседника теперь была очередь за рыжим хозяином домика.

Хмурившееся небо вновь обрадовало своей чистотой и жарким солнцем. Платон от разочарования упал на колени и сильно сжал кулаки, а Тесс быстрым шагом выскочила за отцом.

 

***

- Это что? – удивилась девушка, откусывая кусочек горячего мяса.

К костру подошел Конт, держа в руках баночки с красками.

- Краски.

- Я вижу, но зачем? – вытерла феечка жир с подбородка.

- Вы решили, что моя сила в звезде на груди, поэтому ее отсутствие ввело вас в заблуждение. Да, она является частичкой меня, но к силе эта пятиконечная желтая звездочка не имеет никакого отношения. Я долго наблюдал за ее поведением и вот что понял: яркое свечение – это хорошее самочувствие моего организма; слегка легкий контур говорит об отсутствии на данный момент моей силы, моих возможностей; а при потере сознания, или когда умру, она исчезнет. Ну, а сейчас нарисую вам такие же звездочки, в знак примирения, и чтоб кое-кто больше не додумался повторить свой поступок, - он сел на колени перед костром и подвинул краски ближе к себе. – Платон, даже если я умру, силу ты не заполучишь, а мир,  в котором мы живем, просто развалится на части. Думаю, понятно, почему не стоит этого повторять?

- Да, - братец склонил голову, осознавая свою ошибку, но что сделано, то сделано, и остается только признать вину.

- А что будет с нами, если тебя вдруг не станет? – Тесс, как всегда задавала прямолинейные вопросы.

- Вы умрете, - совершенно спокойно ответил Конт и потянулся кисточкой к открытому плечику дочери.

- Ты так легко об этом говоришь, - всполошился Платон. – Будто тебе совершенно безразлично, что с нами случиться после твоей смерти.

- Если я умру, как думаешь, что больше всего будет меня волновать? – молчание в ответ заставило говорящего самому ответить на свой вопрос, тем самым показав, что он как всегда прав. – Думаю, ты уже догадался, когда я умру, меня ничего не будет волновать, совершенно ничего, даже то, как вы будете пытаться выжить, но все равно умрете. Каким бы ни был я эгоистом, это сказано не в меру моего плохого отношения к вам, а в меру реальности. Так что не печалься брат, наслаждайся жизнью, я еще жив.

Последние слова совсем не успокаивали, а даже наоборот, тревожили душу не на шутку. Отвлечься от ужасных мыслей не помогала даже нарисованная Контом звезда.



Rina Kathchen

#30167 в Разное
#7995 в Драма
#42954 в Фэнтези

В тексте есть: реализм, феи

Отредактировано: 16.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться