Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины

Размер шрифта: - +

Глава 7. Минус 60

 

Глава 7. Минус 60

 

– Интерны, – в дверь просунулась голова дежурного врача, – в четвёртую смотровую.

Элиана мгновенно поднялась с кресла и выскочила в коридор. Лера последовала за ней.

– Поступило два пациента, – на ходу начал объяснять профессор Кинефрид. – Один очень тяжёлый. Перемещён из параллельного мира. Все доктора работают с ним. И я тоже там нужен. А вторым займётесь вы. Женщина, наша, 64 года, лёгкое ментальное повреждение. Стала объектом глупого розыгрыша подростков. Я её уже осмотрел. Временной сдвиг минус 60, длительностью около часа. Поэтому ничего делать не надо – само пройдёт. Просто понаблюдайте на всякий случай.

После этих слов профессор перешёл на бег и через секунду скрылся за одной из дверей, над которой мигала красная лампа.

– Чёрт! – выругалась Элиана, с завистью провожая врача взглядом. – И почему нам всегда поручают всякую несерьёзную ерунду, когда есть тяжёлый пациент?

– А что нам поручили? Что за временной сдвиг? Что с той женщиной?

Из всего, что дежурный врач сказал о пациентке, Лера поняла только её возраст и то, что она из этого мира, судя по слову «наша».

– Ой, да всё с ней в порядке. Подмена ментальной сущности взрослого на ребёнка.

Валерия посмотрела на Элиану непонимающим взглядом, и та догадалась, что надо расшифровать поподробней:

– Существует такое проклятие. Как бы это проще объяснить? Ну, человеку внушают, что он – это не он. Есть разные приколы. Можно внушить, что ты животное какое-то, например, обезьяна, и человек реально будет ощущать себя и вести, как обезьяна. А можно внушить, что ты ребёнок или наоборот, старик. Профессор Кинефрид сказал «минус 60». Это значит, женщина считает, себя младше на 60 лет. То есть ощущает себя четырёхлетней девочкой. Такие ментальные подшучивания, конечно, запрещены. Но дуракам закон не писан.

– Да, злая шутка. И, вообще, не могу понять – почему считается лёгким заболеванием.

– Так это ж временно. Кинефрид сказал, действие проклятия продлится около часа. 

Девушки зашли в смотровую и обнаружили полную седоватую женщину, сидящую на кушетке. Выглядела она крайне растерянной.

– Тётеньки, хочу к маме, – произнесла она жалостливым тоненьким голоском. – Где моя мама?

– Эх, – Элиана с тоской посмотрела на пациентку.

Было видно, насколько сильно блондинке не хочется возиться с ней. Женщина-ребёнок, похоже, уловила раздражение одной из «тётенек» и расстроилась ещё больше.

– Хочу к маме, – захныкала она.

Лера подсела к ней и включила «добрую фею».

– Мама скоро придёт. Она пошла купить конфеток. А пока разрешила мне поиграть с тобой. Тебя как зовут, малышка?

«Малышка» тут же передумала плакать и улыбнулась:

– Дия.

– А меня Ле… то есть Айли.

Через несколько минут Дия уже совершенно забыла, что жить без мамы не может, и с удовольствием декламировала Лере стишки и разгадывала загадки. Элиана в процесс не вмешивалась. Пристроилась на край кушетки и с удивлением наблюдала за игрой «девочек». 

Прошло ещё минут десять, и блондинка не выдержала:

– Айли, у тебя так классно получается. Слушай, я отлучусь ненадолго в реанимацию. Хочу глянуть того, тяжёлого. Понаблюдать, как с ним работают, поучиться. Хотя бы несколько минут. Ты же справишься без меня?

Лера перевела взгляд с «малышки» на Элиану. Глаза блондинки горели таким страстным желанием отправиться в гущу медицинских событий, что Валерии ничего не оставалась, как отпустить её с богом.

– Справлюсь.

Уж Лере ли боятся одного четырёхлетнего малыша, когда на детских праздниках она умудрялась владеть внимаем целой оравы маленьких капризных человечков.

Пока Элиана отсутствовала, Валерия провела с женщиной-ребёнком несколько подвижных конкурсов. Та в конец утомилась и в итоге заснула, свернувшись калачиком на кушетке.

– Ну, ты талант! – восхитилась вернувшаяся блондинка. – Как тебе удалось её угомонить? У тебя точно младшей сестры нет? Ты Тьюрию правду сказала?

– Правду, – усмехнулась Лера. – Умею обращаться с малышами, потому что подрабатываю в компании по организации детских праздников.

– А, ну, классно, – кивнула Элиана, потом взглянула на пациентку и, хохотнув, добавила: – Прикинь, заснула четырёхлетней девочкой, а проснётся 64-летней бабушкой.

После этого замечания блондинка утратила интерес к женщине и, подсев поближе к Лере, начала возбуждённо делиться увиденным в реанимации.

– Парень действительно очень тяжёлый. Серьёзные повреждения как физической оболочки, ну в смысле, тела, так и ментальной сущности, ну в смысле, эмоционально-энергетического поля. Вызвали самых крутых специалистов: и хирургов, и менталистов. И прикинь, как пятикурсникам везёт. Даркус позволил Клузи ассистировать ему.

– А кто такой Клузи?

– Учится на выпускном курсе. Ты его сегодня видела. Я как раз с ним разговаривала, когда к тебе этот придурок Сьюгерд начал приставать.

– Тот красавчик с лучезарной улыбкой? Это твой парень?

– Да, – немного неуверенно ответила Элиана.

– А он об этом знает? – усмехнулась Лера. – И не жалко тебе, Эли, электон на такую ложь тратить?

– Ну, может, пока Клузи и не совсем мой парень, – согласилась блондинка, – но скоро им станет. Я над этим работаю.

– Да, он ничего так, симпатичный. Возможно, и стОит твоих усилий, – кивнула с улыбкой Лера.



Ольга Обская

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться