Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины

Размер шрифта: - +

Глава 9. Первая пара

 

Глава 9. Первая пара

 

Лера едва поспевала за Элианой, которая вела к учебным корпусам. В голове неприятно потрескивало. Казалось, собраться с мыслями ближайший час будет нереально. Не помог даже крепкий кофе, который подавали на завтрак в студенческой столовой. Хотя Даркус и отпустил вчера с ночного дежурства пораньше, подремать удалось не больше трёх часов. Перед сном Элиана решила расспросить Валерию, как ей понравилась работа врачей реанимации, и разговор затянулся допоздна. Лера ощущала острую необходимость поделиться с кем-то впечатлениями и о медиках, и о пациенте, а Элиана неожиданно оказалась внимательной слушательницей. Тогда ночью Валерия была благодарна блондинке, но теперь поглядывала на неё косо. Если б та во время пресекла бесконечный разговор, то Лере теперь не казалось бы, что у неё в голове потоптались мамонты.

– Эли, не лети ты так, – недовольно буркнула Валерия.

– Опаздывать нельзя, – нравоучительно изрекла Элиана. – Можно внеочередное ночное дежурство заработать.

– У вас, что, так наказывают за опоздание?

– У нас так наказывают за всё.

– Замечательная идея, – с сарказмом проворчала Лера. – Человек отдежурил ночь, не выспался – не мудрено, что опоздал. Нет бы отгул какой дать. Ага, щас. На тебе новое дежурство, чтобы уж совсем свалился замертво.

– Ничего, – усмехнулась Элиана, – со временем привыкнешь к бессонным ночам. К тому же, тебе ещё повезло. Первой парой у нас ВР, можно будет подремать немного.

– Что за ВР?

– Вымершая Речь. Язык медиков, аналог вашей латыни.

– Ужас какой-то, – опять недовольно пробормотала Лера. – Никогда не понимала, зачем у нас бедных врачей заставляют эту латынь учить. Пережиток какой-то. Ну, а у вас и подавно. Вот объясни мне, зачем нужен мёртвый язык, когда есть живой?

– Насчёт вашей латыни не знаю. А наш мёртвый язык, кстати, он называется джи, очень даже нужен. Несколько столетий назад наш мир населял интересный народец – джиды. Они обладали уникальными знаниями в области медицины и оставили после себя множество манускриптов. Тексты эти до сих пор расшифрованы не все. И до сих пор временами попадаются описания неизвестных на данный момент лекарств и медицинских методик. В библиотеке Академии собраны сотни тысяч свитков. Идёт работа по их расшифровке.

– А куда же делись сами джиды? Почему от них остались только манускрипты да мёртвый язык?

– Считается, что частично они перемешались с другими народами. И сегодняшние менталисты и эмы это их потомки. А вот куда делась основная масса джидов – неизвестно.

– Ясно, – кивнула Лера. Судьба таинственного народа интересовала её куда меньше, чем дисциплина, которую предстояло осваивать, поэтому поинтересовалась: – Наверно, ВР считается сложным предметом?

– Не столько сложный, сколько нудный. Но для тебя, думаю, будет самым простым. Для его освоения никаких особых талантов, никаких паранормальных способностей не нужно – только зубрёжка.

– Терпеть такие предметы не могу, которые «только зубрёжка», – с досадой произнесла Лера.

– Как же ты тогда на юриста пошла учиться? Ведь там наверно «только зубрёжка» – девяносто процентов.

Именно! Поэтому Валерии и не хотелось поступать в юридический. Она ощущала себя творческой личностью. Ей нравилась деятельность, где нужен полёт фантазии, импровизации и экспромты. Да она бы лучше до скончания веков «доброй феей» проработала, чем копаться в бумажках, разбираться в скучных законах, где шаг вправо, шаг влево – расстрел. Какая импровизация, когда в документах не то что каждое слово, каждая буковка, каждая запятая должна стоять в строго отведённом для неё месте? Скукота.

– А ты ведь в юридический не по своей воле поступила, – догадалась Элиана.

– Да, – решила не притворяться Лера. – Отец настоял.

– Мой тоже выбрал мне профессию за меня. Хотел, чтобы пошла по его стопам. Стала, угадай, кем?

– Неужели юристом?

– Ага, – кивнула блондинка и, хохотнув, добавила: – Прикинь, как у наших отцов мысли сходятся. Только копаться всю жизнь в бумажках не моё. При первой возможности сбежала из дома и поступила туда, куда хочу.

– Ого! Круто! – искренне восхитилась Лера. – И что отец?

– Да, ничего. Лишил материальной поддержки – и всё, – усмехнулась Элиана. – Нет, будь его воля, он бы меня проклял. Только как? Мои ментальные способности превосходят его в несколько раз – он не может наложить на меня никакое проклятие.

– А как ты выживаешь без его денег?

– У интернов хорошие стипендии – вполне хватает. Главное, чтобы не было хвостов, иначе стипендии лишат.

Лере бы тоже «без хвостов» не помешало. И хоть, как она поняла, кормят студентов сытно и совершенно бесплатно, но ей же нужны средства на то, чтобы купить всё необходимое. Элиана, конечно, за порцию электона готова поделиться и одеждой, и ручками-тетрадками, и средствами гигиены, и вообще всем, чем угодно, но Лере не нравилось, что таким обменом она потакает пагубному пристрастию блондинки.

Наполнивший коридор громкий звук бьющегося стекла заставил инстинктивно пригнуться. Элиана, наблюдая за реакцией Леры, засмеялась и попыталась перекричать громыхание:

– Не пугайся. Это звонок на первую пару.

– Креативненько, – с сарказмом заметила Валерия. – Что же вы звук разрывающихся бомб в качестве мелодии звонка не установили.

Блондинка, не отреагировав на реплику, схватила Леру за руку:



Ольга Обская

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться