Люди-волки

Размер шрифта: - +

Часть 1.2

Люда прибегает к дому Беара за пятнадцать минут до полуночи. Бестии планировали встретить Новый Год на лесной базе, но последние два дня мела метель и завалило все дороги. Празднование перенесли в квартиру Беара на последнем этаже дома, прозванного ''свечкой''.
Этот тридцатидвухэтажный дом когда-то был самым высоким в городе. Теперь появились дома и выше, но ''свечка'', благодаря удачному расположению на холме, по-прежнему видна почти из любого района города и многие все еще, не задумываясь, называют ее в числе самых высоких жилых домов. Сейчас, новогодней ночью, сияющее сквозь метель белой и голубой подсветкой здание кажется немного нереальным. Шпилем на крыше оно касается низких облаков. Желтые цепочки окон змейками тянутся вдоль него, а на самом верху, под крышей, ряд окон переливается радужными бликами. Там у бестий идет праздничная вечеринка.
Люда стирает слезинки, которые метель превратила в ледышки, перчаткой, и заходит в подъезд, оттуда в лифт, разукрашенный снежинками из бумаги. Одна качается на невидимой нити перед самым носом, и Люда с раздражением отбрасывает ее в сторону. Снежинка качается, как маятник возвращается снова, мягко ударяет по левому уху.
Очень не хочется предупреждать о своем приходе, но в умном доме о  конфиденциальности можно забыть. На пульте лифта нет кнопок этажей, только номера квартир для связи. Люда вынуждена нажать 444, и сообщение о новом госте тут же отправляется на Домоправитель 444-ой.
Люда напрасно надеется, что в праздничной суматохе сообщение останется незамеченным. Увы, ее заметили. Видеомонитор лифта оживает, сигналит: ''соединение с 444 номером'' и через мгновение на нем появляется лицо Руслана в дурацком новогоднем колпаке.
- Люда? - искренне удивляется он, но тут же одаривает самой радостной улыбкой. - Ого!  Так тебя отпустили?
Глазок видеокамеры глядит равнодушно и испытующе. Взгляд недоброжелательного судьи. Люда перехватывает большую спортивную сумку так, чтобы она точно не попала в поле зрения видеокамеры и быстро представляет, как надевает на лицо ледяную маску, скрывая все истинные чувства. Помогает. Спокойным ровным тоном она говорит: 
-  Да, это я. Вилку и тарелку найдете лишние?
- И даже бокал! Ждем! - но прежде, чем монитор отключается, появляется еще Лиза-старшая. Как всегда в черном, без нелепой новогодней мишуры, она посылает Люде светлую улыбку и шепчет: ''Ждем''. И от искренней радости двух лучших, самых понимающих друзей сумбур чувств в груди немного улегается. Скоро лифт останавливается: она на месте. На последнем этаже всего одна дверь, в огромную квартиру Беара, и та уже распахнута в ожидании ее.
Люда сваливает пальто на груду других в углу, ставит поверх сумку и проходит. Квартира занимает весь этаж, к тому же, это квартира-студия. Сейчас в огромном зале устроен танцпол, мебель же отодвинута к стенам, но не хаотически, а в продуманном порядке, образовав удобные закуточки, чтобы перекусить, пообщаться и пообжиматься. На витой лестнице в дальнем конце зала установили аппаратуру, грохочет музыка. Куча народу, как знакомые по группе бестий, так и совсем незнакомые, танцуют или разговаривают о чем-то и неслышно из-за музыки смеются. Новую пришедшую никто не замечает. Кажется, будто она попала в ночной клуб, дорогой и стильный. 
Люда жадно ищет глазами Беара, и в то же время боится встретиться с ним взглядом. Ведь тогда ей придется объяснить свое появление... Но самого хозяина квартиры в квартире пока нет - разочарование и облегчение одновременно.
- Привет! - орет в самое ухо Руслан, так что Люда даже подскакивает от неожиданности. - Вот тебе шампанское, - он толкает ей в руку бокал, - а вот новогодний маскарад! - нахлобучивает ей такой же дурацкий полосатый, переливающийся огоньками колпачок. - С Наступающим! 
- Спасибо. О, а без этого нельзя? - Люда двумя пальцами снимает колпак.
- Нет. У Беара ни елки, ни хлопушек с конфетти, ни бенгальских свечей, ни телека с новогодним обращением президента. Надо же как-то создавать праздничное настроение! 
Откуда-то появляется Лиза-старшая, снова светло улыбается, но, едва Руслан отвлекается, шепчет, склонившись к ее уху: 
- Ты же говорила, что Новый год по традиции по-семейному встречаешь, с мамой. Что-то не получилось? 
В горле встает комок, но Люда с трудом выдавливает: 
- Плевала я на нее.
- Поругались? 
Люда только кивает. Лиза участливо гладит по плечу и отступает. Через минуту она уже беседует с Соней-тигрицей. Люда отпивает с полбокала, и становится весело. Черт возьми, и правда, плевала она на маму! Что бы там ни было, она будет веселиться, а не стоять в углу унылой тенью! 
Она хватает Руслана и тащит на танцпол, на ходу допивая бокал. Они находят Лиса и устраивают танцы до упаду. Потом присоединяются Арс с необычно хмурой и молчаливой Лизой-младшей, но своим появлением они не портят Люде настроение. Ей сегодня со всеми хорошо, потому что хорошо, легко, свободно внутри. Только еще немного больно, будто маленькая дырочка, как от вырванного зуба... или пули, и через нее свистит холодный ветер.
- Люд, может, ты и на соревнования в воскресенье вырвешься? - с надеждой спрашивает Лис.
- Я теперь везде с вами буду, - улыбается та. И она вроде бы искренне счастлива от этой перспективы.
- Привет, Рыся! Рада, что ты здесь! - окликает Соня. Люда посылает ей воздушный поцелуй.
- Жаворонкова, уважаю выбор. Это тебе не сидеть с мамочкой над салатом, - хвалит Арс. - Заряжаться будешь? - он раскрывает сжатую в кулак ладонь. В ней серебристый контейнер новакорпа.
- Эй, в смеси с алкоголем это чревато... последствиями, - волнуется Руслан.
- Да ладно. Тем более, он слабый. Лис откалибровал его только на выработку дополнительной энергии... и ликвидацию последствий похмелья, кстати.
- Да, все будет норм, - встревает в разовор Лис. - Я уже зарядился. Жив. Бодр. Весел, - рапортует он.
Люда раздумывает, потом отрицательно мотает головой. Ей хватает допинга ссоры с мамой. А после слов Арса о салатике ярко представляется плачущая за пустым столом мама. Одна, без проклятущей Анжелы Андреевны, и она понимает, что ее счастье такое же неискреннее, как весь этот расфуфыренный, но пустой по сути праздник, которым люди просто заполняют холодную пустоту, пугающую черноту долгой зимы.
Момент наступления Нового Год они пропускают. Группа у лестницы ближе всех к диджею вдруг начинает прыгать и орать громче и обниматься крепче обычного, веселье от них передается соседям, но постепенно затухает, а до Люды и вовсе не успевает дойти. Только потом Руслан спрашивает вновь подошедшего к ним Арса, чего у лестницы кричали, и получает в ответ: ''С Наступившим!'' Странный Новый Год. И, согласно старой примете: как встретишь, так и проведешь, он теперь весь будет таким, пронесется в хаосе, грохоте и подогретом алкоголем и музыкой веселье без дат, без имен...
Вот обе Лизы: повеселевшая младшая каким-то чудом вытащила старшую в круг и теперь они танцуют вместе. Младшая забыла о зависти, у старшей в танце заметнее стала негибкость талии, резковатые, немного нескоординированные движения, но она забыла стесняться. Лис, забыв о громкой музыке, что-то вдохновенно вещает не слышащему и не слушающему его Арсу. Наверное, о своей любимой программе калибровки. А Руслан ищет кого-то в толпе, высоко подняв два бокала с шампанским. Наверное, ее. Люда ныряет в толпу, чтобы его взгляд не проскользил по ее макушке. Руслан подождет. Она пришла прежде всего к Беару. Только вот хозяина до сих пор не видно, где же он?
Люда пробирается к лестнице, взбирается на первые ступеньки, крепко цепляясь за железные ажурные перила. Сема, который сегодня за диджея, как раз удачно ставит медленный танец с негромким вступлением, и пока динамики не забасили снова, она кричит: 
- Сем, где Беар?
Тот махает рукой, указывая на верх лестницы. От музыки его отвлекать бесполезно, это для него даже прежде бестий. Люда вздергивает голову. Спираль лестницы заканчивается люком на крышу. Выходит, Беар на крыше? Один он там или нет? А, неважно. В любом случае, давно пора оповестить хозяина квартиры о своем приходе.



Ира Якимова

Отредактировано: 23.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться