Маат.

Размер шрифта: - +

Эпизод 16-18.

Эпизод 16. Блестящая обертка.

 

 

Иногда возникают странные формы жизни на планетах, что вращаются вокруг белых звезд.

И все эти высококвалифицированные ученые с кучей совершенных приборов ни на шаг не приблизились к ответу на этот вопрос.

Хотя окрестности этого светила очень даже понравились Печерину, Возтри и Грехову, оказавшимися в рубке управления МААТ в момент вхождения в систему.

Они застали мгновенье, когда неподалеку столкнулись несколько комет и астероидов.

На одной из планет системы наступило утро. Грулли-мфан встал рано. То есть правильнее сказать, он вообще не спал сегодня ночью. Ему удалось час другой вздремнуть на ойнале, тёплом, как красный песок Блаа, ковре.

Конечно, он должен был спокойно спать, как и весь его народ. Ведь менталитет позволял такое, жить размеренно, плавно, чтобы протекали дни и ночи. И так столетия. Его народ жил по восемьсот лет, вся жизнь протекала плавно. Торопиться было некуда, ни к чему.

Но не теперь. Уже два дня он не мог спать. С того самого момента, как на большой поляне, находившейся прямо за рощей, что отделяла его уютную хижину от поляны, приземлился большой слабо блестящий округлый дом богов, теперешних хозяев планеты Грулли-мфана.

Давно уже не видел он их. Лет сорок по его прикидкам, они не появлялись на священных островах мфанов. В полной задумчивости и растерянности он начал расчесывать верхними и средними конечностями густую шерсть серебристо-абрикосового цвета на боках.

Он наблюдал из густых зарослей за блестящим домом. За два дня из него лишь однажды выскочила крохотная летающая палка. Она вернулась почти перед самым наступлением темноты.

Грулли-мфан оттолкнулся средней парой конечностей от ойналы, встал на нижнюю пару и вышел из хижины. Сегодня он решился выйти на поляну и приблизиться к дому богов.

В этот момент внутри МААТ происходили совсем другие события.

Гассариев вполсилы ударил, защищенным композитной накладкой коленом в челюсть Терренса, как раз в тот момент, когда связист нанес второй удар кулаком в спину Грехова и теперь сидел на нем и пытался сдавить руками шею.

От удара Фрик отлетел к стене центрального коридора средней палубы, попытался вскочить, но тут же получил мощный шлепок по лицу.

- Лежать!- рявкнул Виктор, навис над связистом и занес руку для новой оплеухи.

- Стоять,- воскликнул, появившийся в коридоре капитан,- Гассариев, доложите обо всем.

Стрелок-бонусник опустил руку и встал практически в стойке смирно.

- Капитан, тут произошла драка. Считаю, что снова по идеологическим разногласиям.

- До получения показаний соглашусь с вами. А теперь уведите Терренса и заприте его в технических помещениях.

Печерин повернулся к ксенобиологу.

- Грехов, как вы?

Старый ксенобиолог показал большой палец и встал.

- Я правильно понимаю, все это безобразие из-за идеологии архитеков и неосимов?

- Вы правильно понимаете, капитан. Я лучше пойду к себе.

- Не буду вас задерживать. Буду ждать полного разъяснения.

- Капитан, я не могу взять в толк,- произнес негромко подошедший только что Гранит,- Зачем вы держите Терренса на борту? Он дестабилизирует обстановку, ссорит экипаж. Эмоциональный фон повышен.

- Все под контролем. Мне интересно наблюдать. С одной стороны хаос, все к тому же в тонусе. Всегда есть раздражитель, но и главное, есть индикатор на плохое и хорошее. И есть, что разглядеть во всех сразу.

- Да уж. С одной стороны вы законченный циник, кэп. Но с другой весьма мудр. Хотя попросту вы манипулирует людьми, их эмоциями и поведением.

- Да, и как говорится в одной старинной поговорке. Держи друзей близко, а неосима еще ближе,- произнес негромко Печерин.

- Это что-то новенькое, капитан. Драка на борту. Срыв эмоциональный, нестабильность и это в 23 веке. Даже я, военный, такого себе не позволяю,- воскликнул вернувшийся Гассариев.

Едва стрелок договорил, как на сенсоры всем поступило сообщение из рубки управления.

Мигар активировал связь.

- Что случилось, Возтри?

- Капитан, там внизу, у корабля наблюдается движение. Одиночная особь, гуманоидная. Судя по анализатору Грехова, гуманоид на девяносто процентов соответствует разумной форме жизни.

- Ясно, Возтри. Интересно. Держите корабль в предстартовой готовности. Следите за пространством в направлении континента,- Печерин повернулся к остальным,- Каас, ты со мной к шлюзу. Виктор, сходи за снаряжением и оружием.

Мужчины разошлись.

Гассариев подошел к нижней шлюзовой камере, как раз, когда Гранит начал ее открывать.

Печерин нацепил на клапан комбинезона генератор защитного поля, вооружился парализатором. Гасариев вооружился гораздо серьезнее.

Они покинули МААТ и неторопливо спустились по трапу на поляну.

Замеченное Возтри существо, заметив их, быстро отступило к деревьям, но не спряталось.

Печерин активировал лингвистический анализатор, подал сигнал стрелку остановиться и продолжил приближаться к гуманоиду.

На расстоянии примерно семи метров Мигар остановился и произнес.

- Добрый день.

В ответ гуманоид встал на нижние лапы и издал низкий гортанный прерывистый звук.

Активировался лингвоанализатор.

- Зачем хозяева пришли на священные острова?

Автопереводчик мгновенно активировался и подобрал языковую базу.

- Почему вы назвали меня хозяином? Я простой человек. Мы здесь ненадолго. Узнаем кое-что и улетим дальше к звездам.

- Вы не с большой земли?

- Вы имеете в виду континент за морем?

- Именно так. Вы другие боги-хозяева?- озадаченно спросил Грулли-мфан, все еще метаясь между любопытством и страхом.

- Мы не с континента. И мы не ваши хозяева, и уж точно не боги.



Алексей Беркут

Отредактировано: 18.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться