Мадемуазель Каприз

2 глава.

Валентина была достаточно раздражена после происшедшего, в результате чего шла достаточно быстро для того, чтобы ее спутники ускорили шаг, едва поспевая за ней.

- Нет, вы видели когда-нибудь таких невеж? - бурчала девушка себе под нос, - сначала они навязываются в знакомые, а потом грубят! Возмутительно! Неслыханно!

- Точно, - подтвердил Леру на ходу.

- Неотесанные мужланы, - добавил Бернар.

- Моряки, - продолжал его соперник, - долгое время общаются только с грубыми матросами. Чего от них ждать! Забудьте об этом, мадемуазель Валентина. Они не стоят вашего внимания.

     Валентина была с этим полностью согласна и фыркнула.

- Совсем одичали в море, - хмыкнул Бернар, - им сходить на берег противопоказано.

- Да оставьте же вы их наконец в покое! - заявила девушка раздраженно, - что мы, всю дорогу так и будем обсуждать этих невоспитанных типов?

     Бернар и Леру как по команде замолчали, зная по опыту, что когда Валентина в таком настроении, ей лучше не перечить.

     Наконец, Валентина подошла к своему дому и остановилась. Оглянулась на молодых людей и проговорила:

- Ну, вот я и пришла. Господа, я благодарю вас за приятную прогулку.

     Она подала руку сначала месье Бернару, так как он стоял ближе всех, во всяком случае, так она дала понять месье Леру взглядом, а потом и самому месье Леру. После чего мило улыбнулась обоим. В результате, оба были полностью уверены, что девушка предпочитает его другому.

- Надеюсь, мы встретимся сегодня вечером у губернатора, - заключила Валентина.

- Разумеется, мадемуазель Валентина, - согласились они хором, - только не опаздывайте.

     За ней такое водилось, поэтому девушка не обиделась, а только рассмеялась.

- Я постараюсь, - сказала она и кивком головы дала понять Люси, что им пора.

     Служанка поспешила на ее зов, первой направляясь к воротам.

     Войдя в прихожую, Валентина остановилась около зеркала, развязав ленточки шляпки и положив ее на столик. После чего внимательно осмотрела свое отражение. Поправила волосы и несколько раз повернулась направо и налево, оценивая все остальное. Люси, проходя мимо, укоризненно покачала головой.

- Вы вели себя очень легкомысленно, мадемуазель, - заметила она.

- Да? - фыркнула Валентина, - ничего подобного. Я вела себя, как нужно, вот так. И нечего читать мне нравоучения. Мне вполне хватает тетушек и их любимой присказки: "Не ходи туда, не делай так и веди себя прилично". Вечно одно и тоже. А между прочим, я голодна. Слышишь, Люси? Ты хочешь, чтобы я умерла с голоду?

     Люси этого, разумеется, не хотела и потому сказала:

- Я уже иду, мадемуазель.

- Конечно, ты идешь, - фыркнула девушка, - после того, как тебе сто раз напомнишь.

      Как только Валентина села за стол, в дверь постучали. Люси отправилась открывать и вскоре вернулась с мадам Савари, младшей сестрой покойного отца Валентины. Женщину сопровождала молоденькая и смазливая горничная.

     Маргарите Савари, вдове, было уже под тридцать. Она была красивой и уверенной в себе женщиной, высокой, белокожей, с великолепными золотистыми волосами и карими глазами. Но ее красота была совсем другого типа, чем у племянницы.

- Добрый день, дорогая, - сказала мадам Савари и села на стул.

- Добрый день, тетушка.

- Валентина, ты не забыла, что сегодня мы собрались пройтись по магазинам? Скоро Рождество и потом, наш новый губернатор обожает устраивать приемы.

- Первый - сегодня, - уточнила девушка, откусив кусочек булочки, намазанной маслом, - я все помню, тетя. Через пятнадцать минут я буду в вашем распоряжении.

- Я услышала от Розанны, что в магазин Бенье завезли ткани из Индии, кашемир и кучу всевозможных мелочей. Так что, если мы не поторопимся, все это перехватят новая губернаторша и ее племянница Луиза.

- Терпеть не могу Луизу, - среагировала Валентина и только потом осознала весь смысл фразы, - о, я уже тороплюсь. Я почти закончила, - она большим глотком допила чай и вытерла рот салфеткой, - уже бегу.

     Валентина собралась так быстро, насколько для нее это было возможно. Мадам Савари даже не успела во второй раз повторить: "Поторопись, Тина, дорогая". Обычно, она делала это раз десять.

     Наконец, они вышли из дома и сели в небольшую открытую пролетку, принадлежащую Маргарите.

- Надеюсь, мы успеем, - заметила Валентина, устраиваясь поудобнее, - иначе нас опередят противная Луиза и ее тетка.

- Мне тоже не нравится мадам Фредерикс, - согласилась Маргарита, - но все же, следует следить за своей речью, дорогая. Вдруг тебя кто-нибудь услышит.



Екатерина Бэйн

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться