Мадонна Фьора, или Медальон кардинала делла Ровере

Размер шрифта: - +

3.19 Волшебная флейта

* 57 *

Они продолжали пить кофе и разговаривали. Не о них самих, нет, скорее эта беседа напоминала диалог двух ученых, встретившихся в кулуарах конференции. Граф расспрашивал Элоизу о ее философских изысканиях, Элоиза расспрашивала графа о его коллекции. Время от времени слуги приносили новый кофейник и новую порцию пирожных.

- Скажите, граф, эту коллекцию собрали лично вы или какая-то ее часть досталась вам по наследству?

- Конечно, изрядная ее часть перешла ко мне от предыдущих поколений, - подтвердил граф. – Жаль только, что у меня самого нет ни одного приличного наследника.

- У вас нет детей?

- Есть дочь. Впрочем, она не знает, что является моей дочерью, и она совершенно не подходит для роли хозяйки всего этого богатства. Я был бы рад, если бы моя дочь была похожа на вас. Вы-то как раз, как мне кажется, отлично бы справились и с ролью хозяйки дома, и с ролью хранительницы сокровищ. Так и представляю вас, встречающую гостей в столовой…

- Увольте, - Элоиза покачала головой. – Я абсолютно не приспособлена к тому, чтобы быть хозяйкой дома. Я не способна позаботиться даже о своих мелких бытовых нуждах, а вы говорите – гости, приёмы! Нет, это не для меня. Вот книги ваши я бы читала с большим удовольствием.

Это вызвало новую тираду на тему «о времена, о нравы» применительно к девочкам из хороших семей, которых учат не тому, чему бы надо.

- В мое время девушка из такой семьи, как ваша, просто не могла не получить всех этих совершенно необходимых знаний!

- Вы удивитесь, но меня учили как раз самым традиционным образом, и в школе много часов было посвящено домашнему хозяйству. Терпеть не могла этот предмет, кстати.

- Хорошо, - вздохнул граф, - пусть так. Элоиза, а вы когда-нибудь занимались музыкой? - вдруг спросил он.

- Конечно, меня учили играть, петь, а также слушать, - пожала плечами она.

- Тогда вы должны быть хорошим ценителем, - улыбнулся он. - А я вот любитель, и любитель странной музыки. Вы любите слушать флейту?

- Вы заклинаете змей? - рассмеялась она. - Или воображаете себя крысоловом из Гаммельна?

- Нет, я просто хочу немного поиграть для красивой женщины, - он внимательно взглянул ей прямо в глаза.

Граф достал с полки деревянную флейту, прикрыл глаза и заиграл. Он на самом деле мог заклинать змей, крыс, юных дурочек… да кого угодно. Мелодия обволакивала, с ней хотелось сродниться, это было что-то сродни магии голоса Лианны. В ней слышались и простые народные песни, и гармония Баха, и отзвук ветра, воющего под крышей маленького домика… Хотелось танцевать. Хотелось встать и сделать странное - сбросить туфли, поставить корпус, собраться, а дальше - па-де-бурре, па-де-бурре, жете, па грав, пируэт, пируэт, купе назад и реверанс…

Музыка кончилась, Элоиза открыла глаза. К счастью, она по-прежнему сидела в кресле, туфли были на ногах, а пальцы одной руки как будто только что отбивали ритм по ладони другой.

- Вам понравилось? - спросил граф.

- Вы мастер, - усмехнулась она. - Наверное, под эти волшебные звуки не одна женщина убежала за вами, не глядя по сторонам.

- А вам случалось убегать за кем-нибудь без оглядки?

- Нет, - пожала она плечами. - Я слишком рациональна  и скучна. Ни за что не догадаетесь, что мне хотелось сделать, пока звучала музыка.

- Я не азартен уже давно, и не отгадываю загадок. Но вы определенно считали такты, и говорят - вы танцуете? Вероятно, вы прикидывали, что бы станцевать под эту незатейливую мелодию? А вам бы подошло, если, конечно, одеть вас в платье с фижмами, чтобы побольше цветов и кружев, и еще правильную прическу ко всему этому, и узорные чулки, и выпустить танцевать… Да, это было бы красиво, у вас бы получилось именно так, как надо.

- Я уже очень много лет не танцевала барокко, - пожала плечами она.

- Но в принципе же умеете, так? И нотацию ещё, чего доброго, читаете?

- Читала когда-то, - кивнула она.

- Вот, а говорите! Выпейте еще кофе, съешьте вот это пирожное, - и он положил ей на тарелку что-то белое и воздушное.

Она подчинилась - глотнула кофе, проглотила кусочек взбитых сливок… а он снова заиграл. Её глаза сначала смотрели куда-то в глубину кофейной чашки, а потом стали закрываться, и в конце концов закрылись совсем. А он всё играл…

И вдруг нежная мелодия была грубейшим образом прервана телефонным звонком. На этого человека у Элоизы стояла, гм, специфическая мелодия, совершенно не согласующаяся с ее обычным строгим и упорядоченным обликом, и ещё менее - с моментом. И фото человека тоже было добыто не слишком праведным путем. Тут же всякое наваждение исчезло.

- Да ответьте же, - почти что простонал граф, глядя на лежащий на столике телефон, как на ту самую змею, которую заклинали, но недозакляли.

- Слушаю вас, монсеньор, - ответила она с улыбкой, которой сама даже и не заметила.

- Элоиза, у вас все в порядке? - спросил он.

- А как же иначе? Конечно.

- Тогда для вас небольшая новость. Нашли еще несколько документов, на этот раз в архиве Ватикана, туда Варфоломей делал какие-то запросы по своим каналам.

- Отлично. И как, не противоречит?

- Нет, как раз все отлично складывается, правда, я все равно до конца не верю. Но это не важно. Скажите, вы скоро возвращаетесь?

- Я позвоню, когда поеду домой.

- Отлично, ждем вас.

Элоиза положила телефон на стол и прямо физически натолкнулась на взгляд Барберини.

- Скажите, кто он вам? - медленно спросил граф, и взгляд этот не сулил никому ничего хорошего.

- Кто - он? - Элоиза сделала вид, что не поняла.

- Нынешний герцог Савелли, - сказал как выплюнул.

Спокойно, не выдать себя ни взглядом, ни жестом. Себастьен тоже не знает, на какие имена она имеет право по рождению.



Салма Кальк

Отредактировано: 29.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться