Маг с яростью дракона

Размер шрифта: - +

Глава 6. Сожрать или изжарить? Вот в чём вопрос

На обратной дороге Маргелиус был странно молчалив. Братья Твердолобы флегматично играли в карты.

Тугодум достал все нужные вещи по списку. По дороге он полюбопытствовал у Маргелиуса, всё ли было спокойно и не скучал ли тот в развалинах. Маг припомнил всё, чем занимался, и подумал, что лучше сказать: ничего особенного не произошло, он только и делал три дня, что бродил по окрестностям, медитировал на горы и спал. Он решил не упоминать о встречах с людьми и как он завалил глыбами льда выход из своего замка, заперев в нём группу студентов с учителями из магической школы. Те, страшно и совсем не аристократично ругаясь, к вечеру выбрались и ушли через Северные Врата, кляня злокозненного герцога на чём свет стоит. Встречу со странником и пиршество с ним маг вообще похоронил в дебрях своей памяти.

На острове Маргелиус, с воспрянувшим энтузиазмом к добрым делам, занялся стройкой.

Ивушка, жена Лютого, пришла, поглядела на труды герцога, походила кругами, ушла. Через час вернулась снова, покружила, но Маргелиус, увлечённый делом, не обращал на дракониху никакого внимания. Наконец, она не выдержала и сердито спросила:

— Неужели ты думаешь, что это тебе поможет втереться в доверие к нашей семье?

Маг отложил доску и серьёзно, без злобы в голосе, ответил:

— Я делаю это в первую очередь для Лютого. Он мой друг.

Затем он спокойно вернулся к работе.

Ивушка нерешительно постояла рядом, но он больше не сказал ни слова. Работа кипела в его руках, хотя было трудно управляться своими искалеченными пальцами. Но он не останавливался. Братья Твердолобы, оценив титанические усилия опального герцога, стали ему помогать.

Лютый регулярно наведывался к Маргелиусу в гости и преданно заглядывал тому в глаза. В итоге маг не выдержал и попросил не мешать работать.

Маргелиус стоял и наслаждался плодами многодневных трудов. После упорных недель работы и героического труда детская площадка была готова. Юные дракончики, несмотря на запреты своих родителей, приходили играть, весело прыгали по пенькам, лазейкам, катались на горках и качались на качелях. Маг видел, что драконы по-прежнему относятся к нему настороженно и с опаской, не доверяя пришлому человеку с дурным прошлым, поэтому перестал приходить на детскую площадку. Он оставил её в ведение драконов, разумно полагая, что если он сам не будет там появляться, то родители быстрее отпустят своих отпрысков играть. Так и произошло.

Герцог разлёгся на дереве и одуревал от скуки, не зная, чем заняться. Его бурная натура просила деятельности. Но на острове решительно нечего было делать, кроме созерцания восходов-закатов и игр в шахматы и карты с братьями. Его размышления о том, чем бы себя занять на острове, прервала жена Лютого. Она подошла к дереву и спокойно наблюдала за другом своего мужа.

— Маргелиус, — окликнула мага Ивушка.

Герцог покосился на дракониху, поморщился. От жены Лютого, которая не выносила его с самого первого дня, он не ждал приятных новостей и решил притвориться крепко спящим. Он прикрыл глаза и старательно захрапел, выводя носом мощные рулады.

— Ты не спишь! — рявкнула обиженная Ивушка. — Я знаю.

Маргелиус неохотно открыл глаза и уселся на ветке дерева, молча глядя на дракониху.

— Через два дня будет Совет Старейшин. Тебя позовут тоже, постарайся не казаться таким самовлюблённым кретином, каким всегда выглядишь. Если не готов, лучше беги с острова сейчас. Драконы будут решать твою судьбу.

— Судьбу? — озадаченно переспросил Маргелиус. Такого поворота он не ожидал. Он торчал на острове уже почти месяц. Драконы со скрипом терпели его на своей земле из-за Лютого, но не делали попыток выселить или нанести вред ему и его семье. — Что ты имеешь в виду? — оживился он, спрыгивая с дерева и подходя к перламутровой драконихе.

Ивушка потупилась, затем подняла ласковые глаза и изучающе поглядела на него.

— Ты же знаешь, что драконы против твоего пребывания на острове? Вот и будут решать, что с тобой делать, — Ивушка развернулась, собираясь уйти, затем вздохнула и сказала. — Рядом с нашей пещерой есть довольно уютная пещерка, пошли покажу. Ты можешь с Айрис там остаться. Хватит тебе с женой жить на дереве.

Маргелиус молча кивнул, решив не возражать Ивушке, и отправился осматривать пещеру. Ночами на дереве было довольно прохладно. В пещере ему и супруге точно будет комфортнее. Будь он один, то отказался бы от предложения жены Лютого, но ради Айрис решил поступиться своим характером и согласиться.

Лёжа ночью в пещере, он нежно прижал жену к себе, положив её голову себе на плечо, ласково перебирал её волосы грубыми руками, делился новостями.

— Значит, будет Совет Старейшин драконов, — задумчиво протянула Айрис, поднимая голову и глядя ему в лицо.

— Угу, — односложно отозвался Маргелиус.

— Думаешь, это опасно? — нерешительно спросила она, снова кладя голову ему на плечо, наслаждаясь таким родным теплом его мощного тела.

Он зарылся носом в её мягкие волосы, вдыхая нежный аромат. Затем вздохнул и ответил:

— Думаю, пару неприятных минут мне пережить точно придётся.



Ирина Сергеевна Кузнецова

Отредактировано: 24.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться