Магазин игрушек Мадам Шарлотты

Размер шрифта: - +

Доверие, или Магазин игрушек перед ненастьем.

Кот бежал впереди, всё ещё горделиво качая хвостом, а Варе только и оставалось, что идти за ним.
– Кот, а почему в вашем магазине я не встретила ни одного покупателя?
– Наш магазин маленький и незаметный – сюда редко кто заглядывает... наверное... – кот замолчал, а через секунду, фыркнув, добавил, – не знаю. Я вообще с покупателями не вожусь. У Бориса лучше узнай, куда дети деваются.
«Ну конечно... ничего он не знает. Ух, басурман. – Варя даже показала кулак ничего не подозревающему зверьку, и тут же, едва не воскликнув «ах», поняла, что кот проговорился. – Куда деваются дети? Куда же они деваются?! Об этом нужно спрашивать Бориса!»
– Дети куда-то деваются? – переспросила девочка для верности, изобразив на лице удивление.
– Ага, – кивнул ничего не подозревающий кот, – я не пойму, они что, вовсе перестали рождаться?
– Ты о чём? – последние слова собеседника сбили её с толка.
– Ну, дети всё реже и реже посещают магазин. Я вот в толк не могу взять – их игрушки перестали интересовать, или они – вымирающий вид? Уж очень редко я вижу у нас детей.
– Ах, вот ты про что... – огорчилась девочка. 
Качнула головой и нахмурилась. 
«Тьфу его, этого старика!» 
Решив так, покупательница принялась изучать ряды, которые они проходили. Это были ряды отдела мягких игрушек. Звери сидели на полках, словно пассажиры, дожидающиеся своего поезда. В их смиренном ожидании было что-то трогающее душу. Их мордашки, выражающие грусть и покорность, заставляли сжиматься сердце гостьи.
– Кот, а что это с ними?
– У них осмотр. Если ты помнишь, Борис наказал Сонни осмотреть отдел. Кроме осмотра рядов и полок нужно осуществить проверку  каждой игрушки на наличие серости.
– А что вы сделаете с уснувшими игрушками?
– Ничего. Их нельзя трогать. Они должны стоять на своих местах.
– На своих местах?.. Постой! Почему же тогда Борис убрал Адмирала с полки?!
– Потому... потому... потому, что так нужно! Всё, хватит глупых вопросов. Тем более, что мы уже пришли. 
Кот остановился и поднял мордашку на девочку. И правда, полки с всевозможными зверями остались позади. Впереди стеллажи занимали барабаны, гитары, скрипки, тромбоны и даже арфы! Только сейчас Варя поняла, что за музыку она начала слышать совсем недавно – это пели инструменты. Так же как и в остальных рядах, звук здесь был свой особенный. Как уже успела заметать девочка, в каждом отделе была своя атмосфера. У кукол – смешки, да озорство; среди мягких игрушек – тихая радость и кроткие улыбки. Здесь же – величественность и строгость. В музыкальном отделе даже трещотки наигрывали классические мотивы, а что уж говорить о свирелях и трубах! 
Гостья узнавала знакомые мелодии, записанные на черных лаковых пластинках. Черные диски содержали в себе удивительные звуки, которыми по вечерам наслаждалась девочка... Но эти ощущения не были сравнимы с теми, что появились в покупательнице сейчас. Что-то кроткое, но до жути безумное всколыхнулось в Варе, отчего сразу, вот прямо здесь, сейчас, захотелось плясать. И не важно что – вальс (это был единственный «величественный» танец, о котором знала девочка), или хоровод. Чувства, обрушившиеся на посетительницу, были столь противоречивы, что ввели гостью в замешательство.
– И ты думаешь, что здесь будет нужная игрушка? – недоверчиво спросила гостья.
– Всё может быть. Нам остается только проверить. Готова?
– Всегда... - вздохнула Варя, возобновляя ход.
Она шла вдоль полок с музыкальными инструментами и не понимала, что здесь забыла. Все происходящее было настолько нелепо, что гостья все чаще задумывалась о том, чтобы вернуться к варианту, предложенному стариком. Однако, завидев знакомую игрушку, Варя почувствовала себя в музыкальном отделе уверенней. На одной из полок стоял ксилофон, тот самый, в этом нет сомнений, на котором играл Борис. Забавный инструмент, состоящий из семи скрепленных цветных деревяшек разной длины. Рядом с ним даже лежали деревянные палочки. И ксилофон на фоне всех этих виолончелей, синтезаторов, саксофонов, флейт и кларнетов казался таким родным, что Варя невольно замерла напротив него, а руки сами потянулись к палочкам с шарообразными наконечниками. Проведя ими по цветным секциям, девочка услышала тихий, но такой приятный звук. Он зазвучал уверенно, так что его даже не заглушили другие инструменты.
– О-о-о, смотрю, тебе приглянулся ксилофон? – поинтересовался кот.
Девочка сдержанно кивнула, всё ещё сжимая в руках палочки.
– Кот, мне кажется, или музыка и впрямь звучит тише? – поинтересовалась девочка, – странно, но звук ксилофона я услышала отчетливо.
– Не уверен, что музыка утихла. Наверняка тебе показалось, что она такая громкая. После отдела мягких игрушек даже шёпот будет казаться криком.
– Тогда давай шептать, – предложила гостья, – мне надоели все эти фанфары. А ксилофон, да, весьма занимательная игрушка. Скромная, но забавная.
– Ты слышал, Ксео? – придав голосу загадочности, произнес кот.
Одна из палочек выпорхнула из руки ничего не понимающей девочки и упала на зеленую дощечку, которая издала «дзынь».
– Он слышал, – заверил кот.
Варя так и замерла, всё ещё держа в руке оставшуюся палочку и с удивлением глядя на её убежавшую подругу.
– Это фокус какой-то? – спросила покупательница у своего провожатого после длительной паузы.
– Хм... Ксео, это фокус?
Вторая палочка с такой же легкостью, как и её предшественница, взлетела в воздух и упала на одну из секций, но уже другого цвета – желтого.
– Согласен, – деловито закивал кошак, – на фокус это не тянет. Разве что на маленькое, совсем крошечное, баловство. Ладно, Ксео, больше не пугай нашу гостью. Варя... – зверёк кивнул, намекая, что стоит продолжить осмотр.
Покупательница настороженно покосилась на ксилофон, ожидая, что тот в любой момент может взлететь в воздух, как делали мгновение назад деревянные палочки. Но этого не произошло, поэтому гостья последовала за котом. Кошак будто не замечал того, что его спутница настроена на разговор – спокойно шагал по ряду.
– Кот, – всё же начала Варя, – кто такой Ксео? Это приведение?
Зверь остановился, подняв на девочку свою морду. И опять, прямо как вначале, в девочке возникло отвращение к уже знакомой, слегка приплющенной, мордашке. Это чувство несколько удивило покупательницу, ведь за несколько часов игрушка стала ей почти родной. 
«Так что же с ним не так? Неужели мне всего лишь показалось, что он хороший?»
– Приведение? – наконец переспросил кот. – Приведение? – повторил он и наклонил голову по-птичьи. – Что ещё за приведение?
– Ну... Кто-то же играл на ксилофоне. Я считаю, что это было приведение.
– Нет, – возмущенно фыркнул кот, – это был Ксео. Или ксилофон, если тебе так угодно.
– У ксилофона есть имя?! Правда? Я думала, что у инструментов не бывает имен.
– Тише! – зашипел кот, – они могут услышать! – а потом спокойнее добавил. – Все вопросы к Мадам Шарлотте. Она давала всем имена. Любила это дело очень.
– Интересно, а почему же тебе не дала?
Кот нахмурился и отвернулся от посетительницы. И тогда Варя поняла, чего не хватало взгляду кота, когда он посмотрел на неё минуту назад. Не хватало того обиженного, хмурого и напыщенного оттенка, который девочка запомнила с недавней прогулки по отделу мягких игрушек. Коту была присуща манера возвышенности и отдаленности от всего, что происходит... Но не в тот раз, когда девочка говорила с ним про котов и собак, про неприязнь и имена.
– Слу-у-ушай! – протянула Варя, хлопнув в ладоши, – Кот!
Кошак остановился, бросив заинтересованный взгляд на гостью и произнеся «что?», которому попытался придать безразличие.
– Кот– это твое имя! Ко-о-от. Как оригинально, не находишь?
– Нет, – изумляясь словам собеседницы, ответил кот.
– Ну как же так! Кот. Оно так подчеркивает твою особенность. Ты ведь кот! И не простой кот с простым именем. Ведь Вась, Персиков, Пушков столько много, что на них всех пальцев не хватит! А Котов мало. Настоящих котов, верно, Кот?
Зверёк смотрел на покупательницу недоверчиво.
– Варя, ты серьезно? Но... но... но кто же в прошлый раз говорил, что на зов «кот» прибегут не те коты?
– У меня было время подумать, – скрестив руки на груди, сказала девочка, – и я вот что надумала. Котов без имени нет. Вообще нет никого без имени. И каждый отзывается на свое имя. А значит, на зов «кот» не откликнется ни один из ненужных котов – ведь у них уже есть имена. И на мой крик прибежит лишь один. Ты. Ведь ты прибежишь?
Кот выслушал сбивчивую речь девочки и опустил голову – задумался. Во время раздумий он постоянно дергал ушами и фыркал, что весьма развеселило Варю.
– Ты уверена, что это моё имя?
– Если оно не было твоим, то теперь точно твоё. Я его тебе даю, береги его. Ну что, возьмёшь?
– Возьму, – сделав паузу, ответил кот, – и я прибегу... Обязательно прибегу. Ведь у меня теперь есть кому позвать, верно?
– Конечно, – улыбнулась покупательница, – слушай, может ты устал? Хочешь, я тебя понесу?
– Ну, уж нет, – со смехом в голосе произнес кот, – я же тебе не котенок. Я – Кот, – он постарался изобразить важность, что вышло очень неправдоподобно.
– Ты вредный пушистик, – залилась смехом девочка, наблюдая за тем, как кот споткнулся, пытаясь принять вид вполне серьезного, взрослого и самостоятельного животного.



Ullivea Steyp

#35852 в Фэнтези

В тексте есть: сказка

Отредактировано: 26.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться