Магазин игрушек Мадам Шарлотты

Размер шрифта: - +

Сонни, или чудной магазин игрушек.

Очередной разговор со стариком из отдела мягких игрушек не прояснил ситуацию. Полученная информация не только не помогла, но и запутала девочку ещё больше.
«Нет, – думала Варя, – нет, хватит этих разговоров. Томпсон не говорит ничего по существу, а всё загадками. Шоколадка Бонни! Нет, он сходит с ума, определенно… Надо спросить обо всём Бориса».
Преисполнившись решимости, покупательница пошла по ряду. Она сжала кулаки и трясла ими перед мордашками то одного зверька, то другого, будто бы говоря этим жестом: «Смотрите у меня!». В отделе было как никогда тихо, и угнетающая атмосфера неблагоприятно повлияла на состояние ребёнка. Уверенность Вари постепенно угасала, а к тому времени, как посетительница приблизилась к центральному ряду, и вовсе пропала. Подходя же к прилавку, девочка окончательно убедилась, что магазин вовсе не волшебный и загадочный, даже не странный, что старик просто выжил из ума, а, возможно, вообще лишь привиделся ей. Рассудив таким образом, Варя окончательно успокоилась и снова настроилась на поиски шута. Вот только Бориса, который смог бы помочь ей, нигде не было видно. Продавец, который обычно встречал девочку на центральном ряду, сейчас отсутствовал. Оглядевшись и убедившись, что молодого человека нигде не видно, Варя сделала несколько шагов вперёд и, погладив деревянную поверхность столешницы, зашла за прилавок. Заняв место Бориса, девочка ещё раз огляделась. Кругом полки, за спиной стойка, а прямо перед ней – стена. Покупательница неуверенно протянула руку и дотронулась до неровной поверхности.
«Холодно».
– Кого-то ищешь? – окликнули её язвительным голосом. Девочка вздрогнула и, пряча руку за спину, повернулась. На прилавке, оседлав какую-то округлую вещицу, сидела Сонни. Болтая ногой, кукла неприязненно смотрела на гостью. По-видимому, малышка находилась здесь и раньше, но на неё, сидевшую в тени полок, Варя просто не обратила внимания.
– Ищу, – овладев собой, ответила посетительница, – но Бориса здесь нет.
– Именно поэтому ты решила посмотреть на магазин его глазами. Что ж, не торопись – всё изучай.
Кукла скрестила руки на груди и прищурилась – глазки-пуговки приняли форму овалов.
– Сонни, я вправду искала Бориса, – почувствовав недоверие в голосе куколки, отвечала гостья.
– То, что ищешь, никогда не находится, верно? – прекратив щуриться, спросила Сонни, – А стоит забыть о нем – оно тут как тут… Но если мы забудем, то потеряем – замкнутый круг.
Варя неопределённо качнула головой, вроде бы соглашаясь с говорившей, но в то же время, не принимая её слов. Сонни, заметив этот жест ребёнка, лишь фыркнула.
– Понимай, как хочешь. Всё равно мы смотрим на всё под разным углом, гигантище, – хмурясь, вздохнула малышка.
Кукла вдруг замерла, только лишь продолжала качать ногой, остановившись взглядом на стене. Девочка всматривалась в глазки-пуговки, блестящие в неярком свете ламп. В какой-то момент Варе показалось, что они заблестели сильнее, а ткань вокруг них потемнела, но решила, что это всего лишь отсвет и игра воображения. Наблюдая за притихшей девчушкой, Варя вдруг отчётливо вспомнила недавние события, произошедшие во время выступления игрушек.
– Сонни, скажи, что за глупость была показана на концерте? – подразумевая двойника-уродца, спросила гостья. 
Кукла вздрогнула.
– Глупость… Как же хорошо сказано. Глупость. Правда, глупость. – Малышка задумалась, склонив на бок головку, – Знаешь, великанище, я и сама в этом не разобралась.
– А мне показалось, что выход твоего двойника тебя удивил, разозлил и расстроил.
– Ох, какая же ты противная! – взмахнув руками, Сонни соскочила со своего сидения и подошла к краю прилавка так, что оказалась на совсем малом расстоянии от собеседницы.
– Вот как…
– Конечно. Я всегда говорю только правду, - Сонни гордо вскинула подбородок.
– Правду? По-моему, это не правда.
– Почему же?
– Ну, ты говоришь, что я противная, верно?
– Конечно, так оно и есть.
– Но это лишь твое мнение, - ответила девочка, став серьезной, - а значит, это не может быть правдой.
– А что же тогда правда?
– Правда… - Варя задумалась. Ей нечасто доводилось задумываться над тем, что правда, а что ложь. И только сейчас девочка почему-то решила:
– Её просто нет!
– Нет?! – взвизгнула малышка, подняв руки, будто сдаваясь, - Правды нет?! Ври, ври, да не завирайся. Прости, но… но… ха-ха-ха, ты же понимаешь, какую околесицу несёшь? Правда существует, притом одна для всех – единственная и верная. – Девчушка, успев поменяться в настроении за всю короткую речь несколько раз, выдохнула и, выпятив грудь, вперилась взглядом в девочку.
– Да? – Варя против воли приподняла бровь.
– Ты невозможна! – воскликнула Сонни, оседая на прилавок. – Невозможна, противна, эгоистична и самодовольна.
– Ну, знаешь ли!..
Но игрушка не хотела знать. Она, нахмурившись, соскочила на пол и унеслась прочь – покупательница даже не успела ничего предпринять. Ей оставалось лишь злиться на глупую куклу, нерасторопного продавца и на всех остальных обитателей магазина, придумывая, в чём же ещё они виноваты. В конце концов, посетительница обвинила огромное количество игрушек только в том, что они громкие и неразумные; Кота в том, что он неблагодарный; какую-то случайно встреченную игрушку в том, что она слишком улыбчивая; Томпсона в загадочности и безумии; а Адмирала Ли, с которым общалась всего раз, в болтливости и надоедливости. Но больше всего она злилась на себя. « Глупая, глупая, глупая, - корила себя посетительница, - медленная и глупая». Когда её нашёл Борис, Варя уже места себе не находила, то собираясь сию же минуту сорваться искать шута, то укоряя себя за нетерпеливость.
– Борис! – обрадовалась она продавцу, вышедшему из отдела мягких игрушек.
– Ты нашла шута?
– Нет, и я не знаю, что мне делать…
– Хм… - молодой человек почесал висок, – Вот как мы поступим. Кукольный отдел…
– Но я там была…
– Кукольный отдел, – перебил её Борис, – стоит осмотреть ещё раз.
– Борис…
– А вот в отдел мягких игрушек нельзя.
– Борис! – возмутилась девочка. Она топнула ногой и с нескрываемым недовольством смотрела на единственного, кто способен, но явно не желает ей помочь. Молодой человек же улыбался. Это его спокойствие передалось Варе, она выдохнула и начала заново, но уже тихо и покорно:
– Борис…
– Может, хочешь какао? – по своему обыкновению перебил её рыжеволосый. Мгновение Варя сомневалась, но потом улыбнулась и кивнула:
– Конечно.
Борис достал из-под прилавка чайник с плескавшимся в нем напитком, поставил перед собой на столешнице две пузатые чашки с узором из ягод земляники и разлил какао, от которого вверх потянулся пар. Одну чашечку продавец передал Варе, из другой принялся пить сам. Знакомое, мягкое и приятное тепло потекло по телу девочки, проникло в каждую клеточку организма. Борис довольно щурился, выпивая горячий шоколад маленькими глотками, а покупательница тайком наблюдала за молодым человеком.
– Борис, все плохо... – наконец произнесла Варя, закрыв свободной рукой лицо.
– О чем ты? – удивился продавец. Он причмокнул губами и со стуком поставил чашечку на прилавок.
– Почему в вашем магазине все игрушки живые? – гостья ответила вопросом на вопрос, – Как, оказывается, удобно, когда игрушки сидят да молчат... А у вас какое-то безумие. Представляешь, Борис, я нашла шута, а он от меня удрал!
Варя не заметила, как продавец выдохнул, услышав окончание её небольшой речи. Посетительница подняла на него глаза, но Борис уже снова улыбался. Он пальцем выводил на деревянной поверхности столешницы невидимые узоры.
– Как обидно, – наконец произнес парень, – игрушка, которая от тебя убежала, оказалась той, что ты искала...
– Ты мог бы её найти?
– Как? – Борис всплеснул руками, – Как я смогу найти что-то, если даже не знаю, что искать? Я ведь уже тебе говорил.
– Эх... Но ты ведь был на выступлении. Он был там!
– На концерте было много игрушек, Варя.
– Хорошо, ты не хочешь помочь, я поняла.
Борис резко выпрямился, заложив руки за спину и посмотрев на посетительницу сверху вниз. На его лице отразилась обида, грусть и разочарование, но они исчезли так же быстро, как и появились.
– Варя... – произнес это Борис таким тоном, каким объясняют очевидные вещи неразумному отпрыску.
– Да-да, я все поняла. Не можешь.
Девочка нахмурилась, зажав в руках еще теплую чашку и поглядывая то на молодого человека, то на завихрения пара. Борис смотрел на покупательницу прямо, задумчиво поглаживая подбородок, однако не переставая при этом улыбаться.
– Где собираешься искать?
– В отделе кукол, – Варя глотнула еще напитка и прикрыла глаза, – он бегает там, теперь я уверена в этом.
– Это хорошее решение. Ты же помнишь, что в отдел мягких игрушек ходить нельзя?
Покупательница все же открыла глаза.
– Да, помню.
Или же вовсе изменить... Как-то так:
Она прикусила нижнюю губу, раздумывая над следующей фразой. Девочка крутила в руках чашку и размышляла. Как ни старалась девочка, все мысли рано или поздно направлялись в сторону отдела мягких игрушек и ёжика – существа, из-за которого, Варя была уверена, отдел посещать нельзя.
– Борис, это было не приведение, – всё-таки решила поделиться своим открытием гостья.
– Да? И кто же?
– Ёжик. Маленький и забавный. Он голубого окраса, ходит с палочкой и так смешно говорит: «спа-аать, спа-аать», растягивая слова, будто сам сейчас заснёт, - она улыбнулась, вспоминая милого зверька. 
– Ёжик... Так ты его встретила. Интересно.
Варя пила какао, ожидая продолжения фразы парня. Она с бульканьем тянула напиток и постукивала ногой о пол. Видимо эти звуки и вывели молодого человека из задумчивого состояния, Борис кинул беглый взгляд на ноги посетительницы, а следом и на чашечку с недопитым какао в её руках.
– Где же ты его повстречала?
Ответ застрял в горле. Гостья прокашлялась и ответила:
– Кое-где.
Хмыкнув, Борис улыбнулся.
– Кое-где может быть везде, где захочешь... – произнес он, присел на пол, облокотившись о прилавок, и добавил, – Допивай своё какао, остынет. И прошу тебя, не ходи в отдел мягких игрушек.
Варя кивнула, одним глотком допила остатки напитка и села рядом с Борисом.
– Борис, мне очень интересно, как зовут того ёжика? – она положила тяжелеющую голову на плечо продавца.
– Снежок.
– Почему его называют Снежком? Он ведь даже не белого цвета.
– Мадам Шарлотта всегда рисовала снег голубыми карандашами, – выдержав паузу задумчиво произнёс продавец и отстранился от уснувшего ребёнка. Он придержал Варю за плечо, не давая ей упасть и накрыл накидкой. После этого, скрипнув зубами, достал из пиджака позолоченные карманные часы на цепочке. Борис нажал на кнопку - крышка с щелчком откинулась. Часы отмеряли время, короткая стрелка находилась на шестерке, а длинная уверенно двигалась к десятке. Продавец, снова скрипнув зубами, завел и перевел часы и захлопнул их перед самым носом спящей покупательницы. Проделав это, Борис вернул вещь в карман и поднялся с пола.
– Шут, шут... - он потер подбородок и вприпрыжку двинулся по центральному ряду, напевая единственную запомнившуюся строчку из какой-то песенки:
– Я деток маленьких люблю и пирогами их кормлю.
Варя проснулась внезапно и резко вскочила. Ряд был пуст, лишь на полках возбужденно перешептывались игрушки. Гул слышался и за полками, но когда девочка приподнялась на локтях, все затихли. Вдалеке послышался топот маленьких ножек, и вскоре покупательница увидела приближающуюся колонну из огромного количества кукол. Когда процессия приблизилась к ней, девочка увидела, что в ней участвуют одни шуты. Они все были разные: большие и маленькие, грустные и веселые, с разнообразными головными уборами и в костюмах с различными узорами. Девочка прижалась спиной к прилавку и закрылась от толпы накидкой продавца.
– Ты говорила, что я не хочу тебе помогать, – услышала гостья звучный голос Бориса, - но посмотри на них.
Посетительница выглянула из-за накидки и увидела, что река из кукол остановилась и замерла, а посреди этой реки с разведенными в стороны руками стоит Борис. Арлекины почти не двигаются, но все равно слышно позвякивание бубенцов на воротниках и шляпах.
– Ну что, ты и дальше будешь утверждать, что мне все равно? – во фразах Бориса читалась обида, и Варя промолчала. Она поднялась с пола и пошла между расступившимися шутами. Проходя мимо продавца, она протянула ему накидку, промычав тихо:
– Спасибо.
Она осмотрела все игрушки, вставшие перед ней, но так и не увидела среди них той, которую искала.
– Борис, – неуверенно произнесла девочка, принявшись перебирать пальцами, – Его здесь нет.
Лицо продавца вытянулось.
– Неожиданно и обидно, – отозвался он, поправив цилиндр, сползший на глаза. 
Шуты залились смехом, перешёптываясь и тайком указывая на молодого человека. Борис поджал губы и стремительно покраснел.
– Прочь! – скомандовал он баловникам, и те, кривляясь и улюлюкая, убежали. Продавец встал спиной к Варе и заговорил:
– Увы… Я действительно не помог тебе, жаль. Советую продолжить поиски, не обращай внимания на меня. Шут должен быть, я уверен, в отделе кукол. Хотя, ты можешь искать и в другом отделе… можешь не слушать меня.
Парень поднял руку в знак прощания и двинулся к прилавку, насвистывая под нос какую-то песенку.



Ullivea Steyp

#36180 в Фэнтези

В тексте есть: сказка

Отредактировано: 26.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться