Магическая Академия: Последняя из рода Теней

Font size: - +

Глава 22: Предложение

Неделя прошла, как на иголках. Конечно, Ивари  постаралась расписать тетушке Беллентайн весь ужас первого занятия на полигоне, а тетушка не преминула устроить ректору грандиознейший скандал. Временами казалось, что у него опять начал дергаться глаз, но глава академии, к негодованию почтенной матроны, вел себя вопиюще спокойно. Он бесконечно вызывал помощников, раздражающе  постукивая носком ботинка по ножке стула, и не переставал цитировать  законы и уложения из пыльных папок.

Тетушка распалялась все больше, ее худые, костлявые руки мельтешили в воздухе, словно она осваивала заклинание левитации. Глаза, и без того слегка навыкате, казалось, вылезут от гнева и негодования. Перепало и Ивари: «это же она своим безрассудством поставила честное семейство Беллентайнов в такое положение?»

Но даже влияние тетушки не могло спасти графиню от заинтересованности мастера боевых искусств. Она обязана пройти обучение, во чтобы то ни стало, уважительная причина только смерть.

- Или если руку откусит какая-нибудь костерога! – «подбадривала» Фитоль, но этот вариант Ивари даже не рассматривала. Где это видано, чтобы королева была без руки?

Однако мастер Дрейк, после длительных и весьма эмоциональных  увещеваний ректора, все же согласился на уступки:

- Только из уважения к вам, магистр, я составлю для сеньорит упрощенную программу занятий, - процедил он и посмотрел так недобро, что у Ивари задрожали коленки, точно вспомнили о недавних синяках.  

Арлезот бросилась упрашивать ректора разрешить ей тренироваться с мужчинами, но глава Академии был непреклонен. Видимо, опасался, что и ее отец наведается со скандалом, а это будет похуже визита тетушки Беллентайн.  К удивлению графини, султанша не высказала ей ни единого слова упрека.

Последние дни она ходила в столовую вместе с Ивари и Фитоль, садилась с ними за один столик и вела себя так, словно они давние подруги. Она могла бесконечно щебетать о стати и смелости своих братьев, о том, какие чудесные вышивки делают ее сестры, о доме, матери, отце и обо всем, чего ей так не хватало в Морене.

Ивари частенько ловила себя на непривычной и странной мысли, что после пережитого на полигоне, присутствие Арлезот ее не сильно раздражает. Рассказы султанши о Степи казались, занимательными и даже забавными. Она  была совсем некрасива, но ее глубокий грудной голос, временами, казалось, околдовывывал. Забывались и сросшиеся брови, и длинноватый нос, и нелепые наряды.

Именно Арлезот всю последнюю неделю спасала Ивари от разговоров с Варимондом. Он подкарауливал графиню в столовой и после занятий, но султанша была рядом и графиня радовалась этому.

Судя по всему, он пытался поговорить о драке с Антуаном, но не решался в присутствии Арлезот. От этих встреч к горлу подкатывал ком. Вспоминалось разбитое лицо принца и весь ужас произошедшего.

«А если Арлезот узнает о подробностях того вечера? - с ужасом думала Ивари и внутри все холодело, - Ее репутации – конец!».

Она чувствовала легкие уколы совести, когда султанша помогала ей на тренировках, зная, что будет и дальше пытаться увести ее жениха, скрывать их встречи и чувства.

Но шли дни и ничего не происходило. Говорили, что Варимонд и принц Антуан наказаны, бурно обсуждали и то, что они теперь будут две недели чистить клетки в крыле экспериментальной магии. Шепотом, не скрывая злорадства, сплетничали: заступничество королевы, которая будто бы собственной персоной явилась в академию под покровом ночи, не помогло принцу избежать справедливого возмездия. В сравнении с этой невероятной новостью, подозрения о причастности сеньориты Беллентайн, казались сущей мелочью, ведь всем известен безумно-ревнивый характер герцога.

Ивари благодарила судьбу, что Варимонд так успешно подмочил свою репутацию, и никто не подозревает о ее чувствах к принцу. Все говорили лишь о том, что дуэли на почве страсти – жизненное кредо герцога. Вспоминали его взрывного батюшку, в поместье которого некоторые из нынешних студентов-боевиков прошли суровую школу жизни. Стоит ли удивляться, что сын пошел в отца?  

«Надеюсь, Варимонд познакомится с Хорошулей, - мстительно думала Ивари, в глубине души понимая, что если герцог выжил на полигоне, то Хорошуля его точно не испугает».  

Графиня так и не решилась навестить принца, а Арлезот, казалось, совсем не волновали его злоключения.

-  Уверена, тяжелая работа пойдет ему только на пользу, - убежденно сказала она по дороге на тренировку.

- Но почему? Неужели ты совсем не переживаешь за жениха? – с удивлением спросила Ивари, стараясь скрыть негодование.

"Такое пренебрежение от невесты – возмутительно! А если и проскальзывают дурные мысли, стоит держать их при себе и уж точно не высказывать вслух…"

- Совсем, - безразлично ответила султанша, пожимая плечами, - Наши принцы приучены к труду, они сильные, выносливые и бесстрашные, - с гордостью продолжала она и ее глаза заблестели в сумраке коридора, -  Не хочу сказать ничего дурного о его высочестве и Морене, но здешние мужчины кажутся мне слишком... беспечными. Это и приводит их к дурным привычкам.

Тем временем, пошла уже вторая неделя тренировок. Мастер Дрейк не переставал хвалить султаншу и ругать графиню. Ивари считала его отповеди несправедливыми, незаслуженными и обидными. Она старалась изо всех сил, хотя бы для того, чтобы совсем не упасть лицом в грязь перед Арлезот.   

Занятие с оружием закончилось тем, что она загнала в ладонь огромную занозу, после чего уронила тяжелый деревянный меч, ушибла мизинец на ноге, подпрыгнула от боли, споткнулась на ровном месте и проехалась на животе по скользкому полу тренировочного зала.

Она умудрилась рассечь себе плечо тупым метательным кинжалом, но ни один из них так и не долетел до мишени. Колюще-режущее оружие вызывало в ней приступ паники, отчего все валилось из рук.



Яра Горина

Edited: 15.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: