Магическая академия строгого режима

Размер шрифта: - +

Глава 15

 

Глава 15

Виолетта

Я так глубоко ушла в мысли, что от отклика Лаймы невольно вздрогнула.
— Виолетта, подожди!
Только усилием воли не закатила глаза при ее приближении. Обедать теперь придется очень быстро, чтобы не опоздать на следующее занятие. Старая ведьма, конечно, не вынесет мне наказание, но я не решусь проявлять к ней неуважение.
Все же госпожа Блерки во многом мне уже помогла и продолжала это делать. А на прошлом занятии она уверенно заявила, что мои способности к прорицательству вот-вот раскроются в полной мере, нужно только их развить в правильном направлении. Может быть, таким образом преподавательница лишь подогревала мой интерес к предмету, но чем леший не шутит? Прорицателей истинных, видящих будущее, а не гадающих на вероятности, очень мало, и если я окажусь одной из них, то стану весьма востребованной ведьмой. Нужной хоть кому-то…
Лайма прервала мои размышления и  сразу же увела в сторону от дверей столовой, у которых я ее дожидалась.
— Ну? Ты спрашивала? — шепотом поинтересовалась она.
Конечно, если не списать домашнее задание, то что еще могло волновать Лайму, как не мой разговор с Дерилом о ней? Сначала я честно хотела сказать правду. Но… почему-то не смогла. Возможно, дело было в том, что метаморф единственный, кто дарил мне хотя бы видимость собственной значимости. Я даже уже перестала задаваться вопросом, зачем он это делал. Неважно. И просто так позволить ему быть с другой… не могла.
— Спрашивала, Лайма, — кивнула ведьме, вдумчиво подбирая слова. — Я бы не хотела тебя расстраивать, но Дерила ты не интересуешь, — постаралась придать голосу как можно больше сожаления.
— Он так и сказал? — недоверчиво уточнила она.
— Ну, я не могу передать его ответ дословно, и даже не проси об этом! Он невоспитанный и грубый, Лайма, и недостоин такой, как ты.
Не знаю, получилось ли мне придать своему взгляду сочувствие, но девушка больше вопросов не задавала. По всему было видно, что она не ожидала подобного, но и меня во лжи не заподозрила. Быть может, потом она узнает правду, но сейчас я не желала видеть еще одну счастливую парочку. Да и вообще, свахой не нанималась, разберутся и без меня.  
Оставив Лайму, задумчиво кусающую губы, я направилась к столовой. Но не успела дойти буквально шага, как ведьма снова меня остановила.
— Виолетта, постой! — следом за окликом раздался торопливый стук каблуков.
— Я хочу есть, Лайма, — не скрывая раздражения, проговорила приблизившейся девушке.
С тоской взглянула на дверь столовой, но затем меня отвлек вопрос:
— Скажи, а что Дерил любит? В девушках?
И вновь я хотела сказать ей правду, что не знаю его предпочтений, ведь не интересовалась никогда. Но в этот момент во мне словно проснулся вредный бесенок, и я начала придумывать на ходу.
— Неприступность, Лайма, — прошептала заговорщицким тоном.
Ведьма нахмурилась, явно не понимая, к чему я веду. Сомневаюсь, что она допускала что-то подобное. Я же, довольная своей находчивостью, не задержалась с объяснениями:
— Ты должна делать вид, будто совсем не интересуешься им. Полностью игнорировать, если он посмотрит в твою сторону – отвернись, если заговорит – не отвечай. Знаешь, — я понизила голос до шепота, — ему очень не понравилось, как ты сама обняла его на тренировке, и, кажется, именно этим и оттолкнула.
— Но как же так? — растерялась она.
— Я же говорила тебе, что Дерил тот еще чудак. Но решай сама, ты спросила – я ответила.
Не дожидаясь, пока Лайма придумает новый повод меня задержать, я все-таки добралась до столовой. В дверях столкнулась с Дерилом, сдержано ему улыбнулась и прошла внутрь. Во мне проснулись смутные сомнения, стало стыдно за свой поступок перед метаморфом. Вдруг Лайма запала в его душу, а я помешала быть им вместе?
Но не могу я так просто отпустить его! Просто не могу. Да, я эгоистка до мозга костей. В конце концов, до турнира всего лишь четыре дня, и потом я покину академию, а они останутся. И будут заниматься тут всем, чем вздумается.
От мысли, что я лишусь ночных встреч и простой болтовни с Дерилом, больно кольнуло в груди. Но ведь так будет лучше…

***

— Почему бы тебе не взять те же блюда, что и у меня? — спросила я метаморфа, когда он в очередной раз, присев рядом, стал выкрадывать еду из моей тарелки.
— Там не так вкусно, — возразил он. Пока я подбирала слова для ответа, Дерил нагло выхватил ложку из моих рук и приступил к супу. Моему, между прочим!
— Ты совершенно не воспитан!
— Угу.
— И лишаешь меня полноценного ужина!
— Не ворчи, я схожу за добавкой.
— И сам же все съешь!
— Не исключено. Рядом с тобой такой аппетит просыпается!
— Так отсядь.
— Не-а, мне и тут все нравится!
Кажется, этот спор мне не выиграть. Посмотрев, как Дерил поглощает суп, я придвинула все остальное ближе к нему и подперла щеку рукой, поставив локоть на стол.
— Ты тоже ведешь себя невоспитанно, — заметил метаморф.
— Знаю, — улыбаясь, ответила ему.
В этот момент мне было так легко на душе. Наверное, впервые в жизни меня совсем не волновало, кто вокруг, и как они воспримут мои поступки.
— Ты наелась уже? — закончив с супом, спросил Дерил.
— Да, остальное сам доедай, — ответила ему.
— Цветочек, я не справлюсь, — тягостно вздохнул он. — Давай пополам.
— Ты же метаморф, растяни желудок, и все вместится, — предложила ему.
— Ну, давай, хотя бы вот эту маленькую и очень аппетитную булочку, — настаивал Дерил. Не дожидаясь ответа, он взял ароматную сдобу и поднес к моему лицу, вынуждая открыть рот. Я собралась возразить, но предусмотрительный метаморф мигом заткнул протест. Пришлось жевать.
— Вкусно, правда? — довольно улыбаясь, поинтересовался Дер.
Уже зная его методы, я не решилась вновь открыть рот, чтобы ответить. Взгляд привлекло движение у входа, и я, повернув голову, чуть не поперхнулась от увиденного.
— Виолетта! — раздался грозный голос моей матери, привлекая всеобщее внимание.
Проглотив не до конца пережеванный кусок булки, я резко поднялась со стула и выпрямила плечи.
И лишь теперь осознала, что это не иллюзия, и мама действительно стояла у входа, да еще и в компании Даннира. Мой взгляд лишь мельком скользнул по статной фигуре мужчины и вновь вернулся к родительнице.
— Ви? — донесся настороженный голос Дерила.
Краем глаза заметила, как он потянулся к моей ладони, но резко отдернула руку и, не глядя на него, направилась вперед.
— Мама! — произнесла я, чувствуя, как смятение все больше разрасталось в груди. Было до боли волнительно видеть родного человека здесь. Анабелла Вилар, как всегда, выглядела превосходно. Платье цвета морской волны из дорогой ткани очень выгодно подчеркивало ее глаза и рыжие волосы, спадающие локонами на грудь. От нее пахло роскошью и домом.
— Что здесь происходит? — воскликнула она, бросив на меня холодный взгляд, от которого я застыла на месте. Это не могло предзнаменовать ничего хорошего.
Я посмотрела на Даннира, но тот лишь напряженно поджал губы. Ни улыбки, ни радости в глазах – ничего, что говорило бы о его чувствах ко мне.
— Я тебя спрашиваю, Виолетта Вилар, что здесь происходит? — повторила мама.
— О чем ты?
— О твоем безобразном поведении за столом!
Представив, какую картину она застала, войдя в столовую, я тут же покрылась густой краской и попыталась оправдаться, но не успела. Скользнув по мне презрительным взглядом, мама громко охнула, прикрывая рот рукой в белой перчатке. Затем повернулась к Данниру и, повысив голос до возмущенного писка, спросила:
— Господин ректор, неужели эти тряпки – форма всех студентов? Это же бесстыдно! Моя дочь не должна одеваться так! Это позор для всего рода.
— Прошу, госпожа Вилар, — произнес Даннир урчащим голосом, — давайте обсудим все вопросы в моем кабинете.
Дракон жестом указал маме путь, и она, гордо задрав подбородок, направилась на выход.
— Виолетта, прошу тебя составить нам компанию, — не терпящим возражений тоном сказал дракон, окатив меня ледяным взглядом.
Потупившись, я прошла мимо него и тут же уловила знакомый мужской аромат, который сводил меня с ума. Даннир казался таким родным и в то же время… далеким, отстраненным, чужим мне. Я совершенно не могла понять, как такое возможно. Несмотря на мое резко проснувшееся желание приблизиться к нему, от дракона веяло холодом и неприступностью.
— Ты опозорила меня и весь род, дочь, — шипела на ухо мама, пока мы поднимались на пятый этаж.
Ректор шел впереди, но делал вид, что не слышал наш диалог.
— Великородные боги, если пойдут слухи, что ты совершенно одичала в стенах этого заведения, — она бросила презрительный взгляд на ржавые лестничные поручни и скривила носик, — клянусь силами природы, я выдам тебя замуж в тот же день, как ты вернешься домой.
Резко застыв на ступеньках, я схватила маму за локоть, останавливая.
— Господин Эмберс, мы догоним вас через минуту, — произнесла я, бросив на него умоляющий взгляд.
Слегка улыбнувшись, он понимающе кивнул и скрылся в коридоре пятого этажа.
— Что за поведение? — опять начала отчитывать мама, но я ее оборвала. Знаю, что невежливо. Возможно, она была права, и я действительно здесь одичала, но во мне просто кричало отчаяние. Я не могла допустить такой судьбы для себя. Молодая, красивая и способная ведьма не должна коротать свои лучшие годы в замкнутых стенах холодного замка, стоящего на обрыве у океана. Невинного девичьего тела не должны касаться старческие руки. Нет, я не позволю этому случиться.
— Мама! — уверенно начала я, но под ее строгим взглядом слегка смутилась. — Прошу, только не торопись с выводами.
— Они очевидны, — прошипела она, выдергивая из захвата свою руку.
Поняв, что теряю шанс на спасение, я решила раскрыть все карты. Хуже уже быть не могло.
— Я влюблена в господина Эмберса, — прошептала я. И тут же поспешила добавить:
— А он в меня. Даннир неоднократно признавался мне в своих чувствах. Он не маг, но из знатного рода золотых драконов и собирается помочь мне покинуть академию. А после этого мы хотим связать себя брачными узами. Прошу, мама.
Я смолкла, затаив дыхание. Во взгляде зеленых глаз родительницы промелькнуло удивление, а после озарение. Кажется, она зажглась какой-то новой идеей, мне лишь оставалось услышать ее вердикт.
— Ну, если так, — довольно протянула она, расплываясь в понимающей улыбке. — Виолетта, а ты, я смотрю, времени даром не теряешь!
Она похлопала меня по щеке, как всегда делала, когда хотела поощрить.
— Истинная Вилар и настоящая дочь своей матери! Теперь я понимаю. Ну конечно! Дракон не смог устоять перед твоей красотой, и ты воспользовалась этим в полной мере. Я довольна твоим выбором, девочка моя. Союз с золотым драконом даст очень сильное потомство. Естественно, первенцем должна стать девочка. Ведьма с силой дракона. Но об этом не волнуйся, все заботы я возьму на себя.
Что-то радостно щебеча себе под нос, мама стала стремительно подниматься по ступенькам, а я, застыв на месте, смотрела ей вслед, не понимая собственных чувств. Вроде бы мне удалось свернуть на более удачную тропу, но тогда почему казалось, будто я упускала что-то важное? Словно мне перекрыли кислород, лишили выбора.
— Виолетта, поторопись! — послышался бодрый голос матери. Не стоило портить ей настроение.
Как только мы оказались в ректорском кабинете, я не узнала свою маму. Она была на удивление добродушной, веселой и даже кокетливой при общении с Данниром. Тут же отреклась от своих претензий к студенческой  форме и несколько раз похвалила ректора за его труд и несомненный вклад в развитие это затхлого места. Он же, в свою очередь, рассказал о планах и обмолвился несколькими словами о турнире.
— Ваша дочь очень способная ведьма, госпожа Вилар, — мягко улыбаясь, произнес он. Похоже, мама, как и я, не смогла устоять перед его очарованием.
— Ну, естественно, — ответила она и кокетливо засмеялась. — Вся в меня!
— Еще бы, — подыграл Даннир и незаметно подмигнул мне. — Я глубоко убежден, что у нее есть все шансы выиграть. Госпожа Вилар, я хочу быть честен с вами и должен признаться, что в отношении вашей дочери у меня самые серьезные намерения.
Мама оживилась и бросила мне тот теплый взгляд, которого я заслуживала в крайних случаях. Я же боялась посмотреть Данниру в глаза.  
— Уверена, Виолетта вас не разочарует, господин Эмберс, — это больше прозвучало как угроза для меня, нежели обещание дракону.
— Прошу, зовите меня просто Даннир, — сверкнул улыбкой ректор.
Мама зарделась и смущенно кивнула.
— Ну, тогда и вы смело обращайтесь ко мне по имени.
Они еще несколько минут обменивались любезностями, что заставило меня почувствовать себя прозрачной. Будто меня здесь и не было вовсе.
— Что ж, — мама засобиралась, поднимаясь с кресла, стоявшего напротив ректорского стола. — Благодарю за организацию встречи с дочерью. Это был очень приятный сюрприз.
Я в удивлении уставилась на дракона, ожидая пояснений, но он даже не взглянул на меня, всецело сосредоточившись на матери.
— Что вы, Анабелла, не стоит благодарностей.
Он прошел к выходу и открыл для нее дверь, провожая в коридор.
— Пока, Виолетта. Веди себя разумно, — бросила мама через плечо, даже не удостоив меня взглядом. Привычное дело.
— Пока, — произнесла я одними губами.
Повисшая в груди пустота не давала ясно осознавать происходящее. Стук двери и щелчок замка заставили меня обратить внимание на мужчину. Оказавшись с ним наедине, я почувствовала себя некомфортно. Но лишь до того момента, как он подошел ко мне и встал так близко, что ощущался жар его тела. Все мысли, теснившиеся в моей голове, разом исчезли, оставив самую важную – Даннир рядом. Но я не знала, что ему сказать. Наверное, стоило поблагодарить за встречу с мамой? Ох, надо же предупредить его о планах родительницы!
Я не успела рта раскрыть, как дракон заключил меня в объятия.
— Маленькая моя, — прошептал он, —  как же я соскучился. А ты?
Он немного отстранился и заглянул в мои глаза.
— Очень соскучилась, — сдержанно улыбнулась ему. Кажется, сегодня я врала всем.
— Ты напряжена, — заметил он. — Что случилось? — тревога на его лице была неподдельной, и я устыдилась своего поведения. Где твоя радость?
— Прости, но у меня не было выбора, — прошептала я первое пришедшее в голову и отвернулась.
Но Даннир мягко взял меня за подбородок и заставил смотреть на него.
— О чем ты, Виолетта?
— О маме, — пояснила ему. — Она давно грозилась выдать меня замуж за Брея Фон-Роска, и я не придумала ничего лучшего, нежели прикрыться твоим несуществующим предложением о браке. Прости.
Опустив взгляд в пол, я ждала чего угодно, но только не такой реакции, как у дракона. Он снова обнял меня, и так крепко, что перехватило дыхание.
— Это я должен просить прощения, маленькая, — отпустив меня, сказал Даннир.
Под моим недоуменным взглядом он прошел к столу, открыл ящик и что-то взял оттуда. А после совершил немыслимое: опустился передо мной на колено. Пораженно ахнув, я не сдержала внезапно набежавших слез.
— Даннир…
— Нужно было это сделать еще до отъезда, но… — он открыл бархатный футляр с брачными браслетами и взял один из них, тонкий, женский. — Виолетта, ты станешь моей женой?
Я не хотела соглашаться сразу. Несмотря на всю ситуацию, такое решение нельзя принимать спонтанно. Но, заглянув в его голубые глаза, не смогла отказаться или отсрочить ответ, и потому прозвучало мое робкое:
— Да.
Не успела я опомниться, как с тихим щелчком браслет сомкнулся на моем запястье.
Дракон поднялся на ноги и виновато посмотрел на меня.
— И прости меня за то, что я не довожу обряд помолвки до конца, — с этими словами он закрыл футляр, не позволив надеть на себя браслет. — Никто не должен догадаться о моей помощи тебе, Виолетта, — объяснил дракон, после чего отнес коробочку обратно в ящик стола.
Почему-то мысли рядом с Данниром никогда не бывали ясными. Вот и сейчас мне понадобилось время, чтобы понять, о чем он говорит. То есть я стала его невестой, а он – еще не жених? Но это же неправильно, неприемлемо. И если мама узнает, что я на такое согласилась, мне точно не поздоровится. Видимо, мои мысли отразились на лице, так как дракон тут же заверил:
— Как только ты покинешь академию, мы все завершим.
— Но почему не сейчас? Кто узнает? — негодовала я.
Пусть не сбудутся мои мечты о красивом предложении, подкрепленном словами любви и озвученном при свидетелях, но незавершенная помолвка – это уже слишком.
— Виолетта, — голос его стал грубее, властнее, — я никогда не отказываюсь от обязательств, взятых на себя, но также ценю свою честь.
— Что? О чем ты? — возмутилась я, полностью утратив очарование момента.
— Я о том, что увиденное в столовой не понравилось не только твоей матери!
Ох, леший, неужели Даннир приревновал меня к Дерилу? И потому его взгляд был так холоден, а сам он таким отстраненным? Вновь представив, как мы с метаморфом выглядели со стороны, и что мог подумать дракон, я мысленно отругала себя всеми плохими словами, которые знала.
— Подобного больше не повторится, — уверенно произнесла я. — Никогда.
— Очень надеюсь, — уже более мягким голосом отозвался мужчина и приблизился ко мне.
Положив ладонь на мою щеку, Даннир склонился к моему лицу. Его глаза, такие завораживающие, не отпускали из своего плена. Спустя миг горячие губы коснулись моих, и все остальное стало неважным, незначительным. Были лишь я, Даннир, наш поцелуй и его руки, блуждавшие по моему телу. Момент, когда дракон, подхватив меня, усадил на стол, я просто пропустила. Очнулась, лишь услышав насмешливый нежный голос мужчины:
— Маленькая, нам лучше остановиться.
Я охнула, осознав свое положение, и тут же соскочила со стола. Щеки горели огнем. Но, несмотря на это, я не хотела останавливаться, жаждала продолжения. А еще поняла, что на самом деле очень-очень скучала по Данниру.
— Ограничь свое общение с остальными студентами до минимума, Виолетта, — посоветовал дракон будничным тоном, поправляя свой пиджак. Это хорошо – он не заострял внимание на моем непристойном поведении.  — В первую очередь все они – твои конкуренты и попытаются устранить тебя. Не забывай об этом и не поддавайся на уловки.
Я кивнула в знак согласия. Он прав, во всем прав.
— Я надеялся, что встреча с мамой подбодрит тебя перед турниром. Сюрприз удался?
— Ох, да! — сдавленно улыбнулась я.
— Тогда я рад, что смог сделать тебе приятное.
С этими словами Даннир направился к двери и, открыв ее, жестом пригласил меня к выходу. Я еле сдержала вздох разочарования.
— Скоро мы будем вместе, — проговорил он, пропуская меня в коридор.
— Знаю, — невесело откликнулась я, недовольная нашим скорым расставанием.
Он больше ничего не сказал, лишь слабо улыбнулся, привлекая внимание к своим губам. Мои собственные все еще горели, напоминая о произошедшем. Этот поцелуй словно вернул все на свои места. Я четко осознала свои цели на ближайшее будущее. Мне был нужен этот мужчина, и он будет моим. Если для этого необходима победа в турнире, незаконченная помолвка и полное игнорирование остальных – я готова на все.



Альмира Рай

Отредактировано: 23.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться