Магическая картография 2. Страж морей

Размер шрифта: - +

Продолжение 4.1

Увидев капитана и квартирмейстера, Лори вскрикнула. Страстная женщина в ней в одну секунду превратилась в запуганного ребенка, и девушка со слезами на глазах выбежала из комнаты, едва не сбив Лиса с ног.

Еще один немой вопрос: следует ли побежать за ней или застигнутая в столь деликатном положении юная особа не захочет никого видеть — повис в воздухе. У квартирмейстера был другой круг знакомых женщин, и они явно не стали бы так смущаться. К тому же Лис сейчас тратил все силы, чтобы не засмеяться в голос на весь дом. Так что даже побеги он за Лори, ничего бы дельного из этого не вышло. Авика в принципе в такой ситуации не была. Единственный, кто мог точно знать — это герцог. Но весь запас его галантности закончилась на стуке по дверному косяку. Нет, он, конечно, понимал, что постучать надо было по двери и желательно, чтобы эта дверь была закрытой. Но увидев своего юнгу, целующегося с дочерью домовладелицы, галантность как-то резко сошла на нет.

— И что здесь произошло? — сурово спросил он, втолкнув смеющегося Лиса в комнату и закрыв за собой дверь. — Мистер Вольсер, вас оставили заниматься документами, а не заигрывать со стыдливыми барышнями.

— П-п-огоди Натан, — перебил его квартирмейстер, протяжно выдохнув, чтобы снова не заржать. Он удобно устроился на кровати и теперь только широко улыбался. Хотя на его лице эта улыбка больше походила оскал. — Фух, отпустило. Вообще, мне бы хотелось послушать Ави. Признаться честно, я бы никогда не подумал, что его сердце, оказывается, отдано младшей Мурис. Но, знаешь, это многое объясняет, — издевательски выделил он.

— Да хватит вам, — без всякого смеха ответила Авика. — Она сама пришла. Узнала, что мы остались в доме одни, и решила… рассказать о своих чувствах. Для меня эта такая же новость, как и для вас.

— А если бы мы не пришли? — спросил Натан. — Чем бы все закончилось? Ты что собирался делать, да еще и с дочерью домовладелицы?

Лис снова откровенно подсмеивался:

— Да, Ави, ответь, мне тоже очень интересно это знать.

— Да идите вы, — в сердцах высказалась Авика. — Я отделался от нее как мог. Пришлось признаться в вечной любви и просить навсегда меня забыть ради ее же блага. А вам бы только… Да и вообще, моя жизнь, сам могу решить, что мне делать и с кем. Не обязан объясняться.

— Это пока твоя жизнь не продолжилась на моей кровати, — ответил герцог. — А нас потом всей командой не пристрелила мадам Батиста. Как она вообще вас двоих в доме одних оставила?

— Я внушаю доверие, — быстро нашлась Авика. — И я, между прочим, действительно весь день изучал записи. И у меня даже появилась одна идея, которая очень похожа на действительность.

— Поделишься? — уже серьезно спросил Лис.

Натан тоже перестал огрызаться. Поступок юнги выбил его из колеи. Хоть герцог и не хотел признаваться самому себе, но помимо обычной осторожности и нежелания проблем с Батистой, возникло еще одно чувство — непонятной ревности. Ему на секунду показалось, что дочь домовладелицы сможет навсегда забрать мальчишку. И это было подобно ножу в спину. А мысли об этом чувстве вообще убивали.

Но, в конце концов, с Лори все просто и понятно, а послушать больше о Вольсере и его злоключениях здесь было бы весьма полезно. Он еще не знал, как именно связан корабль, лорд, Эльза и отец Ави, но чувствовал, что эта связь есть. К тому же с момента признания юнги о своем отце Натана не покидала одна мысль, но пока он не готов был ее озвучивать.

Тем временем Авика налила себе немного вина и снова взялась за бумаги.

— Значит так, — сказала она, решая с чего лучше начать. Лори пришла в самый неподходящий момент, и теперь придется делиться не заключениями, а размышлениями. Главное, чтобы у капитана хватило терпения выслушать. — Я смотрел на эти записи и не только они меня смущали, но и все, что происходило раньше. Что-то в этом не сходилось. Я все не мог понять, почему убитый горем отец… а ведь мы знаем, что Тиваль Мурис был их любимым сыном и они даже пытались отправить его как можно дальше, когда узнали об Эльзе... Так вот, почему вместо опеки над дочерью он начинает искать сокровища, как только ему представляется такая возможность?

— Желает отвлечься, устал, понял, что может сойти с ума. Вариантов слишком много, — ответил Натан.

— Да, но столько лет он пытался найти виновника. И вот в один миг все бросает и начинает новую жизнь? Нет, это слишком выбивалось из всего, что нам рассказали, — продолжила Авика, переводя взгляд с капитана на квартирмейстера. — Тогда я решил посмотреть на эту историю еще раз и с самого начала. В городе каждый год, а бывает и несколько раз за год убивают молодых людей. И это длится десятилетиями. Обросло легендами, и все считают, что в этом замешана вечно живущая Эльза Ратус. Еще молодой мистер Мурис по долгу своей службы начинает расследовать эти убийства, в конце концов лишается работы, но не оставляет попыток найти виновного. Когда он узнает, что Эльза и его единственный сын Тиваль вместе, он, конечно, всячески пытается этому помешать, но опаздывает и его единственный сын трагически погибает.

— Ты пересказываешь то, что мы и так знали, — остановил ее Лис.

— Я всего лишь напоминаю. Теперь начну рассказывать. Представьте, весь город с готовностью перешептывается о том, что в смертях виновна Эльза. Но никто, совершенно никто не готов выступить против семьи лорда. К тому же у лорда полностью сменилась охрана и теперь она держит в страхе весь Фаверхейм. Мистер Мурис уверен, что знает, кто виновен. Но куда ему идти? К кому обратиться? К стражникам? Нет — их долг защищать семью лорда. За подобные обвинения мистера Муриса могут вздернуть на главной площади. В магическое сообщество? Тоже нет. По вашим же рассказам, капитан, там не станут прислушиваться, если не видят собственной выгоды. А какая выгода может быть с обвинения Эльзы? Никакой. Значит, в магическое сообщество он тоже не может обратиться. Идти по домам и поднимать людей? Нет — жители города слишком напуганы. Мы с вами сами видели, как они опускали глаза, стоило только Эльзе пройти рядом. Или даже кому-то из ее охранников. У мистера Муриса нет никаких вариантов. Он в западне. В ловушке. Он точно знает, кто убил его сына, но не имеет ни малейшей возможности наказать виновного. И вот в один день в город прибывают чужаки. Впервые за столько лет. Единственные, кого по каким-то странным и необъяснимым причинам пропустил корабль-призрак. И мистер Мурис хватается за свою последнюю надежду. Он селит у себя моего отца, как главного, как капитана «Аркхана», и уговаривает его помочь. Как именно я не знаю, возможно, это было какое-то обещание с его стороны, а может и оплата. Мы знаем только, что корабль, скорее всего, чинят после штормов и штиля. У отца, в отличие от нас, с собой не было золота, чтобы заплатить за это. Как и не было припрятанного золота, чтобы обменять его и расселить свою команду. Но средства есть у мистера Муриса. И мне кажется, что в этом и заключался обмен. И пока над кораблем идет работа, а команда отдыхает, он с капитаном «Аркхана» ищет способ отомстить за смерть сына. Эта тетрадь, — она взяла в руки записи отца. — Это не просто способы убийств. Это попытки найти способ убить того, кто стал бессмертным. И мне кажется, они приблизились в своих поисках настолько, что один ответил за это жизнью, а второму пришлось сбежать.



Лидия Милеш

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться