Магическая Картография I. Путь в Фаверхейм

Размер шрифта: - +

Глава 5. «Близзард»

Городской шум к полудню только усилился, а на узких улицах стало не протолкнуться от наплыва людей. Рядом с домами стояли тележки с овощами, всего в двух шагах от них продавали картины и антиквариат, под тенью деревьев разместилась небольшая лавка с рыбацкими снастями, чуть дальше – здание главы муниципалитета и тюрьма, куда как раз въезжала крытая повозка.

Авика старалась не уходить вглубь города, но дорога то и дело сворачивала от моря к высоким каменным укреплениям форта или лестницам к домам, базару и очередному трактиру.

В шуме людских голосов отчетливо слышались разные языки. Она насчитала пять и около десяти известных ей диалектов. При этом она своими глазами видела, как люди из двух воюющих государств мирно сидели за одним столом и обсуждали последние новости о нападении пиратов или потерянное золото галеона Фелла-ри-Ара. Были здесь и освобожденные рабы, которые спокойно говорили с вольными людьми как с равными. Были и женщины, стоявшие во главе игорных заведений, таверн или торговых лавок, а не только модных домов. Для человека, никогда не покидавшего Польвару, подобные союзы, разговоры, торговля ценностями, были бы чем-то диковинным. Но Авика побывала с отцом в разных землях и теперь видела в Торнале то, что не могло пойти на пользу герцогской репутации. 

Но окончательно убедиться в своей правоте она смогла, взобравшись на гору с другой стороны Торнала. В подзорную трубу с этого места открывался вид не только на тевирийский галеон справа, но и на скрытую от посторонних глаз бухту слева. Именно в ней, согретые лучами солнца и омываемые лазурной водой, стояли четыре больших парусника. Лодки то подходили к ним, то возвращались на берег. И не было бы в этой картине ничего странного, если бы ни жуткие черные флаги на всех четырех кораблях.

Терзаемая треволнениями и непониманием, она направила подзорную трубу на корму одного из них. Труба была дешевой и не позволяла рассмотреть мельчайшие детали, но даже так можно было увидеть знакомое слово «Близзард».

- Что вы задумали, герцог? - произнесла Авика, продолжая рассматривать корабли.

Сердце ее неприятно сжалось. Родиться в семье капера на службе у короля – это одно, а добровольно попасть в команду пирата – совсем другое. Да и зачем все это герцогу? Она еще могла понять, что много лет назад, гонимый инквизицией, под угрозой смерти и пыток, Натан Виару попал в Торнал и познакомился с такими людьми как Лис, Ворон или Норгал. Можно было представить, что и до изгнания опальная семья Виару вела торговлю подобным путем. В конце концов, семью герцога обвиняли во многом, в том числе и в перевозке рабов с островов. Но почему он не оборвал эти связи теперь? И почему снова вернулся в Торнал, набрал команду и вывел корабль под черным флагом?

Авика села на траву, положила подзорную трубу рядом и начала наблюдать за метаниями людей в бухте и заполнением трюмов кораблей.

Всему происходящему могло быть только одно объяснение – герцогская кампания направлена против короля, а, может, и против самой Великой Канцелярии. Только это могло объяснить его выход с братом на торговом галеоне – корабле, который вовсе не спешил по своему маршруту. Это же объясняло набор рекрутов в отдаленном городе Польваре. И только это могло служить причиной смены команды, корабля и флага. Но почему? Зачем? Чего он хочет этим добиться? Это решение одного герцогства или совместная кампания с Тевирийской Империей?

Авика вспоминала драгоценности в замке, холеных слуг, шикарные комнаты и заполненную оружейную. Грабить корабли от хорошей жизни не начинают – голод и нужда толкают людей выходить в море и рисковать своими жизнями и жизнями других, в надежде привезти домой хоть какую-нибудь добычу. Но Натан Виару и без того имел все. Его состоянию могли позавидовать иные короли. И все равно он, рискуя всем, отправился за сокровищами, следуя неизученной карте. Но самое противное для Авики было в том, что, не зная планов Натана и совершенно не понимая, чего он пытается добиться, ей придется упорно следовать за ним до самого конца.

В бухте произошло оживление, и девушка снова взялась за подзорную трубу. По мощеной дороге подъехали три тележки с бочками. Из небольшого домика охранника вышли несколько человек, среди которых она могла отчетливо рассмотреть только одно знакомое лицо - квартирмейстера Натана Виару.

Лис командовал людьми внизу и помогал загружать бочки в лодки. Еще пять человек отплыли на ялике в сторону кораблей, а через четверть часа один из парусников выбрал якорь и на всех парусах покинул воды залива. Еще через полчаса за ним ушел второй корабль, а потом третий, оставляя у входа в бухту только «Близзард».

Авика продолжала внимательно следить за людьми внизу. Герцога видно не было, как и остальной его команды. Только Лис и пара незнакомых ей людей. Одна надежда, что «Близзард» не снимется с якоря до завтрашнего дня и не покинет бухту раньше, чем она успеет пробраться на палубу.

Лис что-то скомандовал двоим на пристани, и те принялись выносить из домика еще бочки, аккуратно ставя их подальше от воды. Затем груз также аккуратно занесли в лодку и отправили на корабль. Авика могла поклясться, что все это время они выносили и загружали порох, а судя по месту и количеству людей, которые этим занимались, именно в этой бухте герцог продавал свое оружие в обход договоренностей с Короной. И из всего экипажа Лис точно об этом знает.

До темноты больше не было смысла наблюдать за работой квартирмейстера, поэтому Авика схватила дорожный мешок и пошла назад в город, раздумывая по дороге, как можно не просто попасть на корабль, но и точно остаться на нем до конца пути.

Она ходила по лавкам, осматривала местные диковинки, незаметно слушала чужие разговоры и в целом, пыталась хоть как-то скоротать время. Вот только минуты шли слишком медленно, а мысли о «Близзарде» и карте занимали ее настолько, что она несколько раз заблудилась и забыла дорогу.



Лидия Милеш

Отредактировано: 10.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться