Магическая Картография I. Путь в Фаверхейм

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. Вскрытые раны далекого прошлого

Каюта штурмана была поистине огромной. По крайней мере Авике так казалось, когда после темноты трюма, пробравшись по качающейся палубе, прячась за такелажем, поднимаясь по узкой лестнице и в темноте стараясь никого не задеть, она все-таки вошла в просторную комнату, освещенную сразу тремя лампами. В тот миг она подумала, что не может быть большей удачи, чем покровительство Норгала.

К тому же штурман был невероятно добр и не только предложил ей отдохнуть, но и обещал лично принести со стола копченую курицу, грог и еще что-нибудь из блюд, которые Грэм специально приготовил в честь начала плавания.

Стоило ему только произнести эти божественные слова, как живот Авики громко заурчал, вызвав одобрительную усмешку спасителя. Все-таки было в Норгале что-то, что заставляло доверять ему. Может, простодушие. Или забавные поступки. Возможно, нестандартные решения. Да и присмотревшись, можно было увидеть, что за суровой внешностью прячется добродушный и веселый мужчина.

Провожая штурмана взглядом, Авика поймала себя на мысли, что ей было бы интересно узнать историю этого человека. Вот странность, Лис говорил, что Норгал служил в королевском флоте. Так в какой же момент оборвалась судьба штурмана, что великолепные корабли, роскошную жизнь и достойное будущее он променял на пиратское судно и команду кровавого герцога?

Сможет ли Норгал ответить на эти вопросы, да и захочет ли? Авика не знала. Поэтому она прошлась по каюте, надеясь хоть немного понять этого странного мужчину. Семь шагов от двери до окон и пять от одной стены до другой. Здесь могли храниться все секреты навигатора, вот только в каюте не оказалось ничего интересного. Возле одной стены стоял небольшой стол, прикрепленный к полу, на котором лежали несколько книг, карты, секстан, компас, чистые листы, готовальня. С другой стороны – подвесная кровать. Рядом из стены выходил небольшой шкаф, где хранились вещи.

Оглядев каюту, Авика решила все же дождаться Норгала и лично у него все узнать, а не плодить домыслы, которых и без истории штурмана было предостаточно. Она подтолкнула свой мешок с вещами к шкафу, и легла на кровать, раскачиваясь от собственного веса и движения корабля. Говорят, море убаюкивает тех, кого любит. Вот и сейчас, стоило только голове коснуться подушки, как Авика начала проваливаться в полудрему, открывая глаза только от громкого мужского смеха где-то вдалеке, или от звука колокола, отсчитывающего каждые полчаса.

Под утро что-то изменилось. Не успели первые лучи солнца показаться на горизонте, как вместо привычных звуков раздался скрип двери. Авика резко открыла глаза, готовясь в эту же секунду приняться бороться за жизнь. Она сжала рукоять небольшого клинка, не доставая его из ножен на поясе, и проследила за дверью. И только когда в каюте появился Норгал, облегченно выдохнула.

В одной руке мужчина держал тарелку с куриной ногой, другой крепко сжал заполненную до краев глиняную кружку. Двигаться ему было неудобно, поэтому пришлось ногой захлопнуть дверь по пути к столу.

- Проголодался, небось, - серьезно произнес он, поставив угощение на стол. – А у меня для тебя новости. Да ты лежи, лежи.

Авика приподнялась на постели, чувствуя приятнейший аромат великолепной еды. Грэм, несмотря на свою внешность и нелюдимость, знал свое дело настолько, что от одного запаха можно было сойти с ума. Хотя возможно это ей настолько хотелось есть, что запах любой еды мог показаться великолепным.

Но Норгал не спешил, видимо, он решил начать сразу с новостей, поэтому подошел к гамаку и сел рядом. Из-за веса мужчины Авика едва не скатилась ему на руки, но вовремя подвинулась, упираясь бедром в поясницу штурмана. Лежать так было не очень удобно, сидеть тоже, но Норгал, казалось, совершенно не замечал неудобств. Да и видя его лицо, Авика сама уже ни о чем не могла думать, кроме как о новостях и решении герцога. Мужчина больше не улыбался. Веселое выражение сменилось абсолютной тоской, он сдвинул брови, неуверенно потер затылок и в целом всем видом показывал свое крайнее негодование.

- Что он решил? – спросила Авика, не выдержав ожидания.

- Тут… в общем, - Норгал посмотрел ей в глаза, и в его взгляде была видна неподдельная забота. – Капитан сперва даже слушать меня не стал. Он разозлился, да настолько сильно, что хотел сам вздернуть тебя на реях этим же утром.

Авика в ужасе затаила дыхание, ожидая продолжения.

- Но я же тебе говорил, - Норгал немного смягчился. – Я знаю, как уговорить Натана Виару.

- Так он оставил меня? – в надежде спросила Авика.

- А вот тут другой вопрос. Нет, он тебя не оставил, как и Лис, и все остальные. Но я требовал, чтобы ты был моим помощником. Сильно требовал, пришлось даже пригрозить, что сойду с корабля в первой же бухте, если тебя не оставят.

- И?

- Что и? Капитан все еще хочет тебя убить, но пока ты будешь за моей спиной, тебе ничего не угрожает. Но только пока я буду тебя защищать.

Авика почувствовала руку Норгала на своей ноге. Штурман смотрел прямо в глаза своему подопечному, а чтобы держать равновесие уперся рукой немного выше его колена, сразу принявшись поглаживать ногу юнги через плотную ткань штанов. 

- Что вы делаете? – не сразу поняла она, в надежде на больную ладонь штурмана, которую необходимо просто размять.

- Тише, тише, - Норгал придвинулся настолько близко, что щеки Авики запылали, и она почувствовала зловонное дыхание, смешенное с резким запахом рома и табака.

- Отойди от меня! – громко сказала она и уперлась в его грудь руками, силясь оттолкнуть мужчину.

Но тот словно с ума сошел. Потуги юнги были ему безразличны, он всем телом навалился сверху, с ловкостью бывалого моряка схватил ее руки.

- Успокойся ты, - прогремел Норгал. – Хочешь уйти, уйдешь, да вот только жить тебе останется пара часов. И я сам прослежу, чтобы умирал ты долго и мучительно. А так, - он провел языком по уху, оставляя мокрый след, - будешь в моей каюте, в моей постели, под моей защитой, всегда накормлен, со всеми удобствами. Мальчик мой, один подарок ты уже получил, будут тебе и другие, - он перешел на шепот, все сильнее сжимая руки Авики, не давая ей пошевелиться. – Я устрою тебя в академию, дам тебе любую женщину, будешь купаться в золоте.



Лидия Милеш

Отредактировано: 10.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться