Магическая рутина или Серые будни мага

История 2. Странные события

Утро выдалось прекрасным, и даже переполненный автобус не испортил впечатления. Впервые за долгое время Хильда проснулась не под шум дождя. Сквозь рваный облачный покров пробивалось солнце, его лучи плясали на кухне, пока девушка готовила утренний кофе и освещали квартиру, пока она одевалась и складывала в рюкзак необходимые вещи.

Университет в очередной раз напомнил фильмы о зомби. Медленно двигающиеся людские массы, без огонька в глазах и со скорбными выражениями лиц. Каждый погружен в собственные проблемы и просто не видит окружающего мира.

Хильда ворвалась в людской океан с разбегу, маневрируя между неповоротливыми телами. Несколько минут потолкавшись среди грустных студентов, и взяв на абордаж неудобную лестницу, девушка выбралась на свободное место.

Здесь, в этих широких прохладных коридорах и старых запыленных аудиториях, уже не встретишь надоевших педагогов или филологов. Территория искусствоведов неприкосновенна даже во времена больших передряг, таких как сессия или выборы нового ректора. На первых курсах Хильда любила представлять, как студенты остальных факультетов штурмуют их неприкосновенный бастион, а искусствоведы, даже оставаясь в меньшинстве, отражают атаки и сбрасывают штурмовые лестницы.

Но, кроме шуток, самое древнее крыло университета действительно всегда принадлежало факультету искусствоведов и художников. Раньше здесь обитали еще и музыканты, но для них уже давно возвели новый корпус.

И сейчас это место не утратило некий налет элитарности, со своим потемневшим паркетом, тяжелыми старомодными люстрами и огромными лекционными залами.

Прогулявшись, и в очередной раз, ощутив значительность этого места, Хильда отправилась к тринадцатой аудитории. У двустворчатой двери обнаружился озадаченно перечитывающий свои бумаги одногруппник.

- Привет, Мариуш, - Хильда посмотрела на светловолосого парня снизу вверх, - профессор на месте?

- С рассвета, - фыркнул тот, - и не в самом лучшем настроении. На твоем месте я бы выбрал другой день для посещения.

- А что ж сам тут сидишь?

- Не у всех есть зачеты Мидгард, - он грустно улыбнулся, - ты вольна не видеть профессора еще два месяца. В отличии от меня.

- Я приму часть гнева на себя, а ты войдешь следом и нанесешь мощный удар своими знаниями.

- Настолько привыкла играть за «танка»? – Мариуш откровенно расхохотался. – Ладно, пусть будет так.

- Петр Андреевич, здравствуйте.

Высокий и седой, как альпийские снега, профессор оторвался от заполнения потрепанного журнала. Как всегда в костюме-тройке светло-серого цвета, в очках с тонкой оправой и холодным взглядом. Олицетворение духа интеллигенции прошлого века.

- Проходите, Мидгард, - гулкий, как эхо в коридорах старого замка голос, доносился до самых дальних углов аудиторий и на лекциях и сейчас, - вы по поводу диплома?

- Так точно. У меня есть окончательная версия, хотелось бы посоветоваться, - Хильда извлекла из рюкзака  объемную папку.

- Сейчас посмотрю. Вы пока присаживайтесь. Напомните только вашу тему.

- История церковно-славянской письменности на Руси, - продекламировала девушка, взбираясь на самый дальний и высокий ряд, с которого открывается отличный вид на весь зал.

- Замечательно, - пробормотал Петр Андреевич, склоняясь над работой, - лаконично и емко. Если бы некоторые бездельники потрудились делать так же, не пришлось бы выпрашивать зачеты по несколько месяцев…

Хильда устроилась поудобнее, положив голову на руки и подумывая о том, не достать ли наушники из рюкзака.

Дверь распахнулась в очередной раз и в аудиторию ворвался… Уорен. Хлопнув дверью, он уверенно подошел к профессорскому столу.

- Профессор Синицын?

- Вы не ошиблись, - тот оторвался от чтения.

- Привет от принца Гилберта.

- Да? Интересно…

Хильда постаралась не шевелиться и дышать тише, ведь прямо сейчас происходит нечто очень интересное. Гилберт это начальник Уорена и обитает он в другом мире. Какие у них дела с обычным скучным профессором, хоть и солидно выглядящим? Но Синицын не забыл о любимой студентке:

- Мидгард, выйдите пожалуйста.

Хильда со вздохом поднялась, состроила страшное лицо только заметившему ее Уорену и стала нарочито медленно застегивать рюкзак. На этот раз старый друг решил понять намек.

- Не стоит, профессор. Она тоже друг королевской семьи, а наше дело не слишком секретно.

- В самом деле? Ну ладно, как пожелаете. Так что у вас?

- Принц Гилберт считает, что вам будет интересно взглянуть, - на стол лег искусной работы деревянный футляр.

- И это не слишком секретное дело? Молодежь, - фыркнул профессор, быстро убирая загадочный предмет в потрёпанный кожаный портфель.

Уорен озадачено почесал короткую бороду.

- Благодарю вас, молодой человек. Сожалею, Мидгард, но консультацию придется отложить. А этому болвану у дверей скажите, что зачет он сдал.

С несвойственной для столь почтенного возраста прытью, Петр Синицын покинул аудиторию.

- Это что сейчас было? – Хильда постаралась, чтоб голос прозвучал максимально грозно.

- А я знаю? – Уорен пожал широкими плечами, - начальник попросил передать футляр. Что внутри – не спрашивай, я не заглядывал.

- Я бы заглянула, - хмыкнула девушка. – Ладно, пошли хоть кофе выпьем, если консультацию мне испортил.

Дел в универе действительно больше нет и, сообщив новости повеселевшему Мариушу, Хильда повела Уорена к выходу. Тот, кто пришел сюда впервые – может бродить по длинным запутанным коридорам до скончания веков. Архитектура Национального университета истории искусств, видимо, не была понятна даже создателям, но строили усердно и на века. Короткая прогулка между корпусами превращалась, обычно, в полное тягостей путешествие по лабиринту Минотавра. И хоть хтонического чудовища за все годы обучения девушка так и не встретила, но уверенности, что человек-бык скрывается где-то между старым актовым залом и неработающими туалетами не утратила. И даже сама не единожды успела побывать нитью Ариадны для студентов других факультетов или незадачливых ухажеров, пытавшихся встретить эксцентричную девушку после занятий.



Кирилл Ковальчук

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться