Магический Университет. Куратор на замену

Глава восьмая. Новенький

Вампир сделал пару шагов к Эви, распахивая объятия, когда со своего места поднялся Ласло. Всю его мягкость, вальяжность, как ветром сдуло. Рядом с Эви стоял настоящий хищник — грозный и опасный.

— А ну, лапы прочь от нашего куратора! — Даже голос оборотня изменился, вместо мурлыкания появилось рычание. — И, кстати, наш наставник помолвлена.

Эви виновато взглянула на Мигеля. Вампир удивлённо поднял бровь.

— Куратор?

А Эви кольнуло обидой, совершенно неуместной, что на сообщение о наличии у неё жениха, вампир и ухом не повёл. Неужели, она не настолько ему понравилась, как показалось? Она со злостью запихнула поглубже внутренний голос, робко намекнувший, что это и к лучшему.

— И вообще, это мы решаем, кому с нами учиться. Вряд ли ты достоин быть в нашей группе, — добавил Ласло, переходя с рычания на шипение.

Вот тут Эви чуть не подпрыгнула. Это как это — они выбирают? Это кто это не достоин? Она развернулась к Ласло и грозно поводила указательным пальцем у его носа с возгласом:

— Я не позволю оскорблять моего боевого соратника! Он сильный боевой маг, и тот, кому я доверю в бою защищать свою спину!

Со стороны подопечных раздались удивлённые шепотки, а медведь Олаф, подперев щёку кулаком, ласково произнёс:

— Какой храбрый медвежонок.

Вертлявый гном подпрыгнул на стуле, затем и вовсе на него взобрался. Он крикнул, привлекая внимание:

— Стая! — когда на него посмотрели, продолжил: — Я вчера в Арвинском вестнике заметку читал, как вампир и девчонка-лучница дилижанс от полсотни варлов отбили.

Все дружно уставились на Эви и всё-таки подошедшего к ней Мигеля. Вампир пожал плечами.

— Ну, какие полсотни, там, в стае чуть больше десятка и было. Так что, советую нашего куратора не злить: она, не целясь, варлу в глаз стрелой попадает.

Он встал сзади Эви, заключая в объятия, прижимая спиной к себе.

— Это, получается, ты тот богатенький женишок, что успел нашу лапулю окольцевать? — спросил Ласло, недобро прищурившись.

Вампир ответил столь же «ласковым» взглядом.

— Не я, и какой-то там жених меня не волнует. Даже если бы Эви украшали брачные браслеты, клянусь, сделал бы всё, чтобы увести у мужа.

Эви выбралась из объятий и укоризненно посмотрела на Мигеля.

— Ещё и ты так шутишь? Уже не смешно!

— Я не шучу, — спокойно произнёс Мигель и нахмурился. — Что значит ещё? Кто тут ещё претендует на мою будущую жену?

В чёрных глазах вампира заплясали огоньки пламени, черты заострились, губы приоткрыли клыки.

Гном соскочил со стула, встал напротив вампира и дерзко заявил:

— Да все! Красивая, умная, боевая — лучшая подруга для любого из нас!

Возмущённая до глубины души Эви, уставила руки в боки и, топнув ногой заявила:

— А меня кто-нибудь спросил?

Взгляд «лучшей подруги для боевика» скользнул по гному раз, другой. Неожиданно она замерла без движений, слегка приоткрыв рот.

— Эви, что случилось? — спросил вампир.

— Подожди, Мигель, — отмахнулась Эви, у которой исследовательский интерес оттеснил всё остальное на второй план. — Да не может такого быть!

Она обошла гнома, с любопытством следящего за ней и вновь замерла. Гном вблизи оказался повыше куратора. Он довольно провозгласил:

— Хоть раз за всю учёбу посмотрю на Магистра сверху вниз.

Эви хлопнула себя по лбу и воскликнула:

— А вот не нужно брать на веру все новейшие исследования. «Несовместимые расы, несовместимые расы», — передразнила она кого-то. И обратила сияющий взгляд на гнома, заявив: — В тебе есть кровь гоблинов. Не родители, а бабушка или дедушка. Всё правильно, отсюда и не свойственный гномам темперамент. Я права?

Гном от восторга даже хлопнул в ладоши и ответил:

— Права, не будь я Тиль Грон. Дед со стороны отца — гоблин. Ты первая, кто распознал. Даже сами гоблины свою кровь не чуют. Но как?

— Рост, темперамент, речь с небольшим акцентом, — начала перечислять Эви, — думаю, у тебя внизу удлинены клыки. Характерный признак для гоблинов, но никак не для гномов.

Тиль Грон приоткрыл рот и гордо продемонстрировал всем небольшие клычки. Эви вспомнила, данную привратником характеристику: «Всезнайка Тиль. Не одна сплетня мимо не пройдёт. Новости раньше остальных узнаёт. Да и не диво, коли дядька владелец «Арвинского вестника». Она скосила глаза на Ласло, судя по татуировке, он наследник Главы клана леопардов. Похоже, в её группе простых студентов нет.

Дверь скрипнула, и в кабинет важной походкой вошёл ректорский любимец. Он направился прямиком к обладательнице нежных рук и мягких коленок.

— Ой, котик, ты, наверное, сбежал, иди ко мне, — позвала Эви.

— Нет, чтоб меня так позвала, а то этого урода лысого, — чуть не взвыл Ласло. И тут же обеспокоенно добавил: — Лапуля, наставник, не приближайся, это опасно.

Но Эви уже подняла кота на руки. И тот, словно опровергая сказанное, громко замурлыкал.

Вся группа замерла, боясь неловким движением спровоцировать злобную зверюгу на агрессию. Мигель встал перед Эви и сказал:

— Карликовые химеры действительно опасные хищники, дай мне, — и протянул руку.

Кот оскалился, и без того некрасивая морда стала страшной, как порождение ночного кошмара. Острые зубы, моментально увеличившиеся в два раза, клацнули в миллиметре от руки вампира. Мигель тоже оскалился, принимая вторую ипостась. Сзади распахнулись чёрные крылья. Он без опаски взял кота-летуна за загривок и поднял на уровень лица. Затем продемонстрировал клыки и зашипел. Кот попытался дёрнуться, но вампир не дал ему возможности отвернуться, заставляя глядеть глаза в глаза. Первым не выдержал ректорский любимец, обвиснув в сильных руках тряпочкой. Мигель вернул себе человеческий облик, прижал кота к груди. Тот лизнул ему руку и замурлыкал.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 18.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться