Магическое интервью

Глава 8

Ошибка

 

– Шелла, как ты могла?! Не нужно было подписывать договор! Я уверен, ни к чему хорошему в будущем это не приведет, ведь маги…

Дальше лохматик разразился целым потоком нелицеприятных эпитетов в адрес всех магов в целом и Дэнира в частности, после чего он коснулся и моих умственных способностей.

Тут конечно уже не выдержала я и тоже высказала несколько слов по поводу путанников в целом и Крона в частности.

– И вообще, если такой умный, почему раньше не предупредил? – закончила я, плавясь в собственном раздражении.

Крон надулся и замолчал, но когда я уже, было, подумала, что на этом наш «плодотворный» диалог иссяк, едва слышно с отчаянием прошептал:

– Мне маг запретил.

– Как это?! – изумилась я, вспоминая всю процедуру скрепления нашего соглашений.

А она оказалась необыкновенно короткой и заключалась в паре слов на незнакомом языке, уколе иголкой пальца, мази, которая мгновенно затянула ранку.

– Дэн даже рядом с тобой не стоял, – выдала я через секунду, – так чем он мог помешать?

– Вот жабокрымса! – снова выругался Крон. – А про то, что он – маг, ты забыла?! Да ему не только не нужно было находиться рядом со мной, он мог быть вообще где-нибудь на другом конце города, но и тогда я бы и лапой не посмел пошевелить, если б он того захотел.

– Неужели это правда?

– Да, – но ответил мне уже не путанник, а сам Дэнир, который незаметно вошел в комнату. – И в чем-то твой лохматый приятель прав, ведь теперь просто так уйти и нарушить этим договор ты уже не сможешь, магия не позволит.

Хм, ну пока что я никуда вроде как и не собираюсь сбегать. Однако по коже все равно поползли неприятные мурашки. Черт, терпеть не могу таких ограничений, да и по-настоящему становиться объектом изучения какого-то мага не хочу! «Так, Шелла, не паниковать!» – приказала себе мысленно. Но ощущение совершенной ошибки не давало покоя.

– Детка, да не переживай ты так, – совершенно правильно понял мое настроение Дэнир, – ты ведь тоже получаешь бонусы в виде защиты и интервью. Так что это вполне удачное соглашение. Кстати, раз мы теперь работаем вместе, предлагаю тебе наконец избавиться от путанника.

– Ты хочешь, чтобы я выгнала Крона?!

Маг согласно кивнул.

– Но почему?! – изумилась я, переводя взгляд с Дэнира на лохматика.

– Шелли, путаннику нельзя доверять, даже если перед этим он попросил у тебя прощения за свои прежние выходки.

– Но почему я должна не верить в искренность его слов?

– А ты спроси тогда своего дорогого Крона, для чего он вел тебя к своему родственнику.

– Он хотел мне помочь! – твердо проговорила я.

– А по мне, так просто решил поделиться твоими энами со своим братцем.

Что?! Я перевела взгляд на лохматика, ожидая от него в тот момент всего: от возмущения до жалобного писка, но только… только не молчания.

Стоп! Неужели все, сказанное магом правда?! И Крон по-прежнему видит во мне лишь источник энергии? А ведь я его не только простила, но и начала воспринимать практически своим другом!

И внезапно из памяти выплыл совершенно другой образ – образ моей подруги. С ней мы познакомились еще в школе, когда я была так похожа на махонького худосочного воробушка с серыми перышками, Стэлла же на тот момент казалась мне эталоном совершенства, школьной звездой, которая вдруг обратила свой взор на меня, обычную неприметную девчонку. С тех пор и началась наша «дружба». Вернее, это только мне так тогда казалось, Стэлла же вынашивала совершенно другие планы. Да что говорить, оно просто использовала меня, подсовывая под нос сначала свои школьные задания, а чуть позже и курсовые работы. Но как только надобность во мне отпала, и подруга довольно удачно устроилась в жизни, наша дружба безжалостно отправилась в утиль. Особенно остро я это ощутила сразу после смерти папы. Ведь именно тогда мне так нужна была поддержка, но Стэлла просто отфутболила меня, сославшись на извечную занятость, бесконечные интервью, статьи и прочую дребедень. Прекрасно помню, как я тогда сходила с ума в пустой квартире, среди вещей, так напоминающих об отце, и телефон, на который я смотрела как на божество, способное нарушить эту гулкую тишину, которая поселилась не только в моем доме, но и в моем сердце.

Больше я никогда не звонила Стэлле, а она – мне, ведь так и не простила ей то разочарование, которое испила до капли в результате нашей так называемой дружбы.

Я устало опустилась на диван. Горечь воспоминаний подкатила к горлу и растеклась полынью на языке. Ненавижу предательство! И неожиданно почувствовала осторожное прикосновение к своему плечу.  Не знаю, хотелось ли мне сейчас сочувствия именно Дэнира, но что-то все же тронуло мое сердце, и я внезапно, даже сама от себя не ожидая, выплеснула на него все, что, казалось, давно уже похоронила в самом отдаленном уголке памяти. Бог мой, да я даже начала забывать, как выглядела Стэлла, но теперь все снова выплыло на поверхность: и горечь от потери отца, и забытое чувство темного непроходимого одиночества, и разочарование в подруге. Не знаю, что именно понял маг из моего довольно сумбурного рассказа, но он удивительно правильно отбросил прочь свою привычную насмешливую манеру и лишь крепче прижал к себе. А я… я с благодарностью приняла его молчаливую поддержку.



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 28.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться