Магическое интервью

Глава 16

Портал

В комнате Ореллы царили тишина и… полный беспорядок: вывернутые из стола бумаги, неаккуратная стопка книг прямо на полу, приоткрытая дверца шкафа, из которого вывалилось с десяток разноцветных шляпок, а, примерно, столько же шарфов от ярко-желтого канареечного до темно-синего висели просто на его дверце.
 «Хм, не таким я представляла жилище настоящей магички», – совсем тихо пробормотала я, оглядывая все это «великолепие».
– А ты ожидала спартанских условий? – фыркнул маг.
– Ну… не то чтобы… однако и не… радугу.
– Да, избаловал все-таки Горин единственную дочь. У Ореллы даже шляпки от лучших плетельщиков Магомирья.
Ну и ну! Неужели, все это действительно их работа? И я тут же заметила легкое, словно паутинка, кружево на поверхности ткани.
– Сколько же за них заплачено? – прошептала я, с разинутым ртом рассматривая несколько косынок, полностью расшитых ажурным узором.
– Много, Снежинка. Впрочем, меня сейчас мало волнуют и женские наряды, и воспитание чужих дочерей. Я собираюсь заняться более насущным делом – поиском девушки.
– И как ты это будешь делать? – полюбопытствовала я. – Снимешь отпечатки пальцев? Или используешь дедуктивный метод?
– Ну мы же в Магомирьи, а не в мегаполисе! – возмутился Дэнир. – Так что я воспользуюсь магией поиска. К сожалению, на Севере практически нет высококлассных специалистов именно в этом направлении.
Затем он протянул руку, и в воздухе появилась туманная дымка пространственного кармана. Дэнир вытянул из него флакончик и точно так же, как и в прошлый раз, выплеснул его содержимое. После этого пальцы мага быстро заскользили от искры к искре, составляя узор заклинания. А когда работа практически завершилась, я увидела, что в воздухе зависла набольшая спираль, в центре которой поблескивал голубой шарик.
– Теперь энергия, – пробормотал маг,  
И вокруг нас тотчас словно задрожал воздух, а мир раскрасился тончайшими паутинками нитей, которые Дэн аккуратно подтянул к заклинанию.
– К сожалению, процесс займет некоторое время, – признался он. – Увы, но созданное руками человека не так щедро на эны, как дикая, не облагороженная никем природа. Именно по этой причине всегда гораздо удобней магичить где-нибудь в поле или в лесу, но не в стенах дома.
– Значит, для вас наши мегаполисы и вовсе бесполезны?!
– Практически. Кроме того, даже то относительно небольшое количество энов, которое там все-таки есть, впитывается защитным куполом и не вливается в общую структуру планеты.
– Но как тогда в таком бедном на энергию месте до сих пор рождаются потенциальные маги?
– А мы, дорогая Шелли, и отличаемся от всех остальных людей тем, что можем не только отдавать эны, но и аккумулировать их внутри себя. У нас в Магомирьи это называется личным запасом. А вот уже от того, какой он и на сколько виртуозно человек может использовать энергию всей планеты в целом, и зависят его общие магические способности. У чувствующих, например, это всего лишь крупицы, а у магов – в сотни или даже тысячи раз больше.
– Понятно, – протянула я, а затем снова с интересом огляделась по сторонам.
– В этой комнате можешь совать свой любопытный носик куда угодно, – с пониманием усмехнулся Дэнир и уточнил: – Здесь все проверено по нескольку раз и давно обезврежено.
Я радостно кивнула и закружила по комнате, попутно заглядывая то туда, то сюда.
 Это ничего, что все изучили еще до меня. В конце концов я в мире магии – человек новый, и то, что для местных следователей не представляет совершенно никакого интереса, для меня может быть важным и нужным.
Но в комнате, как назло, действительно ничего любопытного не обнаружилось, правда, до тех самых пор, пока я не заглянула… под комод. За каким чертом меня туда понесло, не смог бы объяснить никто, но когда пальцы нашарили в пыли что-то круглое и холодное, я, ни капли не сомневаясь, вытащила его. На моей ладони в ярких лучах солнца засиял небольшой серебристый кругляш, поверхность котором пересекало несколько тонких, едва видимых линий, перечеркивающих друг друга.
«Хм… занятная вещица», – подумала я, разглядывая ее и так, и эдак, а за одно пытаясь решить: показывать ли свою находку магу или просто молча сунуть в карман, чтобы потом изучить повнимательней или еще лучше зарисовать в блокнот.
– Бросай! Бросай немедленно! – вдруг прогрохотал голос Дэнира.
Я дернулась от неожиданности, но ни испугаться как следует, ни выбросить его так не успела.
Нет, в моих руках ничего не взорвалось, не полыхнуло огнем, не выстрелило ядом, но весь мир вдруг смазался, закружился, и я стала проваливаться в черную вязкую тьму.
А когда сознание все-таки выплыло из нее, я поняла, что лежу не на светлом полу в комнате Ореллы, а просто на земле. Странно… очень странно…
Я попыталась осторожно пошевелиться, и тут же острые мелкие камушки черкнули по щеке и подбородку. Вот черт! Больно! На губах скрипнул песок, глаза заслезились от пыли, и зрение затуманило, но когда я перевернулась на спину и села, вытирая невольно выступившие слезы, все мелкие неприятности неожиданно отошли на второй план.
«Хмурое небо, безжизненная пустынная земля, тянущаяся до самого горизонта, везде мрак и запустение…» – да… помниться, именно такой пейзаж описывался в одной из книг про дикое Магомирье. И если в начале моего путешествия он полностью не соответствовал действительности, то теперь вот оно… все, как говорится, сошлось!
– Ох, и в какую только дыру меня занесло?! – забилось в конвульсиях несчастное сознание.
– В энергетическую, – рядом раздался хмурый голос Дэнира.
Я вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Маг сидел на земле, опустив взгляд и уставившись куда-то в одну точку.
– Значит, мы в самом гиблом месте Магомирья? – уточнила я, разглядывая стволы деревьев, словно искореженные гигантской рукой, а потом просто воткнутые в землю словно колья.
– Да.
Маг наконец поднял голову, и я вздрогнула, поражаясь тому, как сильно изменилось его лицо. Глаза Дэна заволокло тьмой, легкий смугловатый оттенок кожи сменился неприятно-серым, словно у тяжело больного человека, а губы побелели.
– Что с тобой? – мой голос прозвучал слишком тонко, словно пискнула мышь.
– Нам нельзя здесь оставаться, иначе пропадем! – вместо ответа проговорил маг.  – Как только сумерки сменятся кромешным мраком в Темной зоне появятся такие чудовища, по сравнению с которыми паук Гевина Жерьена покажется маленькой безобидной зверушкой.
Ого! И память тут же предоставила кадры из наших фильмов ужасов. Да… полчища чего-нибудь подобного мне бы уж точно не хотелось встретить в реальной жизни.  
– И что нам теперь делать? Куда идти?! – все это я выпалила на одном дыхание и с надеждой уставилась в непривычно черные глаза мага. Эх, как же мне хотелось в тот момент, чтобы он с ехидством ухмыльнулся и заявил, что все это ерунда, а мы скоро вернемся домой, но Дэн заявил нечто совершенно другое:
– Снежинка, ситуация довольно сложная. Но и просто позволить нам погибнуть я не могу. Предлагаю двигаться вон в том направлении, –  маг указал на темный силуэт какого-то странного сооружения, верхняя часть которого возвышалась над лесом и напоминала круглую башню.
– Но что это? И кто тот безумец, который рискнул не только явится в Темную зону, но и построить здесь нечто подобное?
– Не знаю, но предлагаю это выяснить!
Я кивнула. Увы, но эту местность не знал ни сам маг, ни, уж тем более, я, так что башня оставалась единственным доступным нам ориентиром.
Вот так и началось наше невольное путешествие по Темной зоне. Ну а поскольку магия здесь практически не работала, то дорога нам предстояла пешая, а потому утомительная и очень опасная. Да и как могло быть иначе, если в Темной зоне кипела невидимая жизнь, а местность на многие километры вокруг то и дело оглашалась самими разнообразными звуками: от хрюканья с чавканьем до какого-то заунывного воя. Из-за них Дэнир постоянно оставался настороже, да и мне не дал оттоптать какой-то местной гадюке хвост, сломать носом пару десятков отличных коряг и испортить ближайшую яму видом своего неподвижно лежащего тела.
Но на этом судьба так и не успокоилась, с щедростью отсыпая нам новые и новые испытания. Они ворвались в нашу жизнь далеким звериным воем, и теперь он то приближался, то наоборот удалялся, и летел над мертвым лесом бесконечной заунывной песней.  От него стыла в жилах кровь и хотелось немедленно заткнуть уши. А когда он раздался совсем рядом, я не выдержала и выругалась:
– Проклятье! Да отстанут эти монстры от нас когда-нибудь или нет?!
Маг покачал головой, вероятно, не желая разочаровывать меня своим ответом, и мы оба, не сговариваясь, тут же перешли на бег.
Коряга, кочка, снова коряга, хлесткий удар ветки… и дыхание, тяжелое, рывками, и сердце, частыми толчками разгоняющее кровь – все, только бы уйти от погони, только бы спастись от неизвестной, а от того еще более страшной угрозы.
Но от нас не отставали, загоняя словно добычу все дальше и дальше вглубь леса.
– Нам от них не оторваться! – на бегу выдохнул Дэн и вдруг резко остановился.
От неожиданности я налетела на него, и мы едва не упали.
– Шелли, сейчас ты в точности сделаешь то, что я скажу! – строго проговорил маг.
Его губы сурово сжались, а между бровей залегла глубокая складка.
Ну что ж, видно дело серьезное! И я кивнула. Выразить словами свое согласие после такого длинного и тяжелого забега просто не осталось сил.
– Тебе нужно влезть на дерево! – между тем неожиданно заявил маг и подтолкнул меня к одному из стволов, торчащих из земли словно корявый зуб великана.
Я с недоверием взглянула на него и замотала головой, всем видом показывая, что не смогу этого сделать.
– Шелли, через «не могу»! – рявкнул Дэн, снова толкая меня вперед.
Но… как?!
Я с сомнением ухватилась за дерево. На ощупь кора показалась не такой уж и гладкой, но задачи это все равно не упрощало.
– Дэн… – я попыталась обернуться к магу, однако вместо этого неожиданно натолкнулась взглядом на чьи-то желтые глаза, хищно поблескивающие в вечерних сумерках.
От этого вида все во мне будто застыло, но когда невидимое чудовище рыкнуло, кровь в голове зашумела от резкого выброса адреналина, и я…  очнулась уже высоко на дереве. «О-о-о… и как это меня угораздило?!» – забилось в мыслях, когда я круглыми от страха глазами уставилась вниз.  
– И не вздумай оттуда слезать! – раздался голос маг.
Я еще раз смерила взглядом расстояние до земли и крепче прижалась к стволу дерева. Нет, нет, теперь точно останусь здесь жить! А что, место вполне безопасное, только вот мага жалко. И я заорала, что есть мочи:
– Дэн! Лезь скорей ко мне!
Но он в ответ даже не шелохнулся, а вот неизвестная тварь наоборот ожила. Раздался оглушительный треск ветвей, и она выпрыгнула на небольшую полянку.
Детально рассмотреть чудовище с такого расстояния и при настолько скудном освещении я не смогла, однако в целом оно напомнило мне огромную обезьяну с непомерно длинными верхними конечностями, но при этом ее морда сильно вытягивалась вперед и скорее походила на волчью.
– Дэн… Дэн… прошу тебя беги… – взмолилась я, едва шевеля онемевшими губами.
Но маг вместо того, чтобы спасаться, наоборот шагнул навстречу чудовищу. Оно взвыло, явно предчувствуя легкую победу, и, рыча, набросилось на Дэнира. Однако и сам маг не был похож на беззащитную жертву.
Нет, на этот раз он, конечно же, не успел воспользоваться никаким заклинанием, но вызвать сырую силу из собственного резерва все-таки смог, и она засияла двумя длинными плетями. Раздался резкий протяжный свист и глухой стук, словно от падения чего-то тяжелого, а затем округу огласил громкий визг. Но я все равно не обольщалась, прекрасно понимая, что радоваться и праздновать победу еще слишком рано. И оказалась права!
Через считанные секунды раздался повторный громкий треск веток и два огонька снова метнулись к магу. Плеть сверкнула в воздухе.  
Атаки невидимого чудовища повторялись раз за разом, но Дэн успевал отбивать их вовремя, при чем делал это столь успешно, что даже мое волнение немного улеглось, и я поверила в его победу…  ну, почти. Черт, как же я возненавидела именно это последнее слово, когда баланс сил неожиданно нарушился не в нашу пользу, и на поляну выскочило еще несколько собратьев обезьяноподобной твари.
От вида множества светящихся желтых точек все внутри у меня замерло, а пальцы с силой сжали ствол дерева. Сможет ли маг с ними справится или мы, лишившись последних энов, оба пропадем в желудках у этих чудовищ?
В сумерках, почти сменившихся непроглядным мраком, я не заметила, как они напали. С высоты схватка казалась скорее просто какой-то странной игрой, в которой желтые огоньки то приближались к магу практически вплотную, то отскакивали назад, как только рядом с ними сверкала энергетическая плеть. И лишь воображение, дорисовывающее к светящимся глазам оскаленные морды и уродливые тела, всякий раз напоминало мне, что Дэн внизу борется за наши жизни, а не просто ловит светлячков. Кроме того, над поляной то и дело раздавались звуки хлестких ударов и рычание, и у меня всякий раз болезненно сжималось сердце, когда свист магических плетей становились чересчур яростным и частым.
Я волновалась за Дэнира, потому что понимала: его внутренний резерв не бесконечен; и мне даже страшно было представить, что же произойдет, когда маг истратит последние капли энергии.
Эх, придумать бы что-нибудь!
Мне очень хотелось ему помочь, но в голову лезли, как назло, какие-то совершенно глупые мысли. И в этот момент я искренне горевала о том, что у меня нет крыльев или оружия или я – не огнедышащий дракон. А еще… еще мне неожиданно вспомнился отец... И я вдруг подумала, что если рай на небе действительно есть, то как же ему, наверное, сейчас горько и стыдно наблюдать за собственной дочерью и видеть, что она практически сдалась. Нет! Не этому он меня всегда учил! Помню, когда я была еще совсем маленькой, как-то пришла к нему, растирая по щекам горючие слезы, и заявила, что больше не хочу учиться ездить на этом дурацком велосипеде. «Значит, сдаешься? – спросил отец, и, когда я кивнула, вдруг проговорил: – Запомни, дочка, самое страшное разувериться в собственных силах и пасть духом. Не бойся пробовать снова и снова, не теряй веру в себя». Те далекие слова отца запомнились на всю жизнь, и хоть глубины сокрытого в них смысла я тогда не поняла, но это не помешало мне попытаться еще с дюжину раз, но в конце концов победить этого двухколесного монстра.
Удивительно, но неожиданное воспоминание придало сил. «Что ж, никогда не сдавалась, не сделаю этого и сейчас!» – решила я, смахивая уже, было, подступившие к глазам слезы, и попыталась рассуждать здраво. Без сомнений, помочь Дэну физически я не могла, драться магическими плетями не умела. А вот... поделиться собственными энами, которых у меня, по мнению работников одного трактира, имелось неприлично много… Да, это могло сработать! И я сделала то, что казалось правильным: попыталась отрешиться от внешнего мира и сосредоточиться на внутренней энергии. Однако звуки боя, свист плетей и жуткие завывания мешали этому, и в результате все старания пропадали в пустую.
«Нет! Так дело не пойдет!» – мысленно возмутилась я и от отчаяния пустилась в другую крайность. Теперь мне пришло в голову сосредоточится не на своем энергетическом резерве, а на самом маге, ведь это ему требовалась помощь, а не мне.
 «Так… первым делом нужно усилить его плети», – подумала я, стараясь подойти к проблеме с чисто практической стороны. И тут же воображение закрутило картинки немого кино. В них мои эны сотней тоненьких ручейков устремились вниз по стволу дерева, и влились в энергию Дэнира. Вот бы так было еще и на самом деле!
Я с сожалением распахнула глаза и, кажется, только чудом не свалилась с дерева. Удивительно, но вымысел в точности сошелся с реальностью. Мне действительно удалось поделиться энергией, и теперь плети Дэна засияли еще ярче, чем до первого нападения,  а желтые глаза наконец отступили. И я, не смея разжать рук, мысленно погрозила им кулаком: «А нечего нападать на путников! Да и вообще вместо того, чтобы щелкать понапрасну зубами и изводить округу воем, лучше бы занялись чем-нибудь более интересным…  например, поработали над своей внешностью, – и моя фантазия тут же нарисовала монстров, делающих чистку лица местными пиявками или накладывающих грязевую маску из какого-нибудь болотца.
Однако чудовища уходить не торопились.
– Дэн! Может, они все-таки передумают нас есть? – жалобно протянула я, наблюдая за светящимися точками, застывшими вокруг моего защитника.
– Это вряд ли, Снежинка!
– И что же нам теперь делать?
– Ждать! – совершенно спокойно ответил маг.
Ждать?! Чего ждать?! Снега посреди лета? Или воскресенья сразу после понедельника? Но высказать возмущение вслух помешало новое нападение. Твари из Темной зоны бросились в атаку, и плети Дэнира яростно запели в воздухе.
А помощь к нам все-таки пришла...
Я не сразу заметила, как темное строение, к которому мы так стремились, вдруг осветилось далекими огнями, и длинный тонкий луч медленно пополз по лесу, разрезая полнейший мрак, словно нож праздничный торт.
Твари неподвижно замерли, будто заранее чувствуя его приближение, затем где-то внизу раздался оглушительный треск веток, и желтые точки неожиданно исчезли.
 «Вот она, полная победа света над тьмой», – подумала я, все еще не в состоянии прийти в себя после столь резких и стремительных перемен. Удивительно, но наше положение перестало быть безнадежным за считанные секунды.
– Снежинка, ты там к дереву случайно не приросла?! – послышался усталый, но как всегда чуть насмешливый голос мага. – Давай спускайся, пока они не передумали и не вернулись за своим ужином!
– Вот еще! А рожа у них не треснет?! – пробурчала в ответ и попыталась разжать руки, но их, как назло, будто приклеило к дереву.
 – Я смотрю, тебе там понравилось! – продолжил издеваться маг.
– Ага! – процедила сквозь зубы. – Еще как! Теперь только гнездовье организую и крылья отращу, а питаться буду злобными тварями из Темной зоны, благо их тут много!
– Ох, Снежинка, жаль, что наши с тобой планы на будущее кардинально не совпадают, – фальшиво тяжело вздохнул Дэнир. – Ну… не буду тебе мешать!  – и, зараза такая, сделал вид, что собирается уходить.
– Да слезть я отсюда не могу! – не выдержав, бросила в сердцах.
А через несколько секунд плеть мага коснулась моей талии и обвила ее, словно лиана.
– Снежинка, все будет хорошо, просто верь мне.
И ни тени насмешки… лишь твердая уверенность в собственных силах. А я... я действительно поверила, и мои пальцы наконец разжались, позволяя энергии Дэна осторожно спустить меня на землю.
– Ну что цела? – как-то совсем уж по-доброму усмехнулся маг, когда мы оказалась рядом.
 – Угу! – и я неожиданно обняла своего спасителя.
Черт, кажется соринка в глаз попала!  И быстро смахнула несколько не прошенных слезинок.
– Испугалась? – в голосе Дэна послышалось искреннее участие.
Я кивнула, с удивлением понимая, что больше волновалась даже не за себя, а за него. Но как и когда маг успел занять такое важное место в моей жизни? Как смог незаметно преодолеть дистанцию, которую я держала со всеми после смерти отца? Да, мне больше не хотелось ни привязываться, ни любить… ни терять. Сердце снова сжалось от застарелой боли.
– Эй, Снежинка! – кажется, не в первый раз окликнул меня Дэн.
Я встряхнула головой. Как же некстати все эти воспоминания!
– Нам нужно идти? – то ли утверждая, то ли все-таки спрашивая, уточнила у него.
Маг кивнул.
Ладно, значит пора отправляться в дорогу. И я, нахмурившись, снова уставилась на далекую светящуюся точку.
Эх, нам до нее еще шагать и шагать!
– Не волнуйся, дойдем, – словно в ответ на мои мысли произнес маг, а затем, хитро прищурившись, добавил: – Тем более по дороге я могу рассказать тебе, как догадался о том спасительном луче.
– Но… я думала, ты о нем знал.
Честно говоря, Дэнир удивил меня своим признанием, а за одно и разбудил уже привычное любопытство.
– Нет, Снежинка. Мне не откуда было получить такие сведения. Никто еще во всем Магомирье не проникал настолько далеко в Темную зону и не выбирался из нее живым.
– Но… тогда я ничего не понимаю…
– Это потому что ты не мыслишь, как маг, и практически ничего не знаешь про здешних обитателей. Скорее всего они бы давно разрушили ту башню, к которой мы сейчас идем, если б у нее не было какой-нибудь защиты. Магию я отмел сразу же, поскольку Темная зона поглощает чужую энергию быстро, а своей не вырабатывает. Оставался только яркий свет, который не выносят все без исключения темные твари.
– Хм… а ведь паук Гевина Жерьена тоже не хотел вылезать из его дома при свете дня, – вспомнила я.
– Верно, Шелли. Так что мое предположение только подтвердилось, – и Дэн кивнул в сторону странного, горящего огнями сооружения, а затем неожиданно добавил: – Но знаешь, меня сегодня больше удивило совсем не это, а твои способности, вернее та стремительность, с которой они раскрываются. Первый всплеск энергии очень важен для любого мага. Его сложно контролировать, но ты замечательно справилась со своей задачей.
– Угроза жизни, знаешь ли, сильно ускоряет любой процесс, – с горькой усмешкой произнесла я, вспоминая те чувства бессилия и отчаяния, с которыми наблюдала за развернувшимся внизу сражением.



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 28.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться