Магическое интервью

Глава 22

Встреча

Арка перехода встретила нас двумя знакомыми физиономиями караульных. «Ну и повезло же на них снова нарваться», – подумала я, внутренне готовясь к долгому и бессмысленному разговору с грубиянами. Однако на этот раз они повели себя практически цивилизованно и ограничились лишь громким шепотом: «Смотри! Это, кажись, та самая белобрысая дурища!» Но под грозным взглядом отца нарываться на неприятности не стали. Вот так, без лишних придирок нас и пропустили к порталу.
У арки перехода мы на секунду приостановились.
– Уверена? – напоследок тихо переспросил отец.
 – Как никогда!
И мы оба совершенно одновременно шагнули в портал, а вышли уже по другую сторону защитного купола.
Да… на этот раз мир за стеной встречал своих гостей совсем не дружелюбно. Погода сегодня явно не задалась не только в мегаполисе. Однако, если там лишь противно моросило, то тут лил самый настоящий дождь, а небо хмурилось и провисало тяжелыми сизо-черными тучами.
От холода и сырости я зябко поежилась и еще глубже спрятала голову под капюшон, а тоскливая мысль, что теперь придется тащиться пешком еще и по расплывшейся от грязи дороге, тоненько прожужжала как надоедливый комар и совсем не добавила настроения. Но разве такие мелкие трудности и неудобства когда-нибудь останавливали Шеллу Роф?!
Я поплотнее запахнула плащ и бросила решительный взгляд на дорогу. Странно, мне показалось или сквозь пелену дождя действительно проступили очертания чьей-то темной фигуры.
Честно говоря, в тот момент все страхи Магомирья будто снова ожили в моей воображении, и сердце забилось от испуга.
– Смотри! – испуганно прошептала я, отступая ближе к отцу.
– Это за нами! – папина рука успокаивающе легла на мое плечо.
– Но кто?! И откуда?!
– Шелла, – вздохнул родитель, – неужели ты думаешь, я не подготовился и к такому повороту событий? – он указал на грязь под нашими ногами, а затем пояснил: – У одного моего хорошего знакомого есть связи даже в Магомирьи, а я, зная, куда мы отправляемся, всего лишь попросил у него помощи.
Да… должна признать: отец действительно просчитывал ситуацию наперед в сто раз лучше, чем я. И в памяти тотчас возникла узкая офисная юбка и шпильки, на которых я собиралась когда-то покорять неведомый мир за стенами мегаполиса.
Из мыслей меня выдернул звучный мужской бас:
– Так это вы, значит, желаете попасть в наше Магомирье?
Я подняла голову и увидела перед собой незнакомца. Его лицо надежно скрывал капюшон, а тело – длинный плащ, который, несмотря на дождь, показался мне совершенно сухим.
«Наверняка работа плетельщиков!» – подумала я.
– Хм… не часто небоскребники попадают к нам по доброй воле, – недоверчиво заметил незнакомец. – И хоть меня попросили о помощи, но только я сам волен решать, как поступлю в вашем случае.
От его слов все внутри меня похолодело. И в тот момент я испугалась совсем не далекой дороги! Ровно с той самой секунды, когда в мои руки попало письмо Ореллы, я все время боялась… опоздать. А тут вдруг такой шанс! Нет! Его я не могла упустить!
– Послушайте, уважаемый, нам очень важно как можно скорее попасть в Ётинг. Мы спешим на встречу с одним магом… Дэниром…
– Да неужели? – перебил незнакомец, в его голосе послышалось ничем не прикрытое изумление. – Значит, вам нужен главный следователь Южного Магомирья?
Я несколько замешкалась, но затем согласно кивнула. Как-то так получилось, что ни должность мага, ни социальное положение, ни его сила с некоторых пор не имели для меня никакого значения. Дэн… он был для меня просто Дэном… в котором нравилось абсолютно все: и теплые карие глаза, и ехидная улыбка, и его ласковое «Снежинка», которого мне с некоторых пор так не доставало.
Черт! Я с силой сжала пальцы в кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в нежную кожу ладоней. Кто бы что ни говорил или писал, но я по-прежнему верила в его здравомыслие и не допускала даже мысли, что он собирается провести опасный ритуал только из чистого любопытства.
– А не боитесь, что маг вас заколдует? – между тем насмешливо переспросил незнакомец.
Ах, как же мне захотелось в тот момент выбить из него все эти глупые шутки! Но я тут же почувствовала, как отец, словно предупреждая от необдуманных слов и действий, сжал мою руку.
Нет, папа, не сорвусь! И я сквозь плотно стиснутые зубы процедила:
– Не боимся!
В ответ незнакомец еще более недоверчиво хмыкнул, но все-таки проговорил:
– Ладно! Помогу вам попасть в Ётинг, а там уж разбирайтесь с главным следователем сами. Может, он вас и не прибьет по доброте душевной?! Хотя… о ком я говорю! – с этими словами он вытащил из кармана шарики-накопители. – Надеюсь, я не трачу сейчас эны на будущие трупы? – совсем тихо пробормотал мужчина.
Я покачала головой. Может в чем-то наш провожатый и был прав? Ведь не привиделась же мне и в самом деле та страшная находка из холщового мешка, которую в первый день знакомства таскал с собой маг? Но, с другой стороны, этот случай стал единственным за все время наших совместных приключений в Магомирьи, когда я заподозрила его в жестокости.
– Топайте сюда, если хотите оказаться в Ётинге! – недовольным тоном приказал мужчина и, раздавив накопители, бросил их нам прямо под ноги.
Зев портала распахнулся.
«Прощайте!» – услышали мы последнее перед тем, как темнота поглотила нас, а через несколько секунд выплюнула прямо посреди шумной улицы.
– Ну, Шелла, думай, как будем искать твоего мага. Ётинг, конечно, – не наш мегаполис, но и не какая-нибудь деревня, где все друг друга знают, – вздохнул отец.
Я кивнула и растерянно огляделась по сторонам. Хм, а ведь он прав. Город действительно довольно большой, и знаю я его из рук вон плохо, поскольку в прошлый раз не достопримечательности изучала, а осматривала место преступления. «Так, стоп! Вот с него-то снова и начнем!» – подумала я, ни капли не сомневаясь, что через Ореллу смогу отыскать и Дэнира.
Ну а поскольку и сама магичка, и ее отец являлись довольно известными в Ётинге личностями, то и нужный дом обнаружился довольно быстро.
Высокий по местным меркам, в целых три этажа, он возвышался над более низкими собратьями и словно всем своим видом указывал на благосостояние хозяев.
– Это здесь, – пробормотала я у знакомой двери и дернула за шнур колокольчика.
Он издал мелодичное «дзинь» – и через несколько долгих минут тишины изнутри вдруг раздался громкий стук, словно кто-то колотил мячом по полу.
Не поняла! И я еще раз потянула за шнурок. Колокольчик снова мелодично зазвенел, ну а странный стук только усилился.
Да что же там происходит? Но тут дверь наконец  распахнулась и на пороге неожиданно застыла знакомая лохматая кочка, поблескивающая темными глазами-бусинами.
На несколько долгих секунд мы оба замерли от неожиданности, а затем совершенно одновременно выкрикнули: «Шелла!», «Крон!» – и мой давний приятель, взмыв в воздух, оказался у меня на руках.
Я с удовольствием запустила чуть озябшие пальцы в его шерсть и аккуратно, так, как он всегда любил, привычно почесала за ушком.
Как же я за ним, оказывается, соскучилась!
Вот так, не отлипая друг от друга ни на миг, мы и вошли в дом. А когда первые эмоции немного схлынули, лохматик соскочил на пол, и вдруг с ноткой важности в голосе спросил:
– Ну и как я тебе? – и, явно красуясь, медленно закрутился на месте.
– Ни капельки не изменился! – заявила я, хотя, положив руку на сердце, в тот момент все-таки немного приврала, ведь лохматик за время нашей разлуки изрядно потяжелел и увеличился в объеме по меньшей мере вдвое.
– Зато ты как была дылдой, так и осталась! – почему-то чуть обиженно проговорил он.
Ну вот и чем ему мои слова не понравились?!
– И что это за громилу ты с собой привела? – недовольно пропищал он, покосившись на моего отца.
– Это не громила, а мой папа! – возмутилась я.
– Давай-ка, дочка, я сам представлюсь как положено! – неожиданно предложил родитель, а затем произнес: – Я – Ральф Роф, – и, наклонившись, в приветствии протянул руку.
Лохматик с любопытством высунул мордочку, недоверчиво фыркнул, покосившись на широкую ладонь, и тоже протянул лапку.
– Крон… просто Крон, – и с тихим ворчанием добавил: – Над фамилией я еще думаю.
Ну дела! Зачем она ему вообще понадобилась?
– И не смотри на меня так! – с недовольством в голосе тут же пропищал он, обращаясь уже ко мне. – Сама бросила лучшего друга среди этих чокнутых магов, вот и пришлось приспосабливаться.
– Прости, – повинилась в ответ, хотя и особой вины за собой не чувствовала.
В конце концов над ним за время нашей разлуки явно не издевались, голодом не мучили и пыток не устраивали, наоборот лохматик за прошедшие месяцы только подобрел и похорошел. И даже шерсть у него теперь выглядела ухоженной и аккуратно расчесанной, не в пример тем колтунам, которые я заметила при нашем знакомстве.
– Ладно! Я понимаю, что в Темной зоне вам здорово досталось, да и против решения мага противостоять сложно, – примирительно проворчал он.
А я почувствовала, как при воспоминании о Дэнире сердце снова кольнуло от волнения.
– Крон, где он? – не выдержала я.
– Только не говори, что ты вернулась не для какого-нибудь очередного интервью, а ради этого ненормального?!
Я виновато кивнула.
– Эх, как была ты безголовой, так и осталась, – пробурчал он. – Но на фоне других магов этим ты, похоже, не сильно-то и отличаешься. То ли дело госпожа Орелла… вот она совершенно не похожа на всех остальных.
– И чем же это? – фыркнула я, вспоминая эту самую настоящую эгоистку до кончиков волос.
– Тем, что заботиться обо мне! – неожиданно выдал приятель.
– Ясно, ясно, – усмехнулась в ответ (ну теперь-то понятно, на чьих харчах он так раздобрел), – но давай про твою благодетельницу поговорим как-нибудь в следующий раз.
Крон от недовольства поморщился, но все-таки кратко изложил цепочку событий, которые произошли после возвращения Дэнира из Темной зоны.
– … когда твой маг явился вместе с похищенной, в нашем тихом домике все перевернулось вверх дном. Старушка Гвенда и та даже ворчать перестала, а бородатый мужик, который зашел к нам в гости да так там и остался, и вовсе теперь ходил с лыбой до ушей, словно блаженный какой. Кроме того, к нам резко повалило много всякого подозрительного народа. Но и это еще не все! Однажды Дэнир заявил, что они и вовсе переезжают в Ётинг, а я увязался следом. Нужно же было кому-нибудь приглядывать за этими сумасшедшими магами! Жаль только, что они меня совсем не хотели брать в расчет, вот я и мытарствовал в одиночестве, пока госпожа Орелла в один прекрасный день не явилась за мной и не забрала в свой дом. Она обогрела, накормила бедного-несчастного круглого сиротинушку.
– Стоп! Ну какой же ты «круглый сиротинушка», если у тебя есть родственник в дубовой роще? – не выдержала я.
– Ну и что?! Разве его наличие как-то мешает накормить-напоить одинокого путанника?
– Ладно, поняла! – я махнула рукой. – Ты теперь живешь в этом доме и всем сердцем обожаешь его хозяйку.
– Ну почему же всем?! – буркнул он. – Там по-прежнему сохранилось местечко и для тебя.
– Ох, Крон! – и мы снова обнялись. – Я так рада, что с тобой все хорошо.
– Ага, – довольно кивнул он, – чего, правда, не скажешь о твоем маге.
– А что с ним? – я почувствовала, как от тревоги тотчас снова холодеет сердце.
– К сожалению или наоборот к счастью, я не в курсе его тайн, – признался Крон. – Могу сказать лишь одно: маг в последнее время действительно сильно изменился. И если раньше он любил ехидничать и шутить, то теперь обращает на меня внимание даже меньше, чем на табуретку.
Да… на Дэна совсем не похоже. Неужели ситуация настолько серьезная? Вот черт, мне надо срочно увидится с ним, но сначала, пожалуй, все-таки с вызвавшей меня сюда магичкой!
– Крон, где Орелла? – перешла я от мыслей к делу.
– Так в лаборатории, наверное. Только мне туда хода нет, – недовольно выдал лохматик.
– Знаешь, а я думаю, ты зря за это дуешься на свою благодетельницу. Возможно, у нее были серьезные причины для такого ограничения.
– Не надо! Не старайся меня утешить! – и он картинно тяжело вздохнул, а затем, махнув лапкой куда-то вглубь дома, предложил: – Идемте, я покажу, где находится эта самая лаборатория.
В итоге, немного побродив по коридорам, наша троица спустилась по ступенькам куда-то вниз и уже совсем скоро застыла перед крепко сбитой деревянной дверью.
– Это здесь! – пискнул наш провожатый.  – И наверняка снова заперто! – с обвиняющей интонацией закончил он.
– А ну-ка посторонись, – отец с силой надавил на дверь.
Она тотчас широко распахнулась, и мы застыли на пороге довольно просторного помещения, всю мебель которого составляли только шкаф и стол, но зато какие… Первый казался необыкновенно громоздким и поблескивал на нас доброй сотней разнообразных бутылочек и баночек. Второй же занимал примерно треть комнаты и настолько был завален всякого рода книгами и бумагами, что они, того и гляди, могли посыпаться на пол.
У стола легко, словно бабочка, порхала Орелла. Но мой взгляд прикипел не к ней, и не к Эрику, изучающему что-то на полках шкафа. Нет, все внимание сосредоточилось на третьей фигуре.
 «Дэнир!» – словно молнией прошило изнутри.
– Госпожа Орелла, а я вам привел гостей! – между тем пропищал лохматика и дернул меня за рукав, мол, не стой столбом.
 Но куда там! Сейчас весь мой мир сузился только до одного человека, такого родного и чужого одновременно.
Маг поднял голову и наши взгляды встретились. С того времени, как мы виделись с ним в последний раз, его глаза, казалось, потемнели еще сильнее.
«Снежинка!», «Шелла!», «Журналистка!» – раздалось почти одновременно, и я очнулась:
– Она самая! Интересно, а вы кого ждали? Уж не фею ли с крыльями?
– Вообще-то, мы никого и не ждали! – хмыкнул Эрик.
Но его слова я пропустила мимо ушей, сосредоточившись лишь на одном человеке. За пять месяцев разлуки он изменился и внешне, и внутренне.  Дэн сильно похудел, черты его лица как-то заострились, под глазами залегли глубокие тени, но главное… ни намека на улыбку, лишь хмурая сосредоточенность. Однако, несмотря на все это, я вдруг с отчетливой ясностью поняла, что умудрилась влюбиться в самого неподходящего для любой жительницы мегаполиса мужчину на свете, и теперь мне скорее всего предстояло столкнуться еще и с муками неразделенной любви. Тьфу ты, заговорила, как в романах знаменитой Лайлы Грэм. Впрочем, оставим душевные терзания на потом, сейчас есть дела и поважнее!
– Шелла, дорогая, не может быть! Это все-таки ты! – первой, как и следовало ожидать, подала голос Орелла. – Но как? Откуда? Какими судьбами?
«Ох и переигрывает!» – мысленно вздохнула я.
– Хм, а мне, кажется, все теперь наоборот становится ясно, – проворчал Дэнир, пристально изучая эту актрису погорелого театра.
Орелла взглянула на него с вызовом, но ничего не ответила, зато я, не долго думая, заявила прямо и без всяких намеков:
– Дэн, нам нужно поговорить!
– Да, Снежинка, чувствую, теперь без этого действительно не обойтись, – с усталостью в голосе согласился он. – Орелла, мы поднимемся в твой кабинет.
На что магичка лишь согласно кивнула.
– Идем! – поторопил Дэн, и мы вышли из лаборатории.



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 28.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться