Магическое интервью

Глава 24

Пробуждение

 

Как ярко! Я несколько раз моргнула, пытаясь понять, где сейчас нахожусь. Неужели на том свете? В раю? Ведь для попадания в его антипод я еще, по-моему, так сильно не нагрешила. А вот интересно, как там все устроено? И какие они эти самые «райские кущи»? И ангелочки? В надежде увидеть этих неземных созданий я широко раскрыла глаза и вновь встретилась с ярким светом, но он исходил совсем не от крылатых существ, а лился из обычного окна, в которое сейчас заглядывало солнце.

Да какой же это рай?! С виду обычная комната! Вон и маленький столик в углу блестит своей полированной поверхностью, а над ним прямо из стены торчит гвоздь, на котором раньше наверняка висела какая-нибудь картина, и окно, на котором жалобно вздыхает белоснежный тюль… Стоп! По-моему, он не только вздыхает, но еще и шмыгает носом. И я, несмотря на общую слабость и неприятный шум в голове, попыталась сфокусироваться на этом странном предмете интерьера. Вдруг он неожиданно дернулся, и я даже не успела крикнуть от неожиданности, как из-под воздушного облака показалась уже знакомая мордочка моего путанника.

– Крон… Крончик… – едва слышно пробормотала я.

– Ура!!! Я знал, что так будет! Ты очнулась!

Затем его лохматое тельце несколько раз подлетело в воздухе, будто мой приятель сидел сейчас не на жестком стуле, а на батуте. От этого предмет мебели протяжно заскрипел, явно недовольный таким отношением, но лохматика это ни сколько не смутило. Крон слетел со стула, напоследок еще и наподдав по нему лапой, а через мгновение его физиономия нависла над моим лицом.

– Шеллочка, как ты? У тебя ничего не болит? Я так за тобой соскучился! – и вцепился мне в шею, то ли обнимая, то ли собираясь придушить.

– Все нормально, – едва слышно прошептала я.

Но мои слова лохматика не успокоили.

– Нормально?! – пропищал он. – Да мы уже несколько дней по очереди дежурим в этой комнате, а знаешь почему?! Потому что думали, ты больше не очнешься после ритуала, жабокрымса нас всех задери!

Его слова словно пробили брешь во внутренней плотине, и оттуда хлынули воспоминания: черные щупальца, энергетический «скальпель» и «зажим», зеленая волна жизненной силы и тело моего мага.

– Дэн! Что с Дэном?! – едва шевеля непослушными, словно подернутыми легкой изморозью губами, прошептала я.

– Нашла о ком переживать! – возмутился лохматик, вызывая стойкое желание схватить и силой вытрясти из него правду. – Ладно, ладно! Не нервничай! – поспешил «успокоить» меня приятель.

– Ну? Не молчи же!

– Да что с этим чокнутым будет?! – Крон прищурился: – И вообще, ты знаешь, что и у магов, и у кошек есть один общий признак?

Я нахмурилась, мол, а при чем здесь это?

– У всех у них по девять жизней.

Ага! Это ты расскажи тем, кто не видел смертельно отравленного Дэнира.

– Не веришь мне?! – тут же ощетинился лохматик. ­ А зря! Между прочим, вон он, твой маг, валяется на соседней кровати, – и кивнул куда-то вглубь комнаты.

Да?! На мгновение воздух превратился в густой кисель, «бом-бом-бом» внутри усилилось, сердце запнулось на секунду, а затем застучало барабанными палочками. Неподъемная до этого голова, не иначе как под действием резко хлынувшего в кровь адреналина, оторвалась от подушки, и я взглянула в ту сторону, куда указал лохматик: кровать, а на ней под белой простыней угадывались очертания человеческой фигуры… Лицо… Черт! Лица никак не рассмотреть! Дэн?! Это точно Дэн?!

– Да не дергайся ты! – фыркнул Крон. – Спит себе спокойно твой маг, а за одно набирается сил, чего, между прочим, и тебе желаю.

Значит, жив! Значит, поправится! Напряжение схлынуло, оставляя за собой лишь еще большую усталость, и я снова провалилась в вязкую пустоту.

Свет… много света… Но на этот раз мыслей о рае и собственных прегрешениях у меня уже не возникло. Я несколько раз моргнула и, набравшись решимости, первым делом взглянула на соседнюю кровать и увидела Дэна.

Теперь он ничем не напоминал человека, одной ногой уже ступившего за грань. Ни бледности, как у настоящего мертвеца, ни темных кругов под глазами. Интересно, а что там с его внутренней энергией? Но в этот момент ресницы Дэнира неожиданно дрогнули, и я поняла, что мой маг вот-вот очнется.

Дыхание? Ну кто сказал, что в этот момент вообще нужно дышать? Сердце? Кажется, даже оно на мгновенье замерло. И я медленно протянула руку, желая просто прикоснуться к Дэниру и убедиться, что моя надежда не напрасна, что он сейчас действительно здесь и со мной. Пальцы осторожно коснулись его руки, и неожиданно тотчас оказались в ее плену.

Я медленно подняла голову, словно все еще не уверенная ни в чем, а, встретившись взглядом с Дэном, с внезапной отчетливостью поняла, что больше всего на свете боюсь не увидеть таких родных, карих глаз. И пусть между нами существовало еще много недосказанного, и пусть мы не клялись друг другу в вечной любви, но я твердо знала одно: этот человек дорог мне, и я очень хочу, чтобы он был жив.

 



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 28.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться