Магическое интервью

Эпилог

Дэн выздоравливал невыносимо медленно, словно грань все никак не желала его отпускать. Ну а меня попросила, как говорится, с вещами на выход практически сразу. Видите ли, я слишком громко радовалась за своего мага и тем самым отвлекала его от выздоровления – глупость, по-моему, несусветная, но попробуй докажи хоть что-нибудь Эрику и Орелле!

Эти два упрямца даже навесили на дверь магический замок, и теперь я терпеливо ждала, пока местные «врачи» разрешат проведать их пациента, а за одно пыталась разобраться в собственных чувствах и мечтах. Нет, то что мне хотелось остаться рядом с Дэном, больше не вызывало никаких сомнений. А вот по поводу всего остального… вопросы и еще раз вопросы… Но нескольких бессонных ночей и серьезного разговора с отцом хватило, чтобы решить: я остаюсь в Магомирьи. И если бы кто-нибудь спросил меня тогда, почему свое будущее я вижу в технологически отсталом мире, а не в комфортном мегаполисе, мой ответ прозвучал бы до крайности просто: несмотря на все трудности и опасности, с которыми мне пришлось столкнуться, Магомирье все равно влекло к себе таких неспокойных по натуре людей, как я, своими бесконечными тайнами, новыми открытиями, а еще оно дарило чувство единения со всем миром и одновременно открывало путь для познания самого себя. Жаль, что всего этого я не поняла раньше. Ну а теперь оставалось только наверстывать упущенное: учиться управлять собственной внутренней энергией. И единственное, что по-настоящему огорчало меня в данный момент, это слишком медленное выздоровление будущего наставника, с которым я хотела увидеться больше всего на свете. Несколько попыток проникнуть к нему оказались неудачными, но потом…

Однажды, пока Эрик и Орелла нежно ворковали у входа в святая святых – комнату Дэна, я незаметно проскользнула мимо них и оказалась внутри.

Первое, что мне бросилось в глаза, это кровать, на которой по-прежнему лежало неподвижное тело мага.

«Наверное, спит?!» – промелькнула запоздалая мысль, но это меня не остановило. Пусть я не могла сейчас поговорить с Дэниром, но посмотреть на него мне ведь никто не запрещал?!

Я, словно вор, боялась потревожить его сон и одновременно желала, чтобы он проснулся. Такой близкий и далекий одновременно…

Осторожно, едва сдерживая дыхание и замирая от собственной смелости, я склонилась над ним и легко прикоснулась к чужим губам, ничего не требуя взамен и ни на что не рассчитывая. Но когда я попыталась снова отстраниться, маг неожиданно ожил, и поцелуй продолжился. Из нежного, словно весенний ветерок, он постепенно наполнился солнцем и летнем зноем, раскалился, напрочь сжигая все глупые сомнения и предубеждения.

Остановило нас лишь громкое покашливание у двери. Я встрепенулась, чувствуя, как от смущения краснею, но от мага все равно не отодвинулась. Мы оба одновременно обернулись и увидели Эрика и Ореллу.

– Простите, – первым отмер молодой человек, – но мы не думали, что вы… что ты…

– А я тебе говорила: между ними так и искрит! – перебила его магичка и, с любопытством уставившись на нас, выдала: – Вас можно поздравить?

– Да…

– Нет… – ответили мы с Дэном практически одновременно уставились друг на друга.

– Ну… э-э-э… мы, пожалуй, пойдем, – Эрик дернул ее за руку.

– Да подожди ты, сейчас начнется самое интересное!

Но молодой человек наоборот только удвоил усилия, и вскоре они скрылись за дверью, а в комнате наступила тишина. Однако ни Дэн, ни я не спешили ее нарушать. С чего начать этот непростой разговор? Как не обидеть друг друга даже ненароком и вместе с тем разобраться в наших чувствах? Понять, чего хочет каждый из нас от этих отношений?

От волнения пересохло во рту, но я смогла выдавить из себя единственно верное предложение:

– Кажется, пришло время поговорить не только о магии?

– А может лучше продолжим то, что уже начали? – Дэн, уставился на мои губы.

Воспоминание недавнего поцелуя прошило током. И, честное слово, я не только с удовольствием бы его повторила, но и внесла много интересного и нового в этот процесс, если б ни одна проблема: дело том, что я воспринимала Дэна не как очередного удобного и приятного кавалера, а мужчину, в которого за время совместных путешествий, долгой разлуки и чудесного исцеления успела влюбиться по уши. Но какие чувства испытывал он сам и на сколько они были глубоки? Возможно, в его сердце жили лишь симпатия и благодарность? А мне хотелось большего… гораздо большего…

– О чем задумалась? – маг коснулся моей руки.

– О вечном, – ухмыльнулась в ответ, пытаясь спрятать за ехидством растерянность и страх.

– Не надо о вечном! Надо о настоящем и немного о будущем, – улыбнулся Дэн, а затем хитро прищурился: – Да и вообще, Снежинка, скоро я ка-а-ак встану, ка-а-ак схвачу тебя на руки…

– И унесешь в свое страшное маговское логово?

– А ты согласишься? – и хоть его губы по-прежнему улыбались, но в глазах больше не светилось обычных насмешливых искорок. – Шелли, – Дэн осторожно коснулся моей ладони, – я ведь тебя не тороплю. Но мне хочется, чтобы ты знала: мой дом для тебя всегда открыт.

А я задумалась. Нет, про дом это конечно замечательно, но мне-то хотелось услышать совсем другое признание. А маг молчал... Черт, неужели все-таки симпатия и благодарность?! От этой мысли внутри в одночасье стало пусто и холодно.

– Нет, спасибо, – с усилием вытолкнула из себя, – но я, пожалуй, откажусь, – и замолчала.

Бороться с собственной болью оказалось не просто, но я всегда была сильной, останусь такой и до конца.

– Знаешь, мне, наверное, пора! А ты выздоравливай! – и я, едва управляя вмиг одеревеневшим телом, поднялась с кровати.

Уйти! Немедленно! Это лишь моя печаль, но не его! Я попыталась выдернуть руку, но Дэн лишь крепче сжал мою ладонь.

– Постой! – его брови нахмурились. – Я сказал что-то не так?

Нет, Дэн, все правильно. Только как же от этого горько!

– Прошу, не уходи, – чуть слышно попросил он.



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 28.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться