Магик

Магик

Глава 1.

Утро. Только солнце осветило безобразно мощенные каменные улочки, как тут же зной последовал за ним, словно лавина спустилась с гор.

В этот год жара была поистине ужасная. Урожай на полях сгорал, не успевая одарить своих старательных хозяев всеми благами земли. Каменные дороги в городе плавились прямо под ногами у жителей, как смола, вытекающая из раненного дерева. В торговом квартале Карнобата, столице славной империи Элерия, перекупщики накрывали свои лавки толстыми тканями в несколько слоев, чтобы создать более плотную тень. Все боялись солнца, как чего-то магического и не известного, что могло вскипятить кровь в теле за считанные часы, проведенные в объятиях лучей.

Он шел по кварталу быстрым шагом, чтобы успеть, как можно быстрее дойти до постоялого двора, где можно было хотя бы принять холодную ванну. К этому приятному образу он мечтательно желал добавить кружку холодного пива. Особенно здесь, в этом городе, в этом постоялом дворе, слава которого выходит далеко за крепостные стены.

- Милостивый государь, не изволите приобрести жене немного шелка или кашемира!

- Господин, подходите к лавке, таких заморских сладостей вы в жизни не пробовали и не попробуете еще очень долго, если ежеминутно не подойдете к моей лавке!

- Сударь, не желаете ли приобрести серебренный перстень с рубином?! Приглядитесь, сам Эволл Любопытный делал его на заказ. Вот, видите, по бокам виден его фамильный герб с рысью, идущей по тропе.

Он шел, не обращая внимания на зазывы торговцев к своим товарам. Но, чем он дольше шел меж рядов со всеми этими прекрасностями, тем громче кричали безнадежные люди, что не вовремя вложили свои капиталы на различные товары по низкой цене, когда в такую жару меж рядов ходят только те, у кого попросту нет своего дома. Все остальные же тратят деньги только на холодную воду и холодные напитки.

Он остановился возле высокого в несколько этажей построения, перед которой была вывеска «В объятиях тролля». Это тот самый знаменитый постоялый двор, снять комнату в котором далеко не у всех путешественников хватало денег.

Он открыл дверь и вошел внутрь. Ноги сразу подкосило, и он чуть не упал, но все-таки удержал равновесие и пошел в сторону стойки. Прохлада. Как будто зимой из бани вышел на улицу и упал в сугроб снега. Он почувствовал спасение, которое также заключалось в аромате, что витал здесь в воздухе. С кухни доносился запах жаренного мяса, различных пряностей и овощей, ближе к стойке, где стояла бочка с холодным пивом, можно было уже опьянеть только от степени приближения к ней. Все это то, чего он желал всю свою дорогу, которая длилась чуть более недели.

- Милостивый сударь, - донесся голос подходившего трактирщика. Он достал из-под стойки кружку и налил доверху в нее пиво, от вида которого в горле образовалась настоящая пустыня. – Я знаю, что нужно человеку в такую жару.

- Был бы девкой, - он одним залпом опустошил половину кружки. – Отдался бы не раздумывая.

- Вы мне кажетесь знакомым, сударь, - трактирщик наклонился чуть ближе к гостю. – Ах да, шрам на щеке вас выдает.

- Неужели? Я специально на заказ пошил себе этот дуплет, придумал герб, который также присутствует на моем плаще, а меня выдает шрам?

- Выродок, - послышался тихий голос из обеденной залы.

- Милостивый государь Кастор, в замках, да в придворных домах узнают людей по рисункам на перстнях, а мы здесь обращаем внимание на любые приметы, что запомнил народ первым и разнес по ветру, а также на акцент. Вы явно из Доры.

- Какая необыкновенная проницательность и невообразимая дедукция, - Кастор говорил с сарказмом и не скрывал этого. – Вы определили мою Родину уже после того, как я сам вам подсказал, кто я такой.

- Не серчайте, господин Кастор, мы люди простые, и до вашей профессии нам далеко, не уродились мы умом, но, - трактирщик запнулся и наклонился ближе, снизив голос. – Но вы ведь свои дела делаете не только головой, поговаривают, что вы…

- Правду поговаривают, и я этого не стыжусь.

- Да потому что сам такой же выродок, как и те, коих сам отлавливает, - донесся голос с ближайшего стола.

Мужчина встал из-за стола и направился к стойке. Он был плечист и высок. Кастор отметил мозоли на ладонях, а также волдыри и ожоги на руках выше кисти. На лице не было растительности, на голове все коротко острижено. Одет был в льняную рубаху. Рубаха дорогая, но поношенная уже не одним годом. Он кузнец. Но не обычный, а при дворе. Только он из своей касты мог позволить себе отдыхать в таком не дешевом месте. Двое, что встали вслед за кузнецом были не многим меньше его. Ожоги на руках и лицах говорили о том, что они из его цеха, видимо отмечают какой-то внутрикастовый праздник, так как Кастор отметил в зале еще с пол дюжины подобных людей.

- Чего ты забыл здесь? – кузнец подошел к стойке и сел перед Кастором. Двое других встали сбоку и сзади. – Ах да! Только убивают какого-то вельможу при сраных обстоятельствах, как ты бежишь лизать жопу высокородным ублюдкам.

- Смею заметить, вы работаете при дворе императора, поэтому с вашей стороны нелепо обвинять меня в лизании, - Кастор допил свое пиво. – Я хотя бы перерывы беру в этом деле.

- Я тебе сейчас твой острый язык засуну тебе же в жопу, - кузнец подвинулся к Кастору, что тот почувствовал запах пота, смешенный с запахом спирта, который он добавляет в пиво. – Все это не важно, жопы лижут все и всем, но то, как ты делаешь свое дело… Ты ловишь ублюдков, которые убивают магией и колдовством… Черной магией. И черным колдовством. И ты сам не брезгуешь этим же дерьмом.



Костенко Роман

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться