Магия души. Дорога к трону

Размер шрифта: - +

Глава 12.1

Время летело так быстро, что Людмила даже не успевала замечать. На следующий же день ей пришлось окунуться во все те заботы, которые преследуют невест и только иногда попадавшиеся строчки загадки помогали ей отвлечься. Без всякого удовольствия она наблюдала за тем, как рабочие пытаются возвести огромный, похожий на цирковой шатёр в саду, предполагая, что во время торжества пойдёт дождь. Маг, предсказывающий погоду сделал свой прогноз и Люде просто хотелось надеяться, что со своей работой он справляется лучше, чем экстрасенсы из её мира.

Её мир… На этих мыслях она обычно обхватывала себя руками, но теперь уже не боялась того, что узнает лорд. Ни единым словом за все три дня он не выдал ничего из того, что могло бы насторожить девушку.

Облегчение. То чувство, которое настигло её в тот момент, когда Амадей сказал, что будет её защищать. Даже несмотря на то, что она – из другого мира. Все эти три дня мысль о лорде не давала ей покоя. Хотелось пойти к нему, поблагодарить за всё, особенно за молчание, но делать это она не спешила. Дер Равенгер получил новости о новых законах, поэтому на данный момент решал, как же поступать дальше, а после – вынести свои идеи на обсуждение с Мирандой и принцем.

Мирандой, которой здесь нет.

На самом деле, несмотря ни на что, мужчина не отстранял её от политики, пусть на его месте сделал бы так не любой. Он доверял ей. И от такой высокой оценки её способностей радость сама озаряла всё внутри и делала день ярче. Только бы это продлилось как можно дольше.

Но вместе с законами приблизились и другие проблемы. Теперь «Мышеловка» оставалась только за Людой. О том, что им предстояло, Винсент узнал не так давно, однако поддержал эту мысль лишь потому, что иного выхода всё равно не было. Однажды он появился на репетиции и дал добро на постановку, которой персонально Людмила гордилась, ведь у выбранной ею труппы было не так много времени. Но, благодаря актёрским данным, они буквально покорили девушку.

В день гуляний в честь помолвки, ей больше не оставалось ничего, кроме как дать последние наставления актёрам. И пусть в своём деле они были лучшими, такой ритуал мог бы успокоить Люду. Хотя, мало что в этом мире могло подарить ей спокойствие. Казалось, этого состояния она достигнет только когда принц наконец-то сядет на престол.

С этими мыслями она проскользнула за огромную, собранную специально для этого случая сцену. На ней уже располагались декорации, но актёры всё ещё готовились. Людмила сглотнула. Она медленно шла к своей цели, думая только о том, что скажет артистам.

– Сделайте так, чтобы Кальяс поднялся!* – прозвучало у неё в мыслях по аналогии с известным произведением, но вслух она планировала сказать совсем другое.

Однако, приблизившись к кулисам, она заметила человека. Мужчина, явно позабывший про белизну своей рубашки, незаметно для себя марал её чернилами, но, кажется, до этого ему совсем не было дела. Всё его внимание привлекали несколько листов бумаги, на которых он поспешно выводил едва понятные буквы. Стало быть, своим трудом он был увлечён настолько, что ему помехой не были ни шумящие неподалёку актёры, ни усаживавшиеся на свои места гости. Он самозабвенно ваял что-то, что определённо должно было стать шедевром или как минимум бестселлером.

– Нет, Калибана мне не приручить! Он прирожденный дьявол... Он прирождённый дьявол… – творец запнулся, он снова повторил последнюю фразу и посмотрел вверх, на купол. Будто тот был готов подсказать ему о чём писать дальше.

От удивления Люда была готова вскрикнуть, но вовремя прикрыла рот рукой.

Буря.

Это «Буря» и ничто иное – это произведение она могла узнать из тысячи. Одно из самых известных произведений Шекспира, великолепная вещь, которую многие так недооценивали. Вдохновлённая, несмотря ни на что она стала двигаться вперёд, шаг за шагом, припоминая знакомые с первого курса строчки.

– И напрасны мои труды и мягкость обращенья, – Люда улыбнулась, мысленно похвалив свою память. Этот отрывок был не из самых часто упоминаемых, но всё же.

Мужчина обернулся. Он резко оторвал глаза от бумаги, посмотрел на Людмилу, затем – перевёл взгляд на бумагу, ещё немного покосился на Люду, без зазрений совести рассматривая её платье и только после этого сделал запись.

– Идёт! Спасибо! – мужчина воодушевлённо, не иначе как на крыльях вдохновения, спорхнул со своего места. Он отложил бумагу и чернила, направляясь к знакомой только по слухам девушке. – Я – Уильям, постановщик, и, стало быть, сегодня вы – хозяйка.

– Да, меня зовут Миранда. Сегодня я – невеста, – вспоминать об этом Люде не хотелось. Здешняя свадьба ей совершенно не нравилась, а, когда ожидание давит на тебя со всех сторон, радоваться слишком сложно.

– Приятно с вами познакомиться, – он поклонился. – Прискорбно это сообщать, но в прошлый раз они появлялись здесь без меня и только теперь я увидел вас. Говорят, пьеса под названием «Мышеловка» вашего пера.

– В какой-то мере, – Люда сделала жест рукой, понимая, что лавры Великого точно надевать на свою голову не будет. Правда, некоторые вещи пришлось подправить, но, по сути, все авторские права принадлежали одному небезызвестному писателю, чьё имя носил этот драматург. Стало быть, этот был его местным прототипом.



Алиса Ханнберг ( Лиса Ханн)

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться