Магия души. Дорога к трону

Размер шрифта: - +

Глава 13.2

***

Зал суда располагался на первом этаже. Когда двери открылись, пройти туда Людмиле не удалось – дер Равенгер терпеливо объяснил, что помимо присяжных и судей, в зале будут находиться лишь принц, Кальяс и он, как представитель принца. Люда попыталась это принять. Амадей говорил, что её будут вызывать как одного из свидетелей, как и всех остальных – тех, кому довелось быть приглашенным на помолвку.

Девушка молча с этим соглашалась. Она понимала, что сделать ничего не в силах. Теперь всё в руках неизвестных ей судей. Каким будет их вердикт, предугадать не так сложно. Но, всё же, девушка своими глазами хотела видеть то, как судьи вынесут приговор, увидеть его вечно хитрое лицо и посмотреть в наполненные страхом глаза. Людмила хотела увидеть то, как он страдает за всё то, что успел натворить. Теперь, когда вина была очевидной, девушке ещё больше захотелось подступиться к проклятому Кальясу, и, будь при ней вся та магия, что на данный момент у Миранды, с радостью сама бы исполнила приговор.

Он поступал как трус, не способный даже сразиться с несчастным шестнадцатилетним парнем, пусть тот и был принцем. Кальяс действовал, бесспорно, самыми простыми и самыми действенными методами. Не нужно было собирать армию и идти к воротам Цересберга, предварительно уведомив об этом наследника, как того требовали всё ещё действующие здесь рыцарские традиции. Проще отравить, лишить сил и таким образом без кровопролитий и затрат на армию выйти победителем. К тому же, лояльность королевы была ему обеспечена с самого начала.

Но теперь всё иначе.

И если с регентом всё уже было предрешено, то дело оставалось лишь за королевой. Как принц почувствовал то, что она, равно как и Кальяс повинна в содеянном она не знала, но стоило предпринять любые меры, какие только возможно.

– Думай, Людочка, думай, вспоминай нестандартные уроки на практике, – девушка то и дело пыталась занять себя тем, как возможно вывести Астрею на чистую воду, но в голову не приходило ровным счётом ничего. Казалось, она может оправдаться за все свои проколы на практике перед куратором, пережить ещё сотню-другую аккредитаций и даже не пойти на пенсию в указанное время несмотря на измотанные студентами нервы, но придумать что-то внятное, чтобы королева призналась… Тут, видимо, её творческое мышление дало отвратительный сбой, не желая продвигаться дальше.

В этих раздумьях она провела не меньше пары часов, в течении которых за огромными дверями рассматривалось дело об отравителе покойного короля. Людмилу всё ещё никто не знал, хотя некоторые из свидетелей уже заходили в зал, видимо, давая свои правдивые показания. И, всё же, несмотря ни на что почему-то её очередь до сих пор не наступила, хотя она и была одним из самых важных лиц.

Вдруг, из-за угла показалось довольно знакомое лицо. Его хозяин тут же понял, что его заметили, поэтому поспешил спрятаться снова, но, мудрёная опытом работы с молодым поколением девушка тут же бросилась к стене.

– Экберт?! – с непередаваемым возмущением, Людмила скрестила руки на груди веруя, что этому есть вполне логичное объяснение. Но, не успела она и отдышаться от недолгой погони за мальчиком, как тут же взглядом поймала ещё одну знакомую фигурку.

Из-за спины наследника лорда выглядывала уже знакомая ей девочка, с неряшливо заплетённой косой, любопытнейшими, совершенно не испуганными глазами и сильными как для девочки руками.

– И у вас есть способ это объяснить, правда? – Люда нахмурилась, всеми силами пытаясь побороть интерес. Когда они ехали сюда, Экберт остался в Цересберге, ведь делать в Ротберге ему было абсолютно нечего. К тому же, дер Равенгер, пусть и не признавал этого, но откровенно боялся за своего сына и то, что с ним может сделать кто-нибудь из сторонников Кальяса. Именно поэтому в данный момент мальчик должен был быть в летней резиденции и больше нигде. Но, с другой стороны, Люде хотелось отругать паренька – в конце концов, отец боялся за него не зря.

– Это его идея! – Берта тут же указала на Экберта так, будто он был повинен во всём и взял её с собой исключительно силой.

– Если бы не хотела – не полетела бы со мной.

– «Полетела бы?» – Люда удивлённо приподняла бровь, предвкушая подробную историю путешествия века.

– Если говорить коротко, то мы… Мне было интересно, что происходит, поэтому я решил взять с собой Берту. Отец мне ничего не сказал, поэтому я решил узнать сам. И вот, я обратился, она села мне на спину, и мы полетели в Ротберг.

– Но… Разве нельзя было подождать? – несмотря на то, что не поддерживала дер Равенгера в воспитании сына, такие «побеги» девушки были явно не по душе. – Уверена: по приезду назад, Амадей рассказал бы тебе всё и ответил бы на вопросы.

– О чём вы? Он не рассказал мне даже о своей помолвке, а вы говорите заседание суда по поводу регента Кальяса.

Людмила печально выдохнула, прекрасно понимая, что мальчик прав. Всё же, несмотря на то, что она не одобряла эту вылазку, нужно было помнить и о том, что он ребёнок, тем более «начинающий» подросток и в этом возрасте он может попасть туда, куда бы ему не следовало. Но, в любом случае, нельзя винить в этом только ребёнка. Люда свято верила в то, что запретами делу не поможешь, хотя, судя по всему, лорд от своих норм воспитания отходить не спешил.



Алиса Ханнберг ( Лиса Ханн)

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться