Магия души. Дорога к трону

Размер шрифта: - +

Глава 13.4

***

Огромные вечнозелёные деревья уже склонили свои кроны, будто задумавшись об уже давно зашедшем солнце. В саду королевского дворца то тут, то там виднелись существа, некоторых из них Амадей дер Равенгер вспомнить не мог, но сейчас ему это не требовалось. Он чувствовал, как гнев постепенно угасает, давая рассудку наконец взять верх.

И его, и его сына окутала гнетущая тишина. О чём думал Экберт, ему было не знать, но сам он постепенно обдумывал, с чего начать. Он мог бы начать с вопроса о том, почему его сын прилетел сюда, но сам прекрасно знал ответ.

Нужно было что-то другое. Что-то, что станет началом долгого разговора. Разговора, которого у них с сыном не было никогда.

– Если бы я спросил тебя, хочешь ли ты, чтобы Миранда стала моей женой, что бы ты ответил? – странная фраза, тем не менее, показалась лорду не самым плохим началом. Он сам не знал, с чего стоило начинать…

– А это зависит от меня? – Экберт удивлённо, со страхом в глазах посмотрел на отца – тот уже присел на одну из лавок и пригласил сына сесть рядом. –Просто… Странно слышать от тебя это. Ты никогда не предоставлял мне выбора.

– Но если бы предоставил? – Амадей настаивал.

– Если бы ты предоставил мне выбор, я бы… – в мальчике всё ещё виднелась неуверенность в собственных словах.

– Говори смелее, я не собираюсь тебя наказывать за эти слова, – дер Равенгер пытался вести себя спокойно. Это ему нужно. Больше, чем что-либо другое в этот странный, непривычный момент.

– Я был бы не против, если бы вы поженились. Но кроме этого… Я бы перестал читать эти бесконечно скучные книги, когда бы выдалось свободное время, полетел бы на родину Берты, посмотрел бы на то, как там живут такие, как она. А ещё хочу, чтобы она увидела Южные Пески такими, какими я их вижу. И…

– Берты? – мужчина встрепенулся, услышав знакомое, запретное имя. – Ты снова говоришь о ней?

– Да! И буду говорить! И, даже если ты заставишь меня в наказание перечитать все книжки Цересберга, я всё равно не перестану с ней видеться. Она нужна мне! – Экберт сам не понимал, откуда у него взялось столько смелости признаться отцу в самом странном, ведь раньше он даже не смел говорить на такие темы.

– Экберт, сын мой, ты… влюблён?

– Да, – один-единственный слог, который дался ему с таким усилием, что он тут же решил перейти на другую тему. – И я знаю, что ты сейчас мне скажешь. «Когда придёт время, я найду для тебя достойную невесту, а пока ты не должен общаться с Бертой. Она всего-то дочь пекаря!». Но я не могу! Не могу перестать видеться с ней, потому что хочу видеть её каждый день. Мне интересно говорить с ней, наблюдать за ней, быть с ней. С Бертой я не замечаю, как проходит время, и, честно говоря, я бы променял всё что у меня есть только на то, чтобы она была со мной постоянно, каждый день. Мне хочется показать ей мир таким, каким вижу его я, представить мои родные Южный Пески, чтобы она увидела больше, чем свою деревню и этот замок, заставить забыть о том, что она всего-то дочь пекаря. Отец, она для меня не просто служанка!

– Ты влюблён, – дер Равенгер сказал это так, будто на самом деле это был неизлечимый диагноз. И правда, ещё ни один лекарь не отыскал лекарства, а любой маг сам не знал того, как от этого избавиться. Тем более, если чувство было настоящим, первым.

Амадей сам окунулся в собственные мысли. Он едва ли помнил ту, к кому впервые испытал нежные чувства – она слишком быстро упорхнула из его жизни, но, всё же, того, что он ощущал, забыть мужчина не мог и по сей день. Подобного он не испытывал к своей жене, которую ему выбрал отец. Они никогда не были влюблёнными, не испытывали любви и старались быть друг с другом лишь потому, что это – чётко выверенный политический ход. Как и в случае с Мирандой.

Вернее, Людмилой.

Когда-то.

Теперь дер Равенгер понимал, что, как когда-то давно, в возрасте одиннадцати лет, как и его сын, влюбился в девушку. Это чувство было более зрелым, более осознанным и не таким стихийным, каким было тогда, но, всё же, в нём было что-то родственное. И, испытывая это, он не мог просто так запретить сыну то, что позволял себе.

Теперь не мог.

– Хорошо, я разрешаю тебе видеться с ней, – он не сдался, скорее отступил. Мужчина впервые за последнее время осознал, что так будет правильнее. Здесь лучше впервые отдать поводья в руки сына. – Но не смей больше сбегать из дворца. Неужели ты не понимаешь того, что я бы не стал тебе это запрещать, будь это безопасно? Дракон принца мёртв. Что, если с тобой сделают то же самое?

– Я об этом не подумал, – мальчик опустил голову. Он слышал это второй раз, но из уст отца это звучало на порядок убедительнее. Всё же, влияния у того было больше. Если бы только он умел объяснять… Что же, именно этим он и планирует заняться при первом удобном случае.

– В любом случае, от своих слов я не отказываюсь. Я позволю тебе общаться с ней только в случае, если ты дашь слово больше никогда не делать подобного!



Алиса Ханнберг ( Лиса Ханн)

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться