Магия Голоса

Размер шрифта: - +

***

Как я и предполагала, связаться с Эдмунизэлем не удалось, слишком далеко и мало магии в эфире. Так что, всю ответственность за принятые решения, Горус взял на себя.

Следующим утром, Горус, бдительно и ревниво оберегая меня, разрешил мне выйти из кибитки и показаться оркам. Я была просто перепугана, когда увидев меня, среди орков пробежал восторженный вздох – «Голос Духов!», и все они попадали передо мной на колени. Придя в себя, разжав судорожно вцепившиеся в Горуса пальцы, используя Голос, я велела им встать и заняться своими делами, пообещав, что обязательно спою для  них, позже.

Основное событие этого дня – камлание Петроса. Взяв одежду и бубен местного Шамана, а самого Шамана и Маркуса себе в помощники, Петрос стал готовиться к ритуалу. В жертву он взял стадного ящера. Главный вопрос, ответ на который хотел получить Горус – может ли он быть Владыкой орков и давать им наставления, живя в Эльфийском Лесу? Или ему надо найти способ постепенно самоустраниться, подыскав себе замену?

Как всегда, камлание Петроса производило неизгладимое впечатление. Оно заставляло, в мрачном напряжении и испуганном смятении, бежать мурашкам по телу, проникнуться завораживающим и, как мне кажется, зловещим, таинством магии Крови и Смерти.

Наблюдающие за ритуалом орки увидели, что Шаман пребывает уже вне себя и скользит по астралу, общаясь с Духами предков. Орки испытывали мистический страх смешанный с возбуждённым воодушевлением и иступлённым восторгом, проникаясь безграничным доверием к действиям и словам Шамана.

Когда камлание закончилось и обессиленный Петрос, выйдя из ритуального круга, опустился на землю, Горус, Маркус, Такисарэль и я, подошли к нему.

– Что сказали Духи предков? – напряжённо спросил Горус, протягивая Петросу флягу с водой.

– Они довольны тобой. Считают истинным Владыкой. Разрешают поступать на твоё усмотрение, в интересах твоего народа, но… – тут Петрос замялся, – требуют, чтобы «Голос Духов» регулярно пела для орков в Степи, минимум один раз в три года.

Наши лица вытянулись от удивления. Горус, наоборот, сжал челюсти, от чего его нижние  клыки  угрожающе выдвинулись над верхней губой, а руки  сжались в кулаки.

– Этот невозможно сделать безопасно для неё, – мрачно сказал он.

– Горус, не волнуйся, – постаралась я его успокоить. – У нас есть время, целых три года, чтобы придумать, как это сделать. Ведь, необязательно мне скитаться по всей Степи с концертами или посещать для этого Большую Орду. Если ты сумеешь сохранить связь с орками, то сможешь организовать их массовый приход куда-нибудь сюда, поближе к проливу Океана, чтобы они могли послушать мои песни.

Он немного расслабился и согласно кивнул:

– Да, время подумать есть.

Подойдя ближе к оркам, собравшимся на некотором отдалении и в трепетном нетерпении ожидающим результатов камлания, Горус обратился к ним:

– Духи предков обещают нам спокойную и сытую жизнь… – вздох облегчения пронёсся над головами орков, – но… после больших перемен. Они дали много наказов, которые надо выполнить, чтобы Духи и дальше заботились о нас. О них я расскажу чуть позже. Мне лично, вашему Владыке, Духи предков велели оберегать и защищать «Голос Духов». Но она может жить только в Эльфийском Лесу, потому что в Орочей Степи её Голос увянет. И только раз в три года она будет приходить к оркам в Степь и петь для нас, напоминая, что Духи предков помнят о нас, видят нас, заботятся о нас, ведут нас к новой сытой жизни. Поэтому мне придется жить в Эльфийском Лесу и неустанно охранять наш «Голос Духов». А сейчас, рабам заняться делами. Всем воинам и Шаману собраться около меня.

Остаток этого дня и два последующих Горус, с утра до ночи, был занят общением с воинами, объясняя им какие перемены ждут орков, как их реализовывать, и каким образом будет налажено общение орков со своим Владыкой, находящимся так далеко.

В связи с отсутствием здесь сейчас бумаги, Горус, из высохших шкур ящеров, нарезал одинакового размера стопку пластинок, а Такисарэль, используя магию, из кое-каких собранных им растений, сделал нетускнеющие чернила, а из деревянной веточки – писчую палочку. Горус не только подробно рассказывал всем воинам, что они должны сделать в ближайшее время, но и записывал главное из сказанного, на заготовленные кожаные пластинки. Чтоб они сами ничего не забыли, а ещё могли бы дать их прочитать в Большой Орде, находящимся там Вождям и Шаманам. Среди его слушателей грамотными оказались шесть воинов и Шаман, им Горус и передавал на хранение и распространение, исписанные пластинки.

Начал Горус с календаря, чтобы избежать нежелательных ошибок при определении даты встреч с ним, их Владыкой, и для подсчёта сроков, которые он устанавливал для тех или иных заданий. Новый календарь орков был полностью скопирован с эльфийского. Год начинался со Дня Жёлтого солнца и делился на восемь месяцев по пятьдесят дней каждый, а месяц на пять декад.

Горус объяснил, что в его отсутствие управлять орками, выполняя приказы своего Владыки, будет Совет Вождей. В этот Совет войдут десять Вождей. Все указания Вождям, он будет отдавать лично, один раз в месяц встречаясь с одним из десяти Вождей по очереди. Вождь будет для этого приплывать на плоту на эльфийский берег.

Каждый Вождь должен, без  оружия, в сопровождении шести воинов и одного Шамана, прибыть и отчитаться о проделанной работе, обо всех возникающих проблемах и спорах. Получив новые распоряжения, уплыть обратно для их выполнения. Плот Вождя, отправляясь к эльфийскому берегу, должен иметь опознавательный знак, видный издалека. Так что, на плоту надо установить мачту, на которой укрепить флаг, ярко-жёлтого цвета с широкими, горизонтальными, черными полосами по краям.



Алин Крас

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться