Магия Голоса

Размер шрифта: - +

***

Весь следующий месяц, до первой назначенной Горусом встречи с одним из орочих Вождей и Шаманом, мы оба были очень заняты.

Я снова занялась текстами для новых песен, новой музыкой, репетициями, вместе со своими музыкантами. И, ставшими для асмеронцев уже традиционными, нашими большими концертами, в последний день декады. А то, горожане уже выражали недовольство нашим длительным молчанием, ревниво ворча, что дикие орки интересуют меня больше, чем соотечественники.

Эдмунизэль, честно сказать, с большим трудом, сумел убедить Совет Старейшин оставить Горуса жить на территории Эльфийского Леса. Со своими сторонниками, с большим или меньшим успехом, он вёл постоянную пропагандистскую работу среди рядовых эльфов, пытаясь преодолеть их негативное отношение к оркам и происходящим событиям.

Горус изредка, ненадолго, буквально на два-три дня, уходил в лес на охоту, которую считал для себя отдыхом. Большую же часть времени он тратил на тяжелую работу, удивляясь, как беззаботно жил раньше. Эта работа заключалась в том, что он, пользуясь добротой Еваниэли, пытался с её помощью осмыслить стоящие перед ним задачи по руководству степными орками. Составлял и записывал на бумагу подробные инструкции, которые он намеревался передать Вождю, на предстоящей встрече. Переход, от варварства к цивилизации, требовал целый комплекс гигантских преобразований: экономических, политических, социальных и культурных.

– Горус, пойми, – терпеливо объясняла Еваниэль, – невозможно получить все и сейчас! Как бы ты об этом не мечтал, но такая степень демократии и личной свободы, как у эльфов, будут доступны оркам очень нескоро. Только через много поколений, постепенно меняя традиции и менталитет. Переходя от эмоционального мышления к рациональному, меняя принцип «выживает сильнейший» на – «выживает умнейший». Поэтому прямое заимствование социальной эльфийской системы невозможно. Очень многого придётся добиваться принуждением, а значит, ты должен использовать уже имеющиеся жёсткие принципы централизованной власти и деление общества орков на классы.

На вершине пирамиды власти стоишь ты, Владыка, дальше идут твои ближайшие помощники – Совет Вождей. К правящему классу относятся и те, в чьи задачи входит руководство, принуждение, контроль над принятыми тобой и Советом решениями. Затем, средний класс, это воины, ремесленники, земледельцы, скотоводы, торговцы. Низший класс, на сегодня самый многочисленный в Степи, это рабы.

В будущем, надо постепенно избавиться от класса рабов, доведя до сознания степняков понимание, что рабы, на самом деле, это не выгодно. Чтобы они работали, приходится отвлекать потенциальных работников для надзора за рабами, следить, чтобы они работали с полной отдачей, чтобы не убежали, а ещё их надо кормить, поить, одевать. Только когда разумный работает ради собственной выгоды, его не надо подстёгивать, контролировать, наказывать. Когда орки осознают это, они будут готовы отказаться от рабства. Но это очень далекое будущее.

Горус слушал Еваниэль внимательно, безоговорочно ей доверяя, восхищаясь её умом, знаниями, искренним желанием помочь оркам сделать их жизнь лучше. А когда я, однажды, дала ему прочитать Пророчество касающееся Еваниэли, он вообще стал относиться к ней с фанатичным мистическим трепетом, свято веря, что если бы она случайно не попала в наш Мир, всякая разумная жизнь здесь угасла бы в ближайшее время.

К сожалению, с остальными эльфами у Горуса сложился напряжённый, настороженный, выжидательный, опасливый нейтралитет с обеих сторон. Фактически, кроме моих родителей, брата, сестры, Такисарэля и ещё десятка эльфов, ну, и, конечно, всех лесных орков, у Горуса здесь не было искренних союзников.

Это очень затрудняло поиск добровольцев, согласных отправиться преобразовывать орочий материк. Хоть Горус обещал им и полную неприкосновенность, и гарантировал уважительное, заинтересованное отношение к ним степных орков, и оплату их работы кристаллами-накопителями добытыми орками в горах.

Но эльфов отпугивали два фактора. Во-первых, и в главных, въевшееся в кровь и плоть убеждение, что орки не заслуживают доверия и помощи, они враги. Во-вторых, грандиозный объем требующихся работ. Найти места близкого к поверхности залегания грунтовых вод, и организовать в этих местах колодцы. Определить места пролегания водоотводных оросительных каналов, от рек к будущим плантациям со съедобными растениями. Научить пользоваться ветряными мельницами. Наметить дорожную сеть на материке так, чтобы тракты пролегали от одного источника воды до другого, охватив весь материк. И, наконец, семенами и черенками засухоустойчивых деревьев и кустарников, засадить большие территории. С помощью магов Жизни, дать возможность посадкам прижиться в неблагоприятных условиях, и бурно пойти в рост. Конечно, всю силовую работу по выкапыванию колодцев и оросительных каналов, ям для посадки растений, вспахиванию полей или установке верстовых столбов, будут делать сами орки, но и эльфам-добровольцам предстояло немало потрудиться.

А ещё, Горус наметил создание двух новых осёдлых поселений в излучинах рек. Одно поселение, на востоке, он хотел сделать центром ремесленничества. Другое, на юге, поближе к эльфийскому материку, где в будущем мне бы предстояло выступать с концертами для орков, как того требовали Духи предков, Горус задумал сделать столицей, по примеру Асмерона.

Если бы не запредельный авторитет Еваниэли в глазах Горуса, ещё одно начинание никогда не было бы реализовано. Необходимость, как можно большего количества орков обучить грамоте, Горус не оспаривал, сам это отлично осознавал. Но обязательная всеобщая грамотность для детей семи-десятилетнего возраста, в пределах пятилетнего курса обучения, что настоятельно советовала Еваниэль, повергла его в шок.

– Почему, всеобщая? Ну я ещё могу понять, если речь идёт о мальчиках, но девочки… Зачем?! Они, когда вырастут, будут то беременные, то кормящие матери, на них держится  весь быт, ну зачем им уметь читать, писать, считать, если это никогда не будет востребовано? – с возмущённым недоумением, спросил Горус Еваниэль.



Алин Крас

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться