Магия из комнаты №13

Глава №4.2. А эльфы здесь нежные?

Холодный голос судьи резко заставил всех обратиться к арене. На ней уже оказался парень, которому на вид было не больше двадцати, хотя, учитывая то, что он явно принадлежал к вампирам, возраст было определить сложно. Худой белоснежной рукой он сделал единственный жест.

Он начал говорить. Что именно – Алекс слушать даже не желала. На сегодня с неё хватит потрясений. Девушка не планировала за этим смотреть, поэтому сама не заметила, как сделала шаг назад, впечатываясь в что-то твёрдое, напоминающее камень.

– Что, так боишься, что даже решила стать ближе ко мне? – ехидный голос тут же заставил опомниться. С печалью Алекс обнаружила, что предметом позади оказался Элиас – она врезалась прямо в его грудь, даже этого не замечая.

В свете окружавшей арену магии, она заметила пару чёрных искр.

– Если бы не боялась – не пришла бы, – Алекс недовольно хмыкнула, пытаясь своим поведением вывести мейтана на разговор, но тот, кажется, свою недельную норму уже выговорил и продолжать общение не хотел.

Всё что угодно, только бы не смотреть за боем и не думать о происходящем.

Может, Голдрик, как непорядочный, но вменяемый эльф, сбежал? В любом случае, так было бы лучше. Честь — это, конечно же, не спасёт, но всяко лучше, чем лежать на арене и ждать, пока тебя вылечат.

Вдруг, Алекс почувствовала на своём плече когтистую руку. Снова.

– Не волнуйся ты так. Голдрик боевой маг, будет бороться до последнего.

– Поэтому и волнуюсь, – она положила руку на когти Ариджи, чувствуя, как та пытается её поддержать. Лисица вряд ли понимала, как это делают люди или как это происходит на земле, но даже таких потуг подруги Алекс хватало, чтобы почувствовать то тепло, которого она недополучала от мейтана.

Слишком странный, чтобы быть соседом.

Слишком странный, чтобы вообще быть.

Во всяком случае, в её жизни.

– Ратнам! – вампир, кажется, ничего не боялся. Он кричал во всё горло, приближая тот момент, который девушке не нравился вовсе.

Будто откликаясь на имя, на арене, вспыхнув угольным пламенем, появился Ратнам. Внешне, силой своей он напоминал Элиаса: такие же крепкие руки и явно прекрасно подготовленное тело, а плечи были настолько широкими, что, кажется, обхватить его невозможно. Наполненные деланием биться карие глаза высматривали противника, которого, стало быть, он планировал сегодня забить до полусмерти.

– Голдрик! – вампир продолжал, но теперь Алекс прикусила губу. Она со страхом наблюдала за тем, как эльф, в отличие от мейтана, шёл вперёд, к арене, используя только свои силы.

А жаль.

Алекс снова прикусила губу, представляя, как сейчас начнётся настоящая мясорубка. Вряд ли Ратнам привык так просто оставлять любого из своих оппонентов.

– Голдрик! – девушка не заметила, как закричала.

Эльф оглянулся. На мгновение он запечатлел на ней не отражающий ни единой капли страха взгляд. Казалось, он делал это вполне осознанно, будто не было в этом мире больше ничего, что могло увлечь его настолько.

Естественно. После боя ведь не ему себя лечить, – крохотная эгоистичная мысль тонула в тысяче других, страшных, не похожих ни на что другое ужасов, которые она уже успела себе представить.

А если действительно до полусмерти?

Она, конечно же, со своим даром могла бы справиться со многими видами повреждений, но вряд ли смогла бы вернуть его душу с того света. Если у эльфов здесь вообще есть понятие души и того света.

Голдрик отвернулся, он сделал шаг к арене. Рефери тут же отступил, он выпрыгнул за магическую ограду, после чего та вспыхнула ярким светом.

– В бой! – резкий голос вампира эхом отразился в разуме.

Будто по зову, Ратнам молнией призвал свои силы. Чёрные искры вспыхнули на руке, а чёрная змея магии резко обвила предплечье.

Мейтан выхватил огромный магический шар и быстро направил его в сторону Голдрика. Молнией, тот врезался плечо, заставляя эльфа сжать губы в приступе боли.

Казалось, он безоружен и противостоять уже не в силах. Возможно, крови нет: на толстовке не было ни единого пятна.

Ратнам даже не дал ему выдохнуть – быстрый мейтан за мгновение исчез, появляясь в полушаге от эльфа.

Голдрик взвыл – он оголил зубы, едва не бросился на колени, а рефери уже был готов прервать бой. Но эльфа это едва ли волновало. Он воспарил, так быстро, как это только возможно поднялся на ноги, выровнялся и закрыл глаза.

Он мог поклясться: за это мгновение перед ним пробежала вся жизнь, а все самые яркие воспоминания осколками врезались в кожу. Он вспоминал и о том, как его город настигло бедствие, и то, как наставники, не гнушаясь разницы в силе, поставили против него одного из оборотней. Тот был медведем, поэтому едва ли не прикончил Голдрика.

Но тогда он смог дать отпор, достойно отразив большую часть ударов.

Но на этот раз сдаваться он не собирался. Эмоции взывали к его силе, огнём на руках пробудившейся откуда-то изнутри.



Алиса Ханнберг ( Лиса Ханн)

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться