Магия космических империй

Новый аккорд

Девушки хором воскликнули:

- Так точно!

И опять воительницы подскочат и пропоют:

- Огнезарная дорожка,

Босая девчонки ножка…

Надоело мне чушь городить –

Хочу счастье свое подразнить!

И девушки возьмут и рассмеются.   Да красивый протекает бой.

Мальчик сокамерник Алекса заметил:

- Тут есть и что-то поинтереснее!  И переключил канал…

Тоже показывали сводки с фронтов, но уже в другом месте.

И тут флот землян сражается с целой коалицией.

Когда  надвигается  такая неисчислимая, словно полноводный океан  армада,  это  страшно,  издали казалось, ползет  многоцветная,  искрящаяся  туманность.  Причем  каждая  искорка, это свирепый демон или трепещущийся  дух вызванный  магией   колдуна-некромана. Фронт  растянулся  на пару  парсеков,  в таких  масштабах   даже  флагманские  ультра-линкоры  выглядят  как  песчинка в  Сахаре. 

Человеческая  империя  вместе прочими, союзными расами  населяющими метагалактику  вышла на почти что решающий  бой.

Помимо имперский звездолетов, тут еще и самоделки тех кто присоединился к людям.

Столько тут кораблей, с потрясающим, хотя в большинстве случаев  только мешающим эффективно сражаться разнообразием. Ну, вот например звездолет в виде клавесина или с длинными свернутыми в шомпол дулами  вместо струн арфа, а то и вовсе контрабас с прямоугольной башней  танка. Такое может и производит впечатление на слабонервных особей, но скорее способно вызвать смех, чем страх  особенно  у искушенных вояк.

Их противник конфедерация, и диким названием  претендующая на роль вселенской державы.  Великий  Гробзагонат, где все поставлено на службу войне, главный лозунг – эффективность  и целесообразность. В отличие от империи человеческих существ звездолеты  гробзагонов прошли унификацию различаются лишь размерами. А форма практически одна и та же – очень хищные на вид, глубоководные рыбы.   Может, с единственным исключением: смахивающие на толстые, отливающие  сталью  кинжалы  - аннигеленосцы.  

Звезды в этой части космоса не слишком густо разбросаны  по небу, но зато колоритные, своеобразные в своей световой гамме. Почему-то глядя на эти светила, возникает печальное чувство, будто смотришь в глаза ангелов, что осуждают живые существа мироздания за их гнусное, воистину дикарское поведение.

 Армия  Гробзагоната, не  спешила  выйти  на  встречу,   лишь  отдельные  мобильные   отряды,  стремительно, пользуясь превосходством  в  скорости, атаковали  противника,  наносили  урон и уходили  назад.  В  ответ  их  пробовали  встречать  заградительным  огнем, но  более  шустрые и с технологически совершенной  защитой  гробзагоны, действовали гораздо эффективнее.

Алекса удивился и спросил у своего напарника.

- Вот это да… А что и такой противник у нас есть? 

Мальчишка-заключенный хихикнул:

- Тут немного наполовину художественные новости, но суть показана точно!  

Рвались  как  при детонации  мины, извергаясь  гейзером осколков крейсера и эсминцы. Но  вот  удалось  свалить и крупную дичь. Один  из громадных линкоров  человеческой  космической империи оказался   подбитым,  корабль густо задымил,  на  борту исполинского  звездолета «Сталинград»  царит катавасия. 

Его из-за всех сил  пытаются  спасти,  у девчат и юношей от жуткого  жара буквально слазит кожа.  А в воздухе словно модницей  распылилась розовая  вода,  молекула азота и кислорода  вступают  в реакцию поднимая и без того запредельную для человека температуру.  Вот девушка  упала на колени, и склонившись  целует  оберег  Перуна,  капельки  слез испаряются  не успевая долететь до сверхпрочного  металлического покрытия.  Вот она смерть, юноша, который еще полчаса назад  старался её  закадрить, валится на пол,  и  полыхает,  красное мясо слазит с костей…

Боевой  робот,  роняет из широкого  дула капельки смазки,  кажется, что  это  машина  ревет, переживая  мучения, посыла молитву электронным богам, на основе двоичного кода.  Система вентиляции  выходит из строя, превращаясь в подобие маленьких, но многочисленных  черных дыр, рискующих вобрать  в себя все и вся.

Вот  две очаровательные  воительницы,  безуспешно цепляясь руками  за  абордажный миномет,  стараются  отстрочить гибель.   Их  нежные,  розовые  личики перекошены, а прекрасные  черты  искажены  невыносимой болью.   Но напор  всасывающего  торнадо возрастает.  Отрывает  пальцы,  из  разорванных  мышц  и сухожилий  брызжет  багровая  кровь, и  девчата устремляются в мясорубку.   Налету  рыженькая  девчонка  сталкивается  с юношей, тараня в живот смахивающей  на шляпку лисички  головкой. 

Успевают  улыбнуться, друг другу,  прежде  чем уйти в то место, откуда нет возврата.  Еще одна женщина уже более, чем наполовину  обуглилась,  начертила обгорающей рукой на стене:  «Смелый  умирает один раз, но живет всегда, трус живет один раз, но навсегда умерший».  Голубовато-зеленое  пламя  прибавляет  жару,  охватывая  еще  несколько мгновений  назад  восхитительное, достойное самых престижных  подиумов  тело. Вот  оголяются девичьи  кости,  а крепкие  получившие с младенчества  закалку мышцы  рассыпаются  беленьким пеплом.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться