Магия Механизмов-1. Калиостра Рикс и профессор Аверилл Нуари

Размер шрифта: - +

Глава 4. Сближение

Сознание возвращалось медленно и неохотно. Веки казались тяжелее свинца. Я с трудом приоткрыла глаза и попыталась понять, где я и что происходит.
Было трудно что-то разглядеть – тяжелые шторы закрывали окна, и единственным источником света служил небольшой светильник на тумбочке у кровати. Но я быстро узнала комнату – я была в своей спальне в башне собственного дома.
К кровати было придвинуто глубокое старое кресло, что раньше стояло у стены, а в кресле спал, неудобно уронив голову на бок, профессор Нуари.
Он выглядел не так как всегда. Пиджак от костюма куда-то делся, а сам мужчина оставался в одной рубашке, наполовину расстегнутой. В спальне было жарко. Отчасти именно из-за расстегнутой рубашки профессора. Я не ожидала, что человек, проводящий всё время в кабинете, может иметь такую подтянутую фигуру, скрывая её под идеально сидящими костюмами.
Котелка и трости при нем естественно тоже не наблюдалось. Да и вообще мужчина выглядел не привычно уставшим и растрепанным. Под глазами мужчины залегли темные круги.
Я попыталась сесть в кровати, опираясь на руки, и тут же застонала. Левое плечо пронзило болью, и я мгновенно вспомнила, что случилось. Подслушанный разговор Отвергающих, погоня, выстрелы. И рана в плече, из которой выступила кровь через повязку. О собственном внешнем виде я старалась даже не думать, но одеяло подтянула повыше.
Профессор от моего болезненного стона зашевелился, ошалело посмотрел в сторону кровати, и окончательно проснувшись, вскинулся, и воскликнул:
– Калиостра! Как вы? Вы всех так напугали...
Я постаралась как можно веселее улыбнуться.
– Всё в порядке – откашлявшись, уверила я.
Но профессор как-то умудрился увидеть кровь на повязке и нахмурился.
– Надо поменять... – пробормотал мужчина и, встав, прошел в дальней угол комнаты. Там, на небольшом столике были разложены медицинские принадлежности.
– Что случилось после того как я потеряла сознание?
Отрезая длинный кусок бинта, профессор начал рассказывать.
– Я взял вас на руки и отвез в госпиталь. Пуля задела важную артерию. Произошло заражение, и у вас был жар несколько дней.
Профессор старался говорить ровно, но лицом он ко мне так и не повернулся.
– А как я оказалась здесь?
– Я рассказал всё мистеру Дорсану. Я должен был. Он организовал вашу перевозку домой, так как вам было опасно находиться в госпитале. Когда гвардейцы после моего звонка приехали на заброшенный завод, там уже естественно никого не было. А из их разговора стало ясно, что Отвергающие знали кто вы. Их сейчас ищут, но...
– Но вряд ли найдут. Дайте догадаюсь, теперь вокруг моего дома охраны больше чем в Хранилище казны Витеры.
Профессор чуть улыбнулся, подходя ко мне с бинтом.
– Это для вашей же безопасности.
Мужчина неловко присел на край кровати и пробормотал:
– Нужно поменять повязку...
Я внимательно посмотрела на мужчину.
– Сколько я уже здесь лежу?
– Пять дней.
– Пять! Но ещё столько надо сделать! Появилась первая настоящая ниточка к убийце, а я...
Неожиданно теплая широкая ладонь мужчины накрыла мою в успокаивающем жесте.
– Я договорился с мистером Дорсаном, он пришлет бумаги по всем бывшим владельцам дома Форсетов. Но вам нужно соблюдать все, что скажет врач. Мы с миссис Пулф и мистером Майном не для того так беспокоились, что бы вы, как только очнулись, побежали искать преступника по всему городу.
Я внимательно смотрела в теплые серые глаза, в которых отражались свет от настольной лампы и бесконечная забота.
– Я постараюсь. Но документы вы мне покажете завтра же утром.
Мужчина улыбнулся и согласно кивнул.
– Если хотите я приглашу миссис Пулф, чтобы она помогла вам с повязкой – растерянно глядя то на бинты в своих руках, то на кутавшуюся до самого подбородка в одеяло меня.
– Да, наверное, так будет лучше – я почувствовала, как горят щеки, и обрадовалась, чем в спальне достаточно темно.
Профессор поднялся и направился к двери. Я окликнула его у самого порога.
– И ещё...
Мужчина обернулся.
– Вы не могли бы принести что-нибудь поесть, Аверилл?
Глаза профессора радостно блеснули.
– Конечно, Калиостра.

***

Аверилл вернулся вместе с миссис Пулф, неся тяжелый поднос с разными вкусностями. Запах распространялся потрясающий.
Когда миссис Пулф уже закрывала дверь спальни, в комнату вбежали Нюх и Кира. Причем каждый пытался обогнать другого.
Кухарка фыркнула.
–  Эти двое только и знают, что драться.
Я рассмеялась и почесала за ухом своего пса, как только он подбежал ко мне.
– Ох, Кали, милая. Как же так?
Женщина промокнула слезы фартуком и помогла профессору установить поднос с едой на кровати.
– Ну... мы услышали то, что не должны были, вот и результат.
Профессор сел в то же кресло, что и раньше, женщина примостилась в ногах кровати.
– Ох, Отвергающие всегда доставляли много неприятностей, но никогда не убивали. Что же такое делается? – кухарка продолжала причитать, качая головой. Хотя, конечно, она была права.
– Вы правы, миссис Пулф. Творится что-то странное – согласился профессор, наблюдая, как я ложка за ложкой уничтожаю куриный бульон.
– В любом случае надо продолжать расследование – пожала я плечами, опять поморщившись от боли, и доедая последнюю ложку вкуснейшего супа.
– Мистер Дорсан будет недоволен. Когда он узнал обо всем – так разозлился! – осторожно протянула женщина.
Я фыркнула, осторожно дуя на чай.
– Кто его будет спрашивать! Да и он скорее разозлился от того, что я первая нашла существенную зацепку, а не он.
– Кали... – осуждающе протянула миссис Пулф.
– Ну ладно, может он немного и переживал – сдалась я. С этой женщиной иногда лучше не спорить. Особенно в том, что касается манер и излишне резкой оценки людей.
Когда я закончила пить чай и вдоволь потискала Нюха, кухарка и профессор решили, что мне пора отдыхать. Уже было десять часов вечера, и если я действительно хотела завтра поработать со списком владельцев дома Форсетов, надо было выспаться. Когда Аверилл и миссис Пулф уже выходили, активно подгоняя животных, лисица профессора вдруг дернулась, и прыгнула прямо ко мне на кровать. Она уткнулась носом мне в ладонь с невероятно покаянным видом.
– Эй, ты чего? – поглаживая гладкую шерстку, спросила я у нее.
– Она чувствует себя виноватой. Ведь отчасти из-за нее мы выдали себя на заводе – неожиданно проговорил профессор. Он стоял у уже полузакрытой двери и хмуро смотрел на Киру.
– Не злитесь на нее. Думаю, это было просто стечением обстоятельств.
Аверилл упрямо покачал головой.
– Это не было стечением обстоятельств. Это было глупостью именно с моей стороны. И я злюсь не на Киру.
Мужчина кинул какой–то затравленный взгляд на мое прикрытое одеялом, прострелянное плечо.
– Но... – я хотела уверить мужчину, что он тоже ни в чем не виноват, но он перебил меня с горькой усмешкой.
– Плохой вышел из меня помощник сыщика, верно? Кира! – он позвал лисицу и взял её на руки, утешающе поглаживая – Спокойной ночи, Калиостра.
И профессор вышел за дверь. Я раздраженно рыкнула. Вот упрямец! Что он ещё такое придумал?! Надо будет завтра обязательно серьезно с ним поговорить.



Натали Брукс

Отредактировано: 25.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться