Магия Механизмов-1. Калиостра Рикс и профессор Аверилл Нуари

Размер шрифта: - +

Глава 8. Поездка

Меня разбудила миссис Пулф шумом и солнечным светом раздвинутых штор. И ещё вбежавший в спальню Нюх, громко гавкая и утыкаясь носом мне в ладонь. Оказалось, что я уже опаздывала: дилижанс отправлялся с Центрального вокзала Тоунхема в девять, то есть через  час.

Быстро умывшись, и одев удобное дорожное платье, я позвонила Авериллу. Хорошо, что я помнила номер преподавательской академии, так как личный номер у профессора спросить совершенно забыла.

Разговор был вежливо-отстраненным. После вчерашнего неожиданного поцелуя я не знала, как вести себя с Авериллом. Конечно, это глупо, всего лишь поцелуй в щеку, но я наряду с радостью чувствовала себя, немного смущенно. Профессор чувствовал себя также, судя по ровному, ничего не выражающему голосу. Мы договорились встретиться внутри вокзала, у главного входа, и быстро попрощавшись, закончили разговор.

Центральный вокзал представлял собой величественное здание из красного кирпича. Стены украшали башенки и стрельчатые окна, большие вокзальные часы возвышались над одним из углов здания... Потолок заменял огромный стеклянный купол, благодаря которому на вокзале всегда было светло и просторно.

Народу в утренние часы здесь действительно много: мужчины, женщины и дети разных возрастов, с чемоданами,  саквояжами, дорожными сундуками. Чтобы купить билеты на дилижанс до Нест-Гродера (добраться до Трента можно было лишь, поехав в сторону второго крупного города Витеры), пришлось отстоять огромную очередь. Нюх лишь ворчливо фыркал и жался к моим ногам. Слишком много людей и запахов для одного маленького песика.

Аверилл подошел к главному входу, когда уже громко объявляли о посадке на наш дилижанс.

– Аверилл, наконец-то! Отправление через пять минут!

Мужчина выглядел растрепанным и запыхавшимся. Темно-синий дорожный костюм сидел чуть кособоко, котелок норовил съехать с головы. Лисица бежала следом за профессором с высунутым языком и ошалелым взглядом.

– Простите, Кали – тяжело дыша, пробормотал мужчина – пришлось задержаться на собрании преподавателей.

– Ничего страшного, но нам нужно поторопиться.

В конце концов, мы последними, буквально, влетели в дилижанс, на что кучер недовольно буркнул что-то ругательное.

Карета была новой и довольно просторной. Кроме нас в Нест–Гродер ехали ещё пять пассажиров: худая женщина с тугим пучком волос, бережно держащая в руках какую-то редкую картину; сильный и хмурый бородатый кузнец; полная женщина, явно обеспеченная, с маленьким мальчиком на коленях и маленькая старушка, в шляпке и цветастом простом платье.

– Ох, какими дорогими стали билеты! Какими дорогими! – охала старушка, странно улыбаясь.

– Осторожно, Ресмонд! Эта лисица может быть больной! – отдернула дама мальчика, который хотел погладить Киру, дремавшую у Аверилла на коленях.

Лиса вмиг проснулась и возмущенно уставилась на женщину. Мне пришлось изобразить кашель, чтобы скрыть смех.

– Ох, девушка, следите за своей собакой! Эта картина – историческое достояние! – тонким, паникующим голосом воскликнула женщина с пучком.

Нюх, который решил высунуться в окно кареты, случайно махнул хвостом в непосредственной близости от её картины.

Положение спас Аверилл, короткий теплым спокойным голосом уверил, что мы будем следить за животными. Хозяйка картины зарделась, и смущенно опустила глаза. Фыркнуть мне помешал только недоверчивый взгляд дамы с мальчиком.

Тем временем за окном городской пейзаж постепенно сменился на раскинувшиеся поля с уже желтеющей травой. Механизм кареты мягко поскрипывал и заставлял нас покачиваться из стороны в сторону.

Внезапно кучер, очевидно резко дернув управляющий рычаг, остановил карету.

Пассажиры заволновались и загалдели.

Дверца кареты резко открылась, и хмурый кучер попросил мужчину сидящего рядом с нами, который был так похож на кузнеца, выйти и помочь убрать с дороги поваленное дерево.

После минутной толчеи мужчина выбрался из дилижанса, а  дама, обнимая своего уснувшего сына, проговорила:

– Я уже подумала это Отвергающие. Они известны своей любовью портить механизмы. Впрочем, о них некоторое время ничего не слышно.

Хм, ещё бы! Убийство, стрельба, взрывы... Отвергающие, после всего этого, явно ушли в подполье.

Спустя некоторое время "кузнец" вернулся, и дилижанс двинулся дальше.

До Нест–Гродера было пять часов пути, до Трента – примерно два с половиной. Если мы с Авериллом быстро найдем дом Сафоров и сумеем поговорить с их бывшими соседями, то мы должны успеть на вечерний дилижанс до столицы. По крайней мере, я очень на это надеялась, так как мы с профессором не взяли с собой никаких вещей.

Пейзаж за окном почти не менялся. Лишь иногда поля сменяли несколько дачных домов городских жителей. Сегодня было довольно холодно, солнце периодически пряталось за низкими тучами.

Мерный скрип и покачивание кареты клонили в сон, и я держала глаза открытыми лишь невероятным усилием воли.

– Кали?! – позвал меня Аверилл шепотом, осторожно толкнув плечом.

Я встрепенулась, и удивленно посмотрела на мужчину. Он выглядел сомневающимся, даже немного хмурым. Я огляделась. Все наши попутчики были чем-нибудь заняты: старушка увлеченно разглядывала пейзаж, женщина с пучком заставляла себя не спать, бдительно следя за картиной, дама с мальчиком спали, причем первая забавно похрапывала, "кузнец" просто молчал и смотрел в одну точку. Нюх и Кира тоже вели себя вполне мирно: сидели на наших с Авериллом коленях, свернувшись в компактные клубочки.

Снова посмотрев на профессора, я тихо спросила:

– Что-то случилась?

Мужчина ещё больше нахмурился, и было отвернулся, но я успела увидеть, как покраснели его щеки.



Натали Брукс

Отредактировано: 25.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться