Магия на двоих

Размер шрифта: - +

Глава девятая

К себе Крис вернулась в полном раздрае. Ей еще хватило сил поблагодарить Беату за совет и вежливо распрощаться, но стоило за спиной закрыться надежной двери комнаты, как она буквально рухнула на ближайший стул. Мысли метались, словно вспугнутые птицы, пальцы судорожно терзали кружево манжет, а внутри мерзким комком обосновался страх. Единственное, что радовало ― здесь не было Лейси, которая бы точно заметила состояние подруги. Наверняка со своим Плетущим ушла на полигон, разбивать на щепки деревянного “болвана”.
А вот Леон, возможно, до сих пор ее ждет. Нужно будет потом извиниться.
Или не нужно?
Вивиан ди Ногарэ мертва. У Крис это не укладывалось в голове ― но Беате незачем врать. К тому же, такая версия слишком многое обьясняла. Убийство на Турнире ― а если учесть, Вивиан с Леоном все-таки победили, то сразу после Турнира ― настоящий международный скандал. Неудивительно, что это постарались замять как можно скорее, а сам ди Риос молчит, как Истинник под пытками.
Если уж даже отец Вивиан, маркиз и один из самых знатных вельмож королевства, врет в глаза своей дальней родственнице…
Крис медленно выдохнула и до боли сжала кулаки. Что там говорил ее Плетущий? “Дурная шутка”? Да уж. Особенно, если подозреваешь, что этот самый шутник как-то связан с убийцей. А Леон подозревает ― иначе почему готов сопровождать ее повсюду, не считаясь ни со слухами, ни с репутацией, не брезгуя даже прямым предложением помолвки?
Помолвки…
Крис задохнулась, осознав вдруг пришедшую в голову мысль. А ведь если это в самом деле убийца, то нацелен он вовсе не на Вивиан. И, тем более, не на нее, ничем не примечательную Кристину Ферро. Его цель ― Источники Леона ди Риоса.
И, кажется, тот это знает.
Кристина резко вскочила с кресла и зашагала кругами по комнате, пытаясь хотя бы так привести в порядок скачущие мысли. Но успокоится не получалось. Да, версия была глупой, натянутой, чересчур мелодраматичной ― но она объясняла все! Даже эти проклятые букеты ― сигнал не ей, Леону. “Ты беспомощен”, “я сильнее”, “ты ничего не сможешь сделать”…
Кристине ли не знать, как больно ранит подобное. А уж если подтверждается реальной смертью… Одно непонятно, где Леон ди Риос умудрился нажить врагов, что готовы на все, только бы даже не убить его, а растоптать, уничтожить, раздавить морально. Такая ненависть это слишком личное, чтобы дело было всего лишь в победе на Турнире.
Крис металась по комнате, как загнанный зверь, укладывая в мозаику версии все новые факты. Слишком внимательные взгляды, мимолетные оговорки, воспоминания и предположения… И с каждым кусочком, встававшим, как влитой, все больше злилась.
Как? Как Леон мог ее не предупредить?
Да, она обещала уважать его тайны и ни о чем не спрашивать. Но любые тайны летят в тартары, когда речь идет о серьезной опасности, и, возможно, даже жизни! Или Леон думает, что она тут же начнет паниковать, закатывать истерики, лезть на рожон?
Неужели ее считают настолько глупой? Неужели более чем месяца знакомства оказалось недостаточно, чтобы понять ― она не избалованный цветочек, и вполне может пользоваться и разумом, и здравым смыслом?
Это злило даже больше, чем само молчание об опасности. Крис понимала, что это нерационально, что накручивает сама себя ― вот только ничего поделать не могла. Эмоции кипели и бурлили, выплескиваясь наружу. А ведь за последний месяц Кристина почти уверилась, что они с Леоном понимают друг друга! И даже, возможно…
Воспоминание о собственной слабости заставило резко остановиться и сделать несколько глубоких вдохов. Нет, уж этого она не допустит! Если ди Риос считает ее недостойной доверия, то какая вообще речь может быть о чем-то большем? Любить того, кому не доверяешь ― редкостное извращение!
Любить?
Кристина сильнейшим усилием воли заставила себя на думать о столь невовремя промелькнувшем в мыслях слове. Она не влюблена в Леона ди Риоса. И уж, тем более, никогда не будет влюблена.
Точка.
И вообще, у нее нет времени думать о глупостях. Нужно окончательно понять, что происходит, распросить Лейси, зайти к ленну Матиссу… Возможно, наставник выделит ей несколько защитных амулетов и даже не будет слишком уж расспрашивать. А если нет, то всегда можно обратиться к артефакторам. Качество, конечно, будет похуже, плюс придется отдать и так небольшие накопления ― но когда речь идет о безопасности, кто станет жалеть деньги?
А еще надо поговорить с Леоном. Обязательно. Но не сегодня, нет ― иначе наговорит такого, о чем будет жалеть до конца жизни. Сегодня она дождется Лейси, попросит у нее ту самую успокаивающую настойку и ляжет спать. Какая разница, что за окном все еще светло? Зато после сна все жизненные неурядицы кажутся не настолько серьезными. Может, завтра она и найдет себе силы потребовать у ди Риоса обьяснений, не скатившись в истерические обвинения. Сейчас же Кристина сама себе напоминала котел с плотно закрытой крышкой ― тронь, и взорвется.
Определенно, здесь не помешает успокоительное.
Крис резким движением отбросила в угол истерзанный платок и снова зашагала кругами по комнате. Это помогало хоть немного выплеснуть то, что сейчас адской смесью бурлило в душе. Гнев и обида, страх и ярость, боль и преданное доверие… Юбки форменного платья со свистом рассекали воздух, каблуки стучали по полу, прическа растрепалась а от корсажа оторвалась пуговица ― но сейчас Кристина не заметила бы даже пришествия Первых.
Где же Лейси, когда она так нужна?
Тихий стук в дверь показался ей ответом на все молитвы. Крис метнулась к двери и резко распахнула проклятую створку.
 ― Лейс, мне нужно…
Только вот это была не Лейс.

***
 ― Ленн ди Риос? ― понимание того, кто стоит рядом, подействовало на нее, как ушат холодной воды. Во всяком случае, Крис смогла посторониться и пропустить посетителя в комнату. И даже не хлопнуть дверью.
Леон шагнул внутрь. Нахмурился.
Ну конечно. Не то чтобы Крис надеялась, что Плетущий ничего не заметит ― но как же этого хотелось!
 ― Кристина, вы в порядке? ― внимательный взгляд молодого мужчины останавливался на растрепанной прическе, истерзанном кружеве манжет, румянце на щеках… ― Что-то случилось?
И он еще спрашивает?
 ― Да, случилось. ― Крис с удовлетворением отметила, что, не смотря на клокочущую в груди ярость, голос оставался достаточно спокойным. Хорошо. ― Не далее чем полчаса назад у меня произошел весьма познавательный разговор.
Ди Риос нахмурился еще сильнее.
 ― С кем? ― в голосе напарника лязгнул металл. Он весь как-то странно напружинился, наклонился вперед, словно желая закрыть собой. Даже извечная вежливость куда-то испарилась.
Если у Крис и оставались какие-то иллюзии, сейчас они разбились с громким звоном. Леон знал. Не мог не знать.
Это было больно.
 ― Ланна?
 ― Ленн. ― Нет, она не сорвется. Не сейчас. Не… ― Позвольте спросить, когда вы получили право тебовать отчета том, как я провожу время? И о моих знакомых?
Правильное лицо Леона дрогнуло.
 ― Ланна… Кристина, я ничего не требую. Но мне казалось, что в связи с происходящим…
 ― Ах да. Происходящее. ― Крис подняла подбородок так высоко, как только могла и прямо взглянула в серые глаза. Кажется, Леон был растерян. ― Эти проклятые букеты. Интересно, долго еще они будут приходить? Или таинственный поклонник скоро попробует что-то новое? Например, столкнет меня с лестницы?
 ― Кристина, уверяю вас, ничего подобного не случится.
 ― Разумеется. Случится что-то другое. ― голос Крис надломленно зазвенел. ― Когда именно вы собирались сообщить мне, что я, оказывается, в серьезной опасности?
Леон замер.
 ― Кто…
 ― Ланна Беата оказалась достаточно любезна, чтобы рассказать все, о чем ей было известно. Об остальном я догадалась сама. ― язвительно усмехнулась Крис. ― Или вы действительно рассчитывали удержать все в тайне? Думали, что я настолько дура?
 ― Ланна, я не…
 ― Впрочем, о чем я спрашиваю? Наверняка так и думали! ― Крис уже не слушала. Гнев выливался из нее яростным потоком, но это не приносило ни облегчения, ни радости. Впрочем, остановиться она тоже уже не могла. ― Глупая, наивная девочка, которую нужно защитить  ― в том числе и от знаний, что за ней, оказывается, охотятся! Ведь тогда она наверняка не сотворит ничего непредсказуемого!
 ―  Ланна…
 ― Замолчите! ― это слово Крис выкрикнула так громко, что запершило в горле. ― Когда я соглашалась на вашу помощь, то не рассчитывала, что вместе с ней получу и ваших врагов! Интересно, кого вы умудрились так разозлить, что он убивает всех, кто становится вашим Источником? И знала ли об этом Вивиан ди Ногарэ ― или вы тоже молчали до последнего? То есть, до того дня, когда ее убили! Вы…
Что произошло дальше, Крис поначалу даже не поняла. Просто плечи вдруг сжали стальные пальцы, а серые глаза оказались близко-близко. Настолько, что она смогла разглядеть темно-синюю кайму у края его зрачков.
 ― Это вам сказала Беата?
 ― Отпустите!
 ― Это. Вам. Сказала. Беата ди Лоар? ― Леон даже не дрогнул ― только пальцы сжались еще сильнее, а лицо закаменело, словно у древнего идола. ― Отвечайте!
 ― Нет! Но я достаточно умна, чтобы догадаться сама!
Лицо ди Риоса искривила усмешка ― и Крис впервые с начала разговора захотелось вздрогнуть. Потому что у людей не бывает таких усмешек ― застывших, злых, откровенно нечеловеческих. Словно смотришь в лицо каменной лавине.
Неужели она…
 ― Леон? ― прозвучало почти жалобно. Первые, что она наговорила? Почему не остановилась раньше?
 ― Ланна. ― в голосе Плетущего опасно скрипели ледяные торосы. ― Поверьте, та, кого вы знаете, как Вивиан ди Ногарэ, жива. Но лучше бы ей стать мертвой.



Елена Гальчук

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться