Магия оборотня

Размер шрифта: - +

Немощь

  Да, выжали меня два последних оборота. Только за счёт жизненных сил получилось перекинуться. Обороты-то не простые, а восстанавливающие. В первом случае убрал повреждения внутренних органов и срастил раны. Во втором, спас хвост и, собственно, самого себя от угрозы быть раздавленным в крысиной ипостаси.

  Спасся.

  Зато чую, что от меня прежнего разве что половина осталась. На руки посмотреть – и то страшно! Одни кости, обтянутые кожей. На плечах даже намёка на мускулы не осталось. Бабуля с мамой беспрестанно меня едой пичкают, а все супы, каши да пироги, будто, в никуда проваливаются.

  Сколько себя помню, часто втихую роптал на предка, что, именно, мне выпало оказаться особенным. А сейчас лежал и радовался, что досадная «особенность» дала мне возможность выжить в случившейся ситуации.

  Первые три дня меня поили настоями, усиливающими оборот. Так понимаю, что и магию они восстанавливают.

  Медовым молоком не только поили, но и натирали. Бабуля утверждала, что там, где она молоком намазывала, «прям, на глазах мясо нарастало». Я не спорил. Только по расчётам – меня столько раз мазали тем молоком, что должен уже в два раза толще стать, чем был до происшествия.

  Кстати, о нём. О произошедшем.

  Напала на меня жена Силаша. Сколько лет с нами рядом прожила Тамиляна, а мы даже не подозревали, что она тоже маг. И неслабый, как оказалось.

  По какой причине она вдруг на меня набросилась, выяснить так и не удалось. Скрутить, заблокировать силу магички парни мои сумели. Но спрашивать ни о чём злобную тётку не стали. Оставили на потом. Очень уж их напугало моё состояние.

  Мда, вид был, наверно, впечатляющий… Говорят, что кишки почти вываливались, и кровь хлестала фонтаном. Парни кое-как вспомнили заклинания, останавливающие кровь и затягивающие раны. Эти заклинания нам Янсель буквально вдалбливал в своё время. А мы, уж насколько внимательно всегда относились к учёбе, а вот, именно, эти заклинания учить не хотели. Мол, мы оборотни, нам такие знания ни к чему не пригодятся. Вот и выучили кое-как, чтоб наставник не ругался. А потом и вовсе из головы выкинули за ненадобностью.

  А тогда, затолкав Тамиляну к остальным арестованным, друзья стояли над моим телом и старательно выуживали из памяти «ненужные» заклинания. Что-то вспомнили, раз я до сих пор жив.

  Худо-бедно, на первое время подлатали. У меня даже получилось очнуться и перекинуться, что с такими ранами фактически невозможно сделать.

  А пока все были заняты мной, Силаш с женой померли. Ночью. Прямо там, в запертой комнате.

  По словам других наставников, ни о чём супруги не разговаривали. Просто взялись за руки, присели на лавку и, глядя друг другу в глаза – фью-ю-ють – того… померли!

  Мда, уж на что Силаш был неприятным человеком… Впрочем, и жена его Тамиляна женщиной была достаточно сварливой, неприветливой. А вот, поди ж ты! Умерли красиво…

  Бабы да девки потом такой плач устроили на погребении. Готовы были мне и парням по шеям надавать за то, что мы так жестоко со школьными наставниками обошлись. Вот ведь, даже муж и жена померли, не выдержав нескольких дней разлуки. Ага, как же!

  Никто же ничего никому не рассказывал, а со стороны не понять, за что учителя страдают. Почему двух наставников выпустили, а остальные под замком сидят?

  Впрочем, оставшихся после всего случившегося тоже отпустили, предварительно взяв клятву, что из деревни они никуда не уйдут, никому сообщать и ничего предпринимать не будут. Наставники угрюмо поклялись, что подтвердили сполохи магии, и разбрелись по домам.

  Допрашивать их без снятых клятв бесполезно. А снимать клятвы, кроме меня некому. Я же, ещё неизвестно, когда на ноги поднимусь. Вот и отпустили арестантов.

  А нам осталось гадать, что за подлянку придумал тролль, что Силашу с женой в такой ситуации только помереть осталось?

  В кровати я провалялся две недели без одного дня. Ох, как надоело! Кажется, все бока отлежал. Вроде, в основном, ел и спал, но всё равно надоело.

  Магии за это время накопилось с гулькин нос. Едва хилый светляк получалось затеплить. Да и тот быстро гас. Одно утешение, что магия всё-таки есть, не перегорел после столь трудных перекидов.

  Верена пояснила, что вся накопившаяся магия уходит на восстановление организма и структуры магической оболочки. Выразилась-то она другими словами, но смысл сказанного был, именно, таким.

  Вспоминая обычный вид своих магических потоков и сравнивая с тем, что было доступно взгляду все эти дни, я соглашался со знахаркой. Изменения были впечатляющими. Истончившаяся паутина структуры постепенно наливалась силой. Не быстро, но безостановочно. И внешне я стал выправляться и выглядел намного лучше, чем в первые дни после ранения.

  – Мяском оброс, – прокомментировала бабуля.

  Угу, может, «мяском» и оброс, а на крыльцо по стенке добирался изрядно.

  Добрался. И офигел. Наш двор кишел оборотнями.

  Я глаза-то вытаращил да по наивности подумал, что они про моё выздоровление прослышали и набежали проведать. Ага.

  Нужен я им!

  Молодые здоровые оборотни собрались во двор на игрища.

  Урсуна до сих пор воспринималась мной, как маленькая. Конечно, она младше, а потому для меня всегда маленькая, не доросшая до тех проблем, что решают взрослые. Наверно, в моём восприятии сестра никогда не повзрослеет.

  А тут вдруг выясняется, что у моей маленькой сестрёнки течка, как у взрослой. И вот, уже в нашем дворе собираются игрища женихов, да, оказывается, и не в первый раз.



Ирина Кочеткова

Отредактировано: 12.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться